Жаркие Афины

Жаркие Афины

03.11.2010 10:00

Жаркие Афины

На крыше автомобиля спит кошка.  На заднем плане -  блестящее темным стеклом супер-современное здание, углом врезающееся в  Парфенон. 

Я знала, что блуждая по улицам Афин, рано или поздно увижу Акрополь. Почти заблудилась, забрела в какой-то проходной  маленький дворик, открыла калитку и вот…  Кошка лениво подняла голову и нехотя ускользнула от объектива. Выхожу на  пешеходную улицу,  заказываю  кофе и тяну  удовольствие, глядя на  залитые первыми лучами солнца белые колонны – тот самый магнит, который манил меня к себе еще с детства.  Достаю из кармана свой талисман,  маленькую сову-кукуваю: смотри и ты, моя верная спутница, впитывай в себя  всю магию этого места, настраивайся на волну Афины…

Афины

В ранний час у Акрополя только несколько туристов. Еще никто не мешает друг другу и можно побыть наедине с  прошлым и даже перенестись в него, если хватит воображения.  После каждого подъема я оборачиваюсь, чтобы посмотреть на Афины и нахожу их восхитительными. По крайней мере, в этот день небо  ярко-голубое, и белые дома внизу не кажутся беспорядочно разбросанными бетонными блоками.

Мраморный подъем перед Парфеноном блестит как ледяная горка.   Несколько подъемных кранов, какие-то рабочие машинки, командующие процессом строительства люди… Да… А обещали, что можно увидеть Акрополь без лесов. Лесов, действительно почти нет. Но подъемные краны убрать из кадра практически невозможно. Однако могло быть и хуже. Говорили, что Акрополь вообще закроют на время очередной  забастовки.  Повезло? Да  нет, просто я сказала себе: «Будет закрыт сегодня, увижу завтра». Не будет работать метро? Остановятся автобусы? Что же, похожу пешком до наступления жары. А вот с погодой, действительно, не поспоришь…

Парфенон

Через пару часов солнце распалилось  так, что хочется сбежать в тенек нескольких оливковых деревьев.  Черный пес  в поисках прохлады вытянулся на мраморных плитах, игнорируя сотни ног перед самым носом. Малыш, которого мама спускает с рук, исследует  местность самостоятельно, ползком. При этом  пытается попробовать на вкус подвернувшиеся под руку мелкие камешки. Настоящий исследователь. Еще один ребенок, которому несколько месяцев от роду, со счастливом видом болтается в рюкзаке-кенгурятнике .  А мне сочувствовали: «Как ты в такую жару в Афины?  Сегодня обещают  плюс 38…».

Малыш на Акрополе

После 10 утра Акрополь напоминает муравейник: одна туристическая группа следует за другой. Я бросаю на Афины прощальный взгляд. Кто-то бросает себе под ноги смятую салфетку. Вот так по-разному происходит приобщение к прекрасному.
Планирую сбежать в прохладу нового Музея Акрополя, но еще на какое-то время  задерживаюсь на подходах к нему. Специальный прозрачный материал, похожий на стекло, позволяет видеть раскопки древнего города прямо под ногами.

Продолжение экспозиции – уже в самом музее. Даже не знаешь куда смотреть: вниз, наверх, направо, налево… Тут, действительно, и дня не хватит, чтобы все увидеть. А вернее – рассмотреть.

Акрополь

Подлинники фризов и статуй с Парфенона и других храмов Акрополя  кажутся нерукотворными произведениями, прежде всего, из-за своих гигантских  размеров, из-за сюжетной сложности. Каких-то элементов не достает, но даже то, что есть, иначе как  чудом не назовешь.

На некоторых статуях еще сохранились остатки краски: и  смотрят  девы  из глубины веков прекрасными подведенными глазами...  Очень много статуй Афины – огромные и небольшие, обычные. К складкам ее хитона хочется прикасаться,  и это возможно. Магия…

Я никогда не сомневалась в правдивости мифа об Афине, победившей Посейдона,  ее образ  - самый правдоподобный у Гомера в «Илиаде». Со второго этажа, через огромные витражные окна,  видно Акрополь.  В том месте, где Афина ударила своим копьем, и сейчас растет оливковое дерево. Конечно, не то же  самое. Но если все оливковые деревья  пошли отсюда, то какая разница?

