Райские острова, где русским рады

30.01.2008 23:16

Райские острова, где русским рады

Единственным раем на земле назвала Грецию Татьяна Толстая в своем знаменитом эссе «Нехоженая Греция». Прочитав его, многие любознательные граждане России решили во что бы то ни стало в этом раю побывать, тем более что автор - дама не из романтиков, и для читателей ее романтически-пасторальные воздыхания послужили самыми надежными рекомендациями. Когда мы два года назад впервые отправлялись в Грецию вместе с большой группой питерской интеллигенции и гидом - сотрудником Эрмитажа, выяснилось, что больше половины нашей компании это эссе прочитали. Так что, думается, туроператоры должны заплатить Толстой хорошие комиссионные.

Два года назад нам посчастливилось в одном греческом магазинчике приобрести книгу «777 греческих островов» Янниса Десиприса на русском языке, но мы не позволили себе даже помечтать о путешествиях на острова - это казалось нереальным. Не столько по финансовым соображениям, сколько по причине их удаленности, как мы думали, от основных дорог привычной нам цивилизации. Прошел всего год, и вдруг туристический рынок сделал предложение, от которого мы не смогли отказаться, - двухнедельный тур на остров Крит, самый южный остров Европы (200 км по морю до Африки) и самый большой из всех греческих! А позже мы удостоверились, что все крупные греческие острова имеют свои аэропорты (часто не один), морские порты и по-европейски развитую инфраструктуру: дороги, отели, магазины, места отдыха. Но главное, что нас интересовало, о чем так заразительно писала Толстая и что с античных времен культурное человечество называет «гением места», - изумительная природа, наследие древнейших цивилизаций, влиявших и до сих пор влияющих на нашу жизнь, гостеприимство местных жителей, особенно по отношению к русским, и растворенный в воздухе необъяснимый, но уловимый привкус рая…

В гостях у Минотавра

Мы с компанией прилетели на Крит 9 мая и уже во время захода на посадку испытали острые ощущения. Посадочная полоса в аэропорту столицы Крита Ираклиона уходит прямо в море. И когда самолет заходил на посадку, на беспредельной скорости сближаясь с водной гладью, казалось, что все мы, экипаж и пассажиры самолета, через несколько минут пожалуем в гости к суровому Посейдону.

Температура воздуха на острове была около 20 С, воды - не более 18 С. И любители морской стихии из нашей компании не раздумывая погрузились в водную пучину, кстати, самую чистую во всем Средиземноморье. Много лет подряд Греция получает от Евросоюза различные награды и верхние строчки в рейтингах за самую лучшую экологию моря, чем очень гордится. Пляжи здесь, как на материке, так и на островах, тоже очень чистые. В курортном городке Херсониссос (по-нашему просто Херсонес), где мы жили, пляжей много, и почти все они песчаные.

Самый фешенебельный критский город - Агиос Николаос (то есть Святой Николай, в честь которого названы многие российские храмы, улицы и кремлевские башни и который бывал на Крите в IV в., оставив действующие до сих пор источники). Здесь пляжей всего два, но туристы, как правило, останавливаются в его окрестностях. Чем ближе к городу, тем дороже отели - стоимость номера порядка 500 евро в сутки. Они имеют прямой выход к морю, и селятся в них обычно русские олигархи. На своих самолетах они прилетают в аэропорт Ираклиона, оставляют обслуживающий персонал на связи и развлекаются в Агиос Николаос как могут. Богатых русских здесь любят за их щедрость, и даже нам досталось немного любви за их счет.

В роскошном арт-салоне хозяйка-бельгийка полчаса с радостью рассказывала нам, как они не глядя скупают полмагазина, и даже разрешила сфотографировать экспонаты и интерьер салона (в нашей компании был дизайнер по интерьерам), чего обычно не позволяют в таких местах, дабы соблюсти авторское право. А когда мы зашли в английский бар выпить апельсинового сока, из-за усталости от полуденного зноя почти не глядя на хозяйку - рыжую толстушку, она сама вдруг пристала к нам с вопросом, откуда мы. Услышав в ответ: «From Russia», она просияла по-русски открытой улыбкой и выдала нам: «О, спасыбо!» (Заметим, что кроме сока мы больше не купили ничего.) Узнав, что хозяйка бара из Англии, мы поинтересовались, что она делает на Крите, так далеко от цивилизованной родины. И та с блаженной улыбкой поделилась своим счастьем: здесь солнце почти круглый год, ослепительно-синее море, беззаботная жизнь, а что в этой Англии - холод, туман и сплошные проблемы! Общение с европейскими дамами нас приятно поразило: мы никогда не думали, что осчастливим кого-то только тем, что мы русские.

