От Дня «Охи» до Дня Победы

07.05.2009 14:21

От Дня «Охи» до Дня Победы

В России не так уж много знают об участии греческого народа (и вообще о роли Греции) во Второй мировой войне. Думается, что этот досадный пробел стоило бы хоть немного восполнить. Ведь Греция – единственная страна антигитлеровской коалиции, которая начала войну с фашизмом не с «окопного сидения», не с поражений и отступлений, а с побед над численно превосходящим противником. А греки – единственный европейский народ, который освободил от нацистов свою страну исключительно силами воевавших на её территории партизан.

Вторая мировая война началась для Греции 28 октября 1940 г., когда греческое правительство отвергло ультиматум диктатора Бенито Муссолини, требовавшего согласия на оккупацию Греции итальянскими войсками. Тогдашний греческий премьер-министр ответил на многочисленные требования посла Италии коротким и решительным словом «Охи!» («Нет!»). Позднее именно это слово стало девизом национального сопротивления, а день отвержения фашистского ультиматума - одним из важнейших государственных праздников.

Итальянская агрессия вызвала в тогдашнем, разъединенном на враждующие политические фракции, греческом обществе всенародный патриотический подъем. Наступление итальянских войск (с территории оккупированной ими в 1939 г. Албании) было остановлено недалеко от границы в первые же дни войны. А уже в ноябре 1940 г. греческие войска под общим командованием генерала (позднее – маршала) Александроса Папагоса перешли в решительное контрнаступление. Силы фашистских агрессоров значительно превосходили противостоящих им греков (по числу боевых самолетов – вдвое, по численности сухопутных сил – втрое, а по количеству боевых кораблей основных классов – вчетверо). Но воодушевленные священной любовью к своему Отечеству, греки к концу ноября 1940 г. почти полностью очистили от врага южную часть Албании, а в январе и марте 1940 года отразили две попытки контрнаступления итальянских войск. И тогда на помощь Муссолини пришел Гитлер…

В ночь на 6 апреля 1941 года находившиеся на территории Болгарии германские войска перешли греческую границу. Сложившееся соотношение сил на Балканах (21 греческая дивизия против 80 дивизий стран фашистского блока) по сути, не оставляло греческой армии никаких шансов на успешное сопротивление. Апрель 1941 года в Греции во многом напоминал июнь 1941 года в нашей стране. Именно тогда появился греческий аналог Бресткой крепости – горная крепость Рупель, двухтысячный гарнизон которой героически сдерживал силы двух немецких дивизий. Но у греков не было бескрайних русских просторов, двухсотмиллионного населения, а главное – времени и возможности для перегруппировки сил и организации сопротивления (ведь к 6 апреля три четверти греческих дивизий уже сдерживали в Албании натиск итальянских агрессоров).

Зато в Греции был свой генерал Власов. Звали его Георгиос Цолакоглу, только в отличие от Власова, к моменту своей сдачи немцам он командовал не одной армией, а всеми греческими войсками, сражавшимися с фашистскими захватчиками. Именно Георгиос Цолакоглу 23 апреля 1941 года подписал в Салониках капитуляцию греческих вооруженных сил перед Гитлером и Муссолини (получив от них за это титул главы марионеточного коллаборационистского «национального правительства»). 27 апреля гитлеровские войска заняли Афины и водрузили над Акрополем нацисткий флаг. К началу мая остатки греческой армии и направленного ей на помощь британского экспедиционного корпуса удерживали под своим контролем только остров Крит, куда и перебрались греческий монарх и законное правительство Греции. Впрочем, 20 мая 1941 года немецкие воздушно-десантные войска высадились на Крите, и после 12 дней ожесточенных боев полностью заняли остров…

Захватив Грецию, немецкие нацисты, итальянские фашисты и болгарские монархисты разделили страну на оккупационные зоны. Почти всю Западную Фракию и восточную часть Эгейской Македонии заняли болгары, остальную часть Эгейской Македонии, Афины и прилегающие к ним населенные пункты, а также стратегически важные острова Эгейского моря и некоторые другие ключевые районы страны оккупировали немцы, а на остальной части территории Греции установилось итальянское господство. При этом Муссолини отделил от Греции значительную часть территории Эпира и включил её в состав «Великой Албании», а болгарский царь Борис III произвел в свою пользу аналогичную операцию с находящимися под его контролем районами Фракии.

Однако не смирившийся с порабощением свободолюбивый греческий народ уже в момент установления фашистского господства продемонстрировал поработителям, что Греция не склонит свою выю под ярмо нацистского «нового порядка». 31 мая 1941 года, в день, когда озверевшие от крови гитлеровские десантники уничтожали последние очаги организованного сопротивления героических защитников Крита, греческие патриоты, рискую жизнью, сорвали с флагштока развевавшийся над Акрополем символ оккупации – ненавистный каждому истинному эллину флаг с паучьей свастикой…

Этот день стал началом создания движения внутреннего сопротивления – «Свободной Греции». А уже с осени 1941 года по всей стране стало разворачиваться партизанское движение. В 1942 году в его ряды входили уже тысячи, а в 1943 году – десятки тысяч бойцов. Гористый рельеф Греции и способность её населения к самообеспечению продовольствием способствовал быстрому созданию на территории страны множества «освобожденных районов», на земли которых не смела безнаказанно ступать нога оккупантов. А большая протяженность береговой линии Греции и множество маленьких бухточек на её побережье позволило уже через два года после оккупации страны наладить не только надлежащее снабжение партизан, но и регулярные бесперебойные контакты представителей «Свободной Греции» с греческим антифашистским правительством (которое в 1941-1943 гг. находилось в Лондоне, а в 1943-1944 гг. – в Каире).

