О чем грустят греки на чужбине?

О чем грустят греки на чужбине?

06.08.2009 21:17

О чем грустят греки на чужбине?


Иммигранты любят шутить, что любой человек, уехавший жить в чужую страну, становится патриотом. Выражение, которое чаще всего использует иммигрант за границей - «а вот у нас...». Обычно в адаптационный период, а точнее в первые три года, такие сравнения редко бывают в пользу чужой страны.

Потом мы со скрипом подстраиваемся под местные реалии и начинаем находить преимущества жизни в новом месте, понимая, что это «а вот у нас» примерно равносильно ностальгическому «а в тюрьме сейчас ужин, макароны...» из «Джентельмены удачи», другие напротив, часто без особых на то оснований, идеализируют жизнь на родине.

Естественно, даже человеку, прожившему за границей много лет и успевшему обзавестись семьей и работой, всегда будет чего-то не хватать из его «прошлой» жизни. Мне всегда казалось, что всем иммигрантам не хватает одного и того же, поэтому гораздо проще подружиться с иммигрантом, пусть даже и из другой страны, чем с «аборигеном». Безусловно, всем иммигрантам не хватает общения. Все грустят о родных и друзьях, оставленных на родине.
Однако если спросить русского, чего же ему не хватает в его жизни за границей, почти всегда можно услышать: родных, посиделок с чаем на кухне, компании старых друзей, чтобы выпить и поговорить «за жизнь». Нам не столько не хватает березок, соленых огурцов и сала, сколько душевных бесед и книг.

А чего же не хватает грекам, живущим за границей? Я провела небольшой опрос среди греков молодого и среднего возраста, которые прожили на чужбине от двух до двадцати лет.

Семья

Ни для кого не секрет, что в Греции особое отношение к семейным ценностям. Семья значит очень много, а иногда даже слишком много, для греков всех полов и возрастов. Удивительно, но даже после 35-40 лет греческие мужчины остаются в сильной зависимости от своих родителей, не говоря уж о женщинах. И если, живя в Греции, семья, состоящая из трех, а порой и четырех поколений, постоянно собирается вместе, постепенно обзаводясь новыми членами, делит все радости и горести, а также, чего греха таить, и многие финансовые расходы, то иммигранты оказываются в довольно плачевном положении.

Во-первых, отныне заботу об их избалованных маминой кухней желудках приходится переложить на плечи тех, кто даже не пробовал, а зачастую и не хотел бы попробовать, изысканные греческие блюда, например, из бобовых или потрохов разного домашнего скота. Обычно заморские жены способны с удовольствием готовить только малую часть блюд средиземноморской кухни, которые часто ограничиваются греческим салатом и пастицио. Греки тайком глотают слюну, если в телефонном разговоре мама ненароком обмолвится о приготовленном ей на обед блюде, пусть даже это блюдо является худшим воспоминанием детства. Во-вторых, греки привыкли все свои проблемы обсуждать в первую очередь с семьей, а по телефону это сделать не так просто, ведь жестикуляция очень важна для греков, особенно когда речь идет о чем-то эмоционально значимом.

Солнце

Несложно догадаться, что одним из первых пунктов в списке жизненно необходимого, но по странной причине недоступного вне пределов Греции, стоит солнце. Греки, изнывающие от жары под кондиционерами 5 месяцев в году на родине, ощущают страшный недостаток солнечных лучей за границей. Мое предложение принимать витамин Д было встречено возмущением – когда речь идет о Греции, сарказм неуместен. Каждый дождливый день становится в два раза дождливее за границей, именно потому, что обильно омывается слезами греков-иммигрантов. Если бы эти слезы собрать воедино и найти хотя бы небольшую свободную площадь, то можно было бы вполне организовать филиал средиземного моря для греков в добровольной ссылке. Конечно, таких пляжей, как в Греции, нет нигде в мире, с этим сложно спорить, но немного теплого моря, согласитесь, скрасило бы существование греков за рубежом.

Шум

Другой необходимой составляющей греческой жизни на родине и практически отсутствующей за границей, исключая столицы, является шум. Сколько раз я слышу от москвичей восхищенное «ах, как же тут тихо!», столько же раз приходится мне слышать от греков возмущенное «как же тут тихо, черт побери!». Казалось бы, живи наслаждайся тишиной! Нет, грек без толпы и шума чувствует себя оторванным от жизни – ведь где-то почти круглосуточно пьют кофе, курят, шумят и веселятся, а тут тишина и пустота. Поэтому греки, даже при полном неумении пользоваться интернетом, находят на чужбине себе подобных, заводят дружбу, собираются вместе и ШУМЯТ. Мне, как представителю более тихой культуры, приходилось сначала несладко – из домов греков я всегда уходила с головной болью. Ведь где грек, там уже шум, а если греков больше одного, то необходим аккомпанемент из греческой музыки, вина, мяса и громких разговоров. Только тогда грек погружается в атмосферу, сравнимую с той, что царит на его родине, и чувствует, что он живет. Нам же, русским, для этого достаточно кухни, чая и одного хорошего собеседника.