Если вам доведется побывать на Крите, обязательно посетите местечко Элунда в получасе езды от города Агиос Николаос. Среди всех критских городов и селений, на наш взгляд, оно претендует на звание местного рая. Если подняться над Элундой вверх по горной дороге, взгляду откроется удивительная панорама морского залива с множеством мелких и крупных островов и извилистым берегом с тавернами, гостиницами и пляжами. Вода в заливе такой пронзительной и глубокой синевы, а очертания островов и растений настолько изящны, что может показаться, будто это пейзаж, усовершенствованный фотошопом. А вообще, Грецию без сомнений можно назвать страной-рекордсменкой по количеству таких райских мест на единицу площади.

В Элунде по совету менеджера нашего отеля, который по совместительству оказался преподавателем на факультете туризма в университете Крита, мы побывали в таверне «Октопус» (по-русски «Осьминог»), специализирующейся на меню из свежайших продуктов моря, где за ужином посетителям предлагается утренний улов. Сидя на веранде таверны, расположенной прямо на морском берегу, мы слушали шуршащие звуки морского прибоя, наблюдали, как хозяин кормит хлебом резвящуюся в морской стихии рыбу, и все происходящее казалось нам раем. Обед, за которым подали все жареное - рыбу, осьминогов, креветок, кальмаров - тоже был достоин обитателей рая. Через несколько дней мы ужинали в другой морской таверне, в местечке Малья, в получасе езды от Херсониссоса, где все продукты были приготовлены на гриле, и, сравнив две трапезы, решили, что жареные морепродукты гораздо вкуснее.

В получасе езды от Ираклиона находится самый знаменитый археологический объект Крита и один из самых известных во всем мире - город Кносс с развалинами дворца древнего царя Миноса, где тысячи лет назад в лабиринте страшного чудовища Минотавра погибали люди. Это было в крито-микенскую эпоху, одну из самых развитых в истории человечества и самых загадочных для нас, поскольку гибель ее произошла внезапно, да и следов осталось мало. Сейчас дворцовый комплекс реконструируют, но лабиринта мы там не обнаружили. По одной из версий, недалеко от этого места находился еще один дворец Минотавра, как раз с лабиринтом. А сам Минотавр был царевичем-уродцем, которого прятали от людских взоров, и молва приписала ему черты быка, священного животного критян.

Открытие Атлантиды

Ученые, исследующие феномен крито-микенской культуры, сходятся во мнении, что причиной ее гибели явились сильнейшее землетрясение с эпицентром на расстоянии около 100 км от Крита и мощное цунами, накрывшее остров. Эти природные катаклизмы были вызваны извержением вулкана на острове Фира, в результате которого он раскололся на несколько частей. Одни ушли под воду, другие выросли из земных недр и высоко поднялись над морем. По мнению ученых, именно Крит с Фирой были той цветущей Атлантидой, о гибели которой человечество сохранило память в легендах, упоминаемых античным философом Платоном.

Добраться с Крита до Фиры можно за два с лишним часа по морю на катамаране или пароме. Только сейчас остров носит название Санторини, данное ему в Средние века (Санта Ирини - Святая Ирина, в честь которой была названа самая знаменитая церковь на острове). Но столица острова сохранила древнее имя - Фира. Санторини - самый дорогой и престижный остров Греции, где все заточено под богатых туристов из Европы, поэтому русский говор здесь практически не слышен. Даже некоторые греки возмущаются тем, что все на Санторини выставляется на продажу - каждый камень и пылинка. Но нам остров открылся самыми замечательными сторонами своей жизни.

