История иностранца: Грек Стратос Сиурдакис — о радушии русских, набережных и местной фете

История иностранца: Грек Стратос Сиурдакис — о радушии русских, набережных и местной фете

14.08.2014 03:31
Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.

Преподаватель греческого языка, а в прошлом — владелец строительной фирмы рассказал «Бумаге», как Россия изменила его планы на жизнь, какие мысли здесь ему не дают покоя и что в Петербурге напоминает об Афинах.

Чему вас научила Россия?

Первый раз я приехал в Петербург в 2008 году, а до этого успел побывать в 18 странах. Я был восхищен: тут очень красиво и крайне гостеприимные люди. Я заметил, что из-за того, что я грек, ко мне относились с большим радушием — у нас одна религия, нас объединяет история языка. Греки, в свою очередь, считают русских братьями.

Пять лет назад я разговорился с девушками в кафе на Невском, русский знал плохо, поэтому говорил на английском. Мимо прошли двое мужчин, посмотрели на меня и что-то сказали — предполагаю, что что-то плохое. Они думали, что я из Америки, но когда девушки объяснили, что я грек из Афин, мужчины заулыбались и даже угостили меня пивом. Не знаю почему, но я чувствую, что в Петербурге отличаюсь от других иностранцев.

Люди здесь не такие, как европейцы, и слава богу. Мне кажется, в них меньше снобизма и пафоса: русские охотно помогают, угощают, радушно принимают. В Париже, когда я по-английски спросил дорогу, на меня даже не посмотрели. При этом, по сравнению с греками, русские — суровый народ, иногда грубый. Мы совсем не такие: мы скорее как девушки — очень дружелюбные, все время улыбаемся. Греки более общительные: у нас вся жизнь проходит на улице, на балконах, мы часто собираемся большими компаниями. В Петербурге холоднее, поэтому люди более разобщены.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Санкт-Петербург?

В Петербурге я попробовал то, что тут называют «фета», но это, конечно, не фета — это асбест. Но в быту меня все устраивает. Единственное, что не дает покоя, — в Греции люди фактически голодают. Мы очень веселый народ, но за последние три-четыре года из-за кризиса растет количество самоубийств. У меня там тоже началась депрессия, когда пострадал мой бизнес. Проблема Греции — моя проблема.

Какие люди сыграли для вас важную роль?

В 2008 году я приехал в гости к армейскому другу Телемахосу, он живет тут около десяти лет. Приезжая в чужую страну, важно знать, что есть кто-то рядом. Так ты чувствуешь себя сильнее и можешь сделать шаг вперед. Теперь у меня в России семья. Мы в Греции обычно женимся после 40, женщины выходят замуж после 30. Когда местные девушки пять лет назад узнавали, что я никогда не был женат, думали, что со мной что-то не так. Я планировал жениться не раньше 50, но появилась прекрасная женщина, которая захватила меня, планы изменились — и вот у нас сын Николас.

Пять находок в Санкт-Петербурге

1. Квас. Когда я впервые его попробовал, мне совсем не понравилось, потом — более или менее, а теперь очень его люблю и всегда держу в холодильнике.
2. Знакомства. В России, если женщине интересно с тобой познакомиться, она это показывает. В Греции — наоборот, даже если она очень хочет познакомиться с тобой, никогда не покажет этого. Такой менталитет. Может быть, это мода, но теперь у многих греков русские жены.
3. Мосты и набережные. Оттуда обычно открывается удивительный вид. Люблю смотреть на исторические здания: петербургская архитектура напоминает мне об Афинах.
4. Оливье. В Греции салат — это свежие овощи. В России салат — это что-то с майонезом, что может храниться неделю. У нас оливье называется «русским салатом»: это отвратительное блюдо, но тут он очень вкусный. Наверное, греки что-то неправильно копируют.
5. Окраины Петербурга. Центр Петербурга очень красивый, но для ребенка тут слишком шумно. Сейчас мы живем на Парнасе, там рядом лес, можно гулять. И мне уже не 20 лет, хочется больше покоя.

Зачем вы здесь?

Я все еще чувствую себя туристом в Петербурге. Разница лишь в том, что теперь я хожу по городу с закрытым ртом, не удивляюсь всему, как раньше. Шесть лет назад мне тут так понравилось, что я стал искать повод, чтобы приехать еще. Вернувшись в Грецию, стал изучать русский язык. Занимался очень активно — за три года прошел пять курсов, учился по восемь часов в неделю. В Греции у меня была строительная компания, но из-за кризиса стройки остановились, квартиры не покупали. По профессии я инженер, но работал на волонтерских началах с мигрантами, учил их языку, поэтому у меня уже большой опыт преподавания.

Мысли о Греции доставляют мне боль. Последний раз я был там полтора месяца назад: люди уже очень изменились. Из-за безработицы греки, как зомби, слоняются по дорогам, разговаривают сами с собой. В мире все думают, что греки ленивые, отдыхают на море и с утра до вечера пьют кофе, но это не так. Страну распродают за копейки, люди это видят, но не реагируют. Демократия родилась в Греции, но там же и умерла или уехала за границу и сделала карьеру. Тут я чувствую, что могу работать. Пока у меня нет документов, позволяющих работать, но я вижу интерес к греческому языку, а значит, я буду востребован.
Источник:  http://paperpaper.ru

Количество показов: 4541
Автор:

О цитировании наших новостей в других СМИ.