Акрополь

После музея я  еду на Синтагму, чтобы увидеть гвардейцев-эвзонов и немного погулять по Национальному  парку.  Странно, но в такую жару  почти никто не ищет спасения в тени деревьев. Лишь в небольшом сквере телевидение снимает дебаты  пенсионеров, дружно сидящих на скамейке. Понятно, что говорят о новой пенсионной реформе и возмущаются.

На площади не так много туристов. Дождались смены караула, сфотографировали, ушли.  Опять вокруг гуляют только голуби и рядом, в тени, спит старая собака. Какое-то время эвзоны прячутся в своих будках. Веселый разводящий в обычной армейской форме заходит внутрь и вытирает их лица салфеткой. Непростое это дело в такой форме нести почетный караул под палящим солнцем! Шерстяные камзолы,  рейтузы с белыми шерстяными чулками, шерстяные красные шапочки –фески плюс особые башмаки,  каждый из которых весит по 5 килограммов.

Священный воинский ритуал с непонятными, но магическими движениями рук, ног и головы, действительно, завораживает.  Гвардейцы с карабинами маршируют на встречу друг другу, сходятся, расходятся, взмахивают руками, ударяют подошвами башмаков о плитку… Какой-то замысловатый танец с невозмутимо-суровыми лицами. Когда все заканчивается, гвардейцы замирают по стойке «смирно» у своих караульных будок, и все спешат сфотографироваться рядом с живым символом страны. При этом большая очередь выстраивается к более симпатичному  гвардейцу. Разводящий беседует с кем-то из толпы, смеется – такое впечатление, что встретил старых знакомых. Еще несколько минут и площадь опять пуста.
Я узнаю, как доехать до берега залива, жду автобус и уже под спасительным кондиционером отправляюсь, как здесь говорят, на паралию (набережную/пляж). 

Пляж. Афины

Нужно набраться терпения – ехать не меньше получаса. При этом тебя могут притиснуть к стенке детской коляской, задеть доской для серфинга, поставить на ногу корзину.  Какое-то время автобус движется вдоль берега и можно выйти на любой из остановок.   Что касается моего выбора, то мне руководствоваться особо нечем.   Ну, разве что, интуицией.

После автобуса жара коконом обволакивает  все  тело. Иду в прибрежное кафе, заказываю фрапе. Теплый ветер  гуляет между столиками, практически не даря прохлады.  Яркое голубое море плещется совсем рядом, искушая призрачной чистотой.  На самом деле  купаются в нем лишь гости столицы. Греки, конечно же, уезжают  к  островам.

Из тех домов, которые лепятся на прибрежных холмах, наверняка открывается великолепный вид  на морские просторы. При этом Афины никто не назовет приморским городом. И я уже думаю, как мне преодолеть обратные 7 километров до центра города, где хоть и жарче, но как-то привычнее. Если там всюду можно дойти пешком, то тут, увы,  придется ждать автобус…

А вечером я вновь хочу увидеть Акрополь и еду на Монастыраки. «Ох, будь осторожна, будь внимательна!» - говорят мне. Но все советы пролетают мимо… Я заворожено смотрю на уличных артистов, я  вливаюсь в веселую праздную компанию, объединенную рамками площади, и забываю бояться.  И эта забывчивость ничем плохим не оборачивается.  Если у тебя в карманах нет большой суммы денег, ты можешь позволить себе просто наслаждаться жизнью, выключив «защитную сигнализацию».

Акрополь

Потом  я выбираюсь на узкую улочку, ведущую вверх,  поворачивающую направо. Из таверн  приглашают поужинать. Но я знаю, куда иду. Кажется, что знаю.
Через минуту  вижу Акрополь в божественном свете. А вокруг – темное небо.  Тонкий месяц зацепился за вершину кипариса. Кошка растянулась на теплой мраморной плите. Я тоже хочу  быть кошкой в эту минуту…  Официант приносит  вино и что-то перекусить. Но я не могу ни к чему прикоснуться. Где-то звучит пронзительная мелодия, в воздухе витает любовь. Ах, агапи, агапи, агапи…  Это – по-гречески.

Так и хочется сказать: «Мое сердце принадлежит только тебе».

Конечно, тебе, Эллада!

Ирина Дронова. Специально для проекта "Греция от Greek.ru"

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 6379

ИСТОЧНИК: http://www.greek.ru