Издалека Санторини похож на высокий многослойный торт из цветных вулканических пород с белыми «графскими развалинами» на самом верху - домиками и церквушками кикладской архитектуры. Своей фасадной частью он вырос высоко над уровнем моря в результате извержения вулкана, так что оказаться в столице острова можно, только поднявшись вверх на фуникулере, автотранспорте или осликах. Кстати, местная зигзагообразная «чкаловская лестница» гораздо протяженнее нашей, но никаких набережных здесь нет. Искупаться в море и поваляться под солнцем на пляже (черно-красном от вулканических пород) можно только в «нефасадной» части острова, поэтому во всех дворах обязательно есть бассейны.
В выставочном зале Фиры мы попали на экспозицию древнейших микенских фресок 3-тысячелетней давности, и это знакомство с искусством Атлантиды произвело на нас неизгладимое впечатление. А случайно оказавшийся рядом с нами местный профессор-искусствовед заставил оценить уникальность события, назвав нас счастливчиками, прикоснувшимися к вечности. Мы также побывали на пустынном острове в 20 минутах пути от Санторини, где до сих пор дымит вулкан, уничтоживший целую эпоху и не похожий на привычные нам вулканические объекты: его жерло находится в стене впадины, а не на возвышенности, и кажется вполне безобидным серным гейзером.

Мы также насладились закатом в городе Ия, который все греческие путеводители называют самым романтичным в стране. Оказались мы там тоже романтичным образом. Высчитав по карте всего 10 км от Фиры до Ии, мы решили пройти их пешком высоко над обрывом, но сбились с пути. Выйдя на трассу, увидели идиллическую картину: пожилой грек собирал полевые цветы (как выяснилось позже, для своего отеля), а в стоявшей рядом машине сидели два грустящих спаниеля. Он сказал нам, что до Ии 8 км (а солнце уже клонилось к западу), и предложил подвезти. На наше сожаление о том, что мы плохо говорим по-английски, он ответил: «I am too» - и за 15 минут рассказал о себе все: что его жена из Австрии, где он проводит первую половину года, а летнюю - на Санторини, где у него отель, в котором работает в том числе и русскоязычный персонал. Такое спонтанное приятное общение с незнакомыми людьми - для греков обычное дело: они все в разной степени владеют английским и легко идут на контакт. В последнее время от обслуживающего персонала в отелях и тавернах можно услышать и русские фразы. Так, в одном из кафе официант, подавший нам кофе, сначала произнес заздравный тост по-гречески: «Ямас», а потом и по-русски: «За здравие!»

Патмос - остров Апокалипсиса

Острова составляют не меньше половины площади греческого государства, поэтому водное сообщение - главный вид местных коммуникаций. Путешествуя по островам на катамаране, мы наблюдали колоритные сцены греческого быта, где высокие достижения цивилизации соседствуют с провинциальной простотой и общинностью. Почтовые сообщения, посылки и передачки - от персидских ковров до мобильных телефонов - доставляются моряками из рук в руки местным жителям, которые приезжают к причалу на всех видах транспорта и даже босиком на скутере (видимо, в спешке забыв про обувь). На катамараны загружают все что угодно - от колясок с детьми до автомобилей, а также скутеров с сидящими на них собачками, вцепившимися в багажник, руль и сиденье.

Прибыв на Патмос, мы остановились недалеко от набережной в отеле с гордым названием Rex, оказавшемся на поверку меблированными комнатами в старинном сицилийском духе - с семейными портретами начала ХХ в. в громоздких рамах, с широкими кроватями из настоящего дерева, застеленными льняными простынями с кружевами. Нас встретили две старушки… язык не поворачивается сказать «на ресепшне», скорее в гостиной, которые ни слова не говорили по-английски. Та, которая была постарше, поинтересовалась, не говорим ли мы по-итальянски, на что мы, владеющие необходимым минимум итальянских фраз, отреагировали бурным восторгом.