Правда, стоит отметить, что в отличие, к примеру, от деголлевской «Свободной Франции», «Свободная Греция», по сути, никогда не представляла собой какого-то единого движения. Более того, представители различных военно-политических сил (коммунисты под командованием генерала Сарафиса, правые республиканцы, возглавляемые генералом Пластирасом, социалисты, руководимые полковником Псаррасом, и монархисты во главе с полковником Зервасом) частенько враждовали друг с другом, а иногда вели между собой настоящие боевые действия. Оккупанты же активно поощряли всякую вражду между представителями сопротивления (при случае даже помогая монархистам оружием для борьбы против коммунистов). В конечном итоге к середине войны в стране установилась своего рода «военно-политическое равновесие» - оккупанты удерживали в своих руках стратегически важные острова, крупные населенные пункты и основные магистрали, управляя всеми этими территориями от лица марионеточного «национального правительства», которое в 1941-1942 году возглавлял генерал Георгиос Цолакоглу, в 1942-1943 гг. - известный греческий врач германофил Константинос Логофетопулос, а в 1943-1944 гг. – консервативный политик-коллаборационист Иоаннис Раллис. Партизаны-монархисты полковника Зерваса контролировали часть Эпира и прилегающих районов Западной Греции, а коммунисты и вообще левые силы имели сильные позиции на востоке страны, во Фракии и в Эгейской Македонии. На Крите же с оккупантами сражались сформированные из остатков греческой регулярной армии партизанские отряды генерала Мандакоса, выступавшего под лозунгами широкого единства всех патриотических сил.

Осенью 1943 года, после высадки англо-американских войск на Аппенинах итальянская оккупация Греции была полностью прекращена. Отныне на всей оккупированной территории страны (за исключением Западной Фракии и Восточной Македонии) размещались только немецкие войска. Уже осенью 1943 года Гитлер поставил перед ними задачу в кратчайший срок подавить партизанское движение и полностью ликвидировать «освобожденные районы», подконтрольные «Свободной Греции». Именно на выполнение этой задачи была сориентирована немецкая группа армий «Е», которую возглавлял геринговский выкормыш генерал Лёр (позднее казненный за военные преступления против балканских народов).

Во исполнение преступных приказов бесноватого фюрера немецкие захватчики 13 декабря 1943 года провели на территории Греции чудовищную «акцию устрашения», расстреляв «в порядке возмездия за действия партизан» все взрослое мужское население небольшого пелопонесского городка Калаврита. Но вопреки ожиданиям захватчиков, греки отреагировали на эту бесчеловечную жестокость не страхом, а всеобщим возмущением против оккупантов. С начала 1944 года по всей территории страны резко активизировалась партизанская борьба, в результате которой значительная часть территории Северо-Западной Греции, Эгейской Македонии, Фессалии, Фракии, Эпира и Пелопонесса была полностью и окончательно очищена от гитлеровцев. В апреле 1944 г партизанами был взят в плен комендант Крита генерал Крайпе, а в мае того же года ими был уничтожен гитлеровский «наместник Пелопоннеса» генерал Крех. В ответ оккупанты расстреливали сотни и тысячи заложников и просто гражданских лиц, случайно оказавшихся в пределах досягаемости гитлеровского вермахта, тогда как партизаны, в случае невозможности принятия ими открытого боя, просто растворялись среди мирного населения или прятались в труднодоступных горных районах. В конце концов генерал Лёр отдал приказ расстреливать без предупреждения всякого грека, появившегося без специального разрешения ближе чем в 5 километрах (вне городов) или 200 метров (в городах) от используемых немцами железнодорожных коммуникаций…

Но дни господства гитлеровских оккупантов были уже сочтены. 9 сентября 1944 года, на следующий день после вступления победоносных войск нашей великой Родины на территорию Болгарии, партизанские соединения греческих патриотов начали завершающий этап борьбы за освобождение Греции от фашистского ига. 150-тысячная армия партизан (по численности превосходившая греческую армию, с которой Греция в 1940 г. начала войну с фашизмом) преступила к одновременному нанесению по оккупантам массированных ударов на всей территории страны. Месяц спустя, опасаясь, что советские войска отрежут находящиеся в Греции сухопутные силы вермахта, германское командование отдало приказ о срочной эвакуации (или, проще говоря, о бегстве) войск группы армий «Е» с территории Греции. Преследуя бегущего противника, греческие партизанские соединения 12 октября 1944 г. освободили Афины, в которые 18 октября вернулось антифашистское греческое правительства Георгиоса Папандреу. 30 октября 1944 г. немцы оставили Салоники, а 2 октября (через 4 года и 5 дней после вступления Греции в войну) последние части оккупационных войск были выбиты с территории материковой части Греции. Оставшиеся же на некоторых греческих островах блокированные гитлеровские гарнизоны продолжали держаться там вплоть до капитуляции Германии - то есть до 9 мая 1945 г., до дня, когда греческий народ, вмести со всеми народами антигитлеровской коалиции, встретил Великую Победу!

Но окончательные итоги Второй мировой войны были подведены греками два года, четыре месяца и шесть дней спустя.

На одной стороне этих итогов находятся жизни трехсот восьми тысяч трехсот двадцати четырех греков и гречанок, отданных ими ради независимости своей страны и свободы своего народа.

На другой – сто шестьдесят три острова Додеканесского архипелага, захваченных Италией в 1912 г. и возвращенных под власть Греции в 1947-м. Эти острова стали последними (за исключением Восточной Фракии и Константинополя) греческими землями, воссоединенными с Грецией.

А объединяет эти стороны долгий, трудный и кровавый доблестный путь греческого народа от Дня «Охи» до Дня Победы !

Ольга Балытникова-Ракитянская. Специально для проекта «Греция от Greek.ru»

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 3404

ИСТОЧНИК: http://www.greek.ru