Кого рассердила Деметра?

Кого рассердила Деметра?

30.07.2011 03:13
Каждый очередной сезон археологических раскопок на Елизаветовском городище, одном из крупнейших в Европе памятников античного времени, приносит новые находки. Они, как кусочки головоломки, дополняют уже имеющуюся картину жизни тех, кто жил на берегу реки Танаис, которую мы сегодня называем Дон, за 3­400 лет до рождения Христа. А иногда вновь найденные артефакты в чем­-то изменяют уже сложившиеся представления. Так случилось и в этом сезоне. «Виной» всему — три Деметры.

Нынешним летом экспедиция Научно-­методического центра археологии ПИ ЮФУ исследовала возвышенную и укрепленную часть античного города — акрополь, где греки обычно располагали храмы, посвященные богам. Потому археологи не особенно удивились, когда наткнулись на мощное монументальное сооружение, сложенное из крупных каменных блоков — по логике оно должно было быть именно здесь. Судя по находкам внутри него, можно предположить, что обнаружен храмовый комплекс. На эту мысль наводит и тот факт, что буквально через дорогу от нынешнего сооружения ранее был найден храм с алтарем.

О, Деметра…

В ныне обнаруженном сооружении найдены керамические изображения Деметры, греческой богини плодородия, весьма почитаемой греками. Правда, не совсем понятно, почему греки­-поселенцы поклонялись богине плодородия в краях, где земледелием не занимались, зато уважали рыболовство. Изображение Нептуна, наверное, было бы уместнее в поселении, расположенном на берегу такой большой и изобилующей рыбой реки, какой был Танаис-­Дон в античные времена. И, тем не менее, практически в каждом жилище местных греков обнаруживается именно фигурка Деметры. В каменном сооружении, открытом в нынешний сезон, таких изображений найдено целых три! Точнее, лишь их отдельные фрагменты. Выходит, все три изображения разбиты. Причем, не археологами — по неосторожности, и не скифами — поскольку даже варвары не трогали чужие святыни. Сделали ли это сами греки еще в античные времена? И если это так, то за что же они так рассердились на свою богиню? Здесь же обнаружены и другие интересные находки, подтверждающие предположение археологов. Неподалеку от изображений богини найдены разнообразные бусы — и простые керамические, и сделанные из желтого металла. Женщины — и скромного достатка, и состоятельные ­ несли в дар Деметре, что могли. Взамен они просили у богини плодородия не только зачатия, здорового потомства, но и успеха в любовных делах. А вот лежащие почти рядом другие находки наводят на мысль, что Деметра «распоряжалась» и деловыми успехами греков. Каменное грузило для рыбацкой сети мог принести только рыбак ­ в надежде на хороший улов. Два круглых камня для пращи — подношение воина, возможно, амазонки. Каменное же пряслице не обязательно дар от пряхи. Нить античные греки ассоциировали с нитью жизни. А потому, не исключено, что это подношение ­ лишь просьба о продлении чьей-­то жизни…

Восток или запад?

Храмы, посвященные богам, греки располагали входом на восток — первые же лучи солнца падали на лицо бога, чье изображение размещалось как раз напротив двери. Солнечные блики играли на лице божества, и создавалась иллюзия, что бог то хмурится, то улыбается — у молящегося было полное ощущение, что бог живо реагирует на его молитвы.

А вот храмы, посвященные героям ­ Ахиллесу, Гераклу, Тесею, — были развернуты входом на запад. Греки верили, что тартар, царство мертвых, расположено там, где садится солнце. А герои, как известно, в отличие от богов — смертны…

И хотя археологи почти убеждены, что храм посвящен богине, окончательный вывод можно будет сделать лишь тогда, когда обнаружится вход в него. Куда он будет обращен: на восток или на запад?

В добром соседстве

Находки нынешнего сезона для непосвященных — лишь интересные артефакты античных времен, которые так заботливо сохранила земля. Но для археологов — это повод существенно дополнить и даже переосмыслить ранее сложившиеся представления о жизни греков в северном Причерноморье в ­IV веке до новой эры.

«Если подтвердится, что это сооружение — действительно храм, то мы сможем смело говорить о том, что греки, появившиеся в дельте Танаиса поначалу как гости в скифском городище, где имели лишь отдельный квартал, постепенно стали здесь полноправными жителями. И когда им понадобился храм — построили его, ­рассуждает руководитель экспедиции, профессор Виктор Копылов. — Значит, можно говорить об отсутствии вражды между греками и скифами, а такая точка зрения довольно долго имела место среди специалистов. Но мы ясно видим, что антагонистами они не были. Наоборот ­ жили бок о бок, обменивались ремесленными технологиями, чтили соседские святыни. То есть контакт был постоянный, если говорить современным языком. И судя по ряду находок, появились они здесь не в третьей четверти IV века до н.э., как считалось прежде, но намного раньше».

Выгоды перекрестка

Ростов часто называют портом пяти морей, но о том, что дельта Танаиса-­Дона ­ удивительный географический перекресток, знали еще античные греки, у которых предпринимательский нюх был чрезвычайно развит. Потому они так рано и появились здесь в холодном для теплолюбивых греков скифском поселении, которое считали своего рода связующим звеном между Европой и Азией. С севера, где жили славянские племена, сюда привозили зерно. Из Центральной Азии везли удивительные товары, позже давшие название Великому шелковому пути. С Кавказа, Урала, Донецкого кряжа в дельту Танаиса привозили металл. Кстати сказать, путь из Ольвии (территория нынешней Украины, район между Николаевым и Очаковым) на Урал можно найти в описаниях Геродота.

Поступающее в дельту Танаиса сырье можно было экспортировать в страны Средиземноморья — и тем довольствоваться. Но смекалистые греки предпочли другое — «сели» на перекресток и стали из сравнительно дешевого сырья самостоятельно изготовлять товары, которые и распространяли, богатея намного быстрее, чем на родине.

Это подтверждает находка нынешнего сезона, обнаруженная в «доме» металлурга, о котором «НВ» писало год назад, ­ тогда была открыта металлургическая печь, в которой изготовлялись бронзовые изделия с использованием уральской меди. Сейчас здесь же найден удивительный по изяществу чернолаковый килик — сосуд, из которого богатые греки пили вино. Но тот факт, что находка обнаружена в доме ремесленника, подтверждает — его доходы позволяли ему покупать дорогую, привезенную издалека, посуду. А еще доказывает, что человек за прошедшие тысячелетия мало изменился — стремление к успеху, любовь к деньгам, тщеславие – все было при нем еще в античные времена.

Скажи мне, что ты пьешь…

Судя по клеймам на фрагментах сосудов, которые археологи находят в Елизаветовском городище, вкусы греков и скифов в отношении вина существенно расходились. Варвары охотно и в больших количествах пили не слишком качественное и потому дешевое вино, привезенное из Гераклеи Понтийской, что на территории современной Турции. А вот греки предпочитали изысканные вина из средиземноморских центров — Коса, Тасоса, Хиоса, Лесбоса, где рос прекрасный виноград, а культура виноделия и в античные времена была высока. И тот факт, что дорогое вино доставлялось на край света — в далекие скифские земли — свидетельствует о том, что на берегах Танаиса греческие купцы и умелые ремесленники явно процветали. Хотя и среди греков здесь были неудачники, жившие на окраинах городища далеко от порта. Они ели из простой посуды и пили такое же дешевое вино, как и их соседи скифы. И подтверждают это все те же находки археологов…

Елена Слепцова.
Источник:  http://www.nvgazeta.ru

Количество показов: 4323
Автор:

О цитировании наших новостей в других СМИ.