Позднее выяснилось, что в начале ХХ в. островом владели итальянцы, поэтому все пожилые жители когда-то изучали этот язык. Старушки «познакомили» нас со всеми предками на портретах и несколько раз уточняли, с какой целью мы приехали на Патмос - работать или отдыхать (видимо, русские гастарбайтеры им привычнее, чем русские туристы). А когда мы попросили их на прощание сфотографироваться с нами, они расчувствовались и подарили небольшие магниты с изображением апостола Иоанна Богослова, написавшего, как известно, одно из четырех Евангелий и книгу Апокалипсиса - самую загадочную из Библейского канона. Именно на Патмосе в конце I в. нашей эры он писал Апокалипсис, будучи сосланным сюда на два года за проповедь христианства. И с тех пор две тысячи лет все, кому не чужд интерес к мировой культуре, стремятся побывать здесь, чтобы собственными глазами увидеть пещеру, в которой был заключен апостол и в которой он диктовал огненные слова Апокалипсиса своему ученику Прохору.

Мы тоже побывали в этой пещере (сейчас она находится внутри православного греческого храма) и поразились простотой строений этого комплекса - никакой масштабности или грандиозности, зато столько уюта! Входя в невысокую дверь двора, не подозреваешь, что через три метра начнутся излюбленные греческие архитектурные сюрпризы-лабиринты: резкие повороты через три ступеньки, за которыми на выбеленных стенах темнеют двери миниатюрных церквушек, маленькие куполочки с шоколадной или выбеленной черепицей. Храм, построенный над пещерой Апокалипсиса, очень небольшой и, как многие церкви в Греции, наполовину «врос» в скалу. Часть скалы неровным потолком нависает над алтарем церкви, оставляя не более двух метров до пола, так что высокому человеку приходится здесь пригибаться.

На самой высокой точке Патмоса возвышается средневековый монастырь святого Иоанна с высоченными зубчатыми стенами венецианской архитектуры. Его окружает древний византийский город под названием Хора (в переводе с древнегреческого «часть, страна»). Ослепительной белизны домики, как будто вылепленные чьей-то могущественной рукой, играют с гостем в увлекательную игру: идя по узким кривым улочкам, не догадываешься, что увидишь в следующую секунду - древнейшую базилику размером два на полтора метра или уютное крыльцо, раскрашенное голубой или лиловой краской, с лениво разлегшимся на ступеньках котом. Такие Хоры были известны еще в античной Элладе и сегодня встречаются во многих исторических городах страны.

Хора Патмоса - одна из самых живописных в Греции, хотя и не самая древняя - всего лишь Х в. нашей эры. Гуляя по ее улочкам, можно насчитать около двух десятков церквей, в основном небольших, чьи черепичные крыши создают неповторимую линию горизонта на фоне гор и пронзительно синего моря.
Время здесь как будто застыло. На узких улочках не встретишь легковых машин (они просто не смогут проехать!), самое быстрое средство передвижения - скутеры, на которых перевозят и домашних животных. Поэтому мы нисколько не удивились, услышав за углом грохот и в следующую секунду увидев, как почтенное семейство «доставляет» из одного дома в другой на небольшой тележке огромные часы высотой полтора метра - настоящий антиквариат. Пока мы сидели на главной площади Хоры (очень маленькой, примерно десять на пятнадцать метров) в таверне за чашкой кофе, это семейство несколько раз с грохотом пересекло площадь, вслед за часами переправив на тележке стулья, шкаф и разную домашнюю утварь. Глядя на эту «средневековую» картинку, мы думали о том, что время не властно над устоями местных жителей, и, наверное, примерно таким же образом несколько поколений назад эти же самые часы и стулья перевозили их бабушки и дедушки.

Здесь, на старинной площади Хоры, мы в который раз явились свидетелями давней и горячей любви греков к русским. Узнав, что мы из России, старик, сидевший за соседним столиком, символически подарил нам по веточке базилика, приложив руку к сердцу и трогательно произнеся неведомые нам греческие слова любви.

Мы отплывали с Патмоса в ослепительно солнечный полдень, и когда самая высокая точка острова с зубчатыми стенами монастыря святого Иоанна начала расплываться в туманной дали, твердо решили, что это наше путешествие сюда не последнее.

На острове Родосского Колосса

Собираясь на Родос, четвертый по величине греческий остров, мы были настроены на встречу с великой античностью: огромная статуя Колосса Родосского была в древности одним из семи чудес света, а жители города Линдоса - создателями Кодекса морского права, до сих пор регламентирующего навигационную жизнь всего цивилизованного мира. В старой гавани, где когда-то стоял Колосс (его, по слухам, даже хотел восстановить наш вездесущий Церетели), мы обнаружили скульптуры оленя и оленихи, позднее узнав, что на гербе Родоса изображен олень, которого мы потом нередко встречали на мозаичных мостовых и стенах зданий. А когда, улетая с Родоса в Москву, мы встретили в аэропорту представителей российской культурной общественности, принимавшей участие в международном форуме «Диалог цивилизаций», мы ясно ощутили, что Родос для нас, как Крым или Кавказ, - наша территория.