Скорость

Греческая эмоциональность с трудом находит выход в спокойном зарубежье. Наверное, за исключением немецких автобанов, на греков сильно давит ограничение скорости на дорогах. Все знакомые мне греки выбирают дороги без камер наблюдения и радаров и гонят что есть мочи. И все же, если в Греции «не сильно разгоняться» это 130-140 км/ч, то за границей это уже максимальная скорость, которую может себе позволить горячий грек, ведь изъятые права не так просто вернуть.

Арбузы

Как ни странно, нечасто можно услышать от греков о безвкусных фруктах и овощах, но то, что задевает грека до глубины души - это арбуз, продающийся дольками за «бешеные» деньги. Он всегда имеет вкус травы, ну за исключением случаев, когда вообще не имеет никакого вкуса, всегда недозрелый или перезрелый, всегда слишком маленький, и что самое ужасное – в нем нет косточек!

Блат

Еще одно ужасающее неудобство жизни за границей заключается в том, что до понятий «блат» и «знакомство» местная реальность пока не додумалась. Все приходится делать «как все», ждать сколько положено и платить наравне с другими. Немногие греки замечают, что это часто окупается отсутствием излишней бюрократии.

Впрочем, разговоров о бюрократии с греками лучше не заводить. На них накатывает ностальгия по прокуренным тесным комнаткам государственных служащих, неторопливо посасывающих фраппе и занимающихся личными делами вместо обслуживания населения. На чужбине и работать приходится наравне со всеми, по неудобному расписанию (без сиесты, как можно?!), а заниматься на рабочем месте своими делами никто не даст – заложат сейчас же.

Кофе

Кофе – это отдельный разговор. Какой еще официант, кроме греческого, поймет, что «полторы полторы без» относится к пропорциям кофе и сахара для фраппе без молока? И вообще, как можно не знать о фраппе, фреддо, фреддочино, эллинико купато? А лучшее изобретение человечества после колеса и бузуки? Газаки! Почему они продаются исключительно в магазинах «Все для кемпинга» и стоят немалых денег? Какой кемпинг, позвольте?! Маленькая газовая горелка, использующаяся для варки кофе, есть на любой греческой кухне, даже в самом богатом и шикарном доме!

Бузуки

Разумеется, горе грека было бы неполным, если бы там, куда занесла его судьба, была бы ночная жизнь и бузуки. Нет, не бары с западной дискотечной музыкой, где нельзя даже курить, а ЖИЗНЬ, настоящая ночная жизнь. Голод грека по бузуки растет с каждым днем, проведенным в вымирающей в 22-00 (а то и раньше) загранице и удовлетворяется сполна по приезду на родину.

Грека, прожившего вдали от отчего дома хотя бы полгода, можно в первые дни после приезда в Грецию на каникулы узнать по необычайно здоровому цвету лица, подтянутой фигуре, отсутствию сигареты в руке и тихому голосу, а в последующие недели - по темным кругам под глазами, невыспавшемуся, но счастливому виду и огоньку в глазах. Этого грека невозможно увидеть в помещении – он живет на пляже, в кафе, барах, на дискотеках и бузуки. Он до отвала наедается гиросом, сувлаки, пережаренными бифштексами, мусакой, фаршированными перцами, бараньими ребрышками, жареными кальмарами, мелкими хрустящими рыбешками, фетой и греческим древенским салатом с настоящими вкусными помидорами, заливает все это литрами колы, рецины, узо и вина, набирает от 5 до 10 лишних килограммов и отправляется обратно... нет! не пресыщенным и одуревшим от суеты и вечного настроения праздника, царящих в Греции, нет! Он возвращается неудовлетворенный, не успевший (за 6 недель) вобрать в себя всё солнце, море, кофе и оливковое масло Греции, повеселиться с друзьями, повидать всех родственников (неудивительно, при таком-то количестве!) и просто надышаться греческим волшебным воздухом. Еще полгода безрадостного существования и... ура, Рождество в Греции с семьей!

Елена Романова. Специально для проекта «Греция от Greek.ru»

Количество показов: 4188