Каждый турист на Родосе, озирая местные красоты из окон автобуса, идущего из аэропорта в пункт назначения, испытает чувство изумления перед грандиозностью такой картины: на одной из самых высоких вершин острова установлен крест высотой не меньше девятиэтажного дома, который видно практически отовсюду (греческий пейзаж без крестов и церквей вообще не представим). Крест потрясает своей величиной, особенно когда подсвечивается в темное время суток, напоминая известную статую Христа в Бразилии, признанную недавно одним из семи современных чудес света.
Место, где установлен крест, называется Филеримос, по имени монаха, который в Средние века поселился на горе и основал небольшой монастырь. Поднявшись внутри креста по высокой винтовой лестнице, мы оценили уникальность видовой площадки на балконах - перекладинах креста. Отсюда весь остров просматривается как на ладони, видно даже посадочную полосу аэропорта. В противоположной стороне от креста, также на краю плато, расположены строения монастыря. Здесь нет монахов, на объектах ведутся восстановительные работы, а место дышит каким-то неземным покоем и уютом. Пробыв три часа, мы все никак не могли надышаться этим духом и едва не опоздали на автобус. Поздняя византийская архитектура монастырских строений - из охристого известняка, с галереями и арочными сводами, изящными округлыми лесенками и балкончиками, уютные дворики, расцвеченные пышными кустами бугенвилий и устремленными ввысь эвкалиптами, ажурные аллеи из можжевельника вызвали редкое ощущение родного дома.

Родос - остров высоких гор и живописных бухт. Он представляет собой широкий диск, стоящий на «ножке», уходящей под воду, и, по мнению ученых, может быть затоплен в случае сильного землетрясения или наводнения. Но горы «растут» здесь на самом берегу и вместе с голубыми бухтами и заливами создают невероятной красоты пейзажи. На вершинах гор, как правило, стоят античные акрополи или средневековые монастыри.

В один из них мы попали случайно, проехав нужную остановку. Водитель начал на нас ворчать, но мы объяснили ему, что впервые здесь, и попросили наобум высадить у горы под названием Дзамбика, обозначенной на карте большим крестом. Он спросил, откуда мы. Услышав в ответ английское «Раша», переспросил: «Россия?» (греки всегда говорят не «Раша», а «Россия») и, неожиданно сменив гнев на милость, вдруг закричал, что любит Россию, русских и, разумеется, нас. Поинтересовался нашими именами, назвал свое - Тимми (мы озвучили ему по-русски: Тимофей), всучил нам 1 евро и попросил поставить за него 5 свечей в церкви Богородицы Дзамбика, стоящей на самом верху горы.

Подняться туда можно было только пешком. При этом каждого ожидало испытание: рядом с крутым подъемом сидел пожилой грек, раскладывал в пакеты цемент, сгруженный в две большие кучи (машины наверх не проедут), и просил помочь их донести. Глядя на пакеты с цементом, брошенные на разных участках дороги, мы оценили сложность задачи и скромно взяли по одному пакету (крупные гречанки несли по два, а один немец - четыре!). В церкви Богородицы Дзамбика активно ведутся строительные работы, но богослужений пока нет. Зато сюда сплошной вереницей идут (вверх в гору!) греки, поляки, немцы, французы, итальянцы, русские, и все ведут себя одинаково благоговейно (считается, что икона Богородицы Дзамбика чудотворная). А потом долго не спускаются вниз, находясь вровень с облаками и наслаждаясь роскошными видами…

Когда-то в начале всемирной истории рай был создан Богом для человека, и, не в силах отказать себе в наслаждении бывать в земном раю хотя бы раз в год, следующей целью своего путешествия мы наметили греческий остров Корфу.

Светлана Высоцкая

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 3571

ИСТОЧНИК: http://www.extra-n.ru/





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.