Следующую жену Демис Руссос будет выбирать в Крыму

Следующую жену Демис Руссос будет выбирать в Крыму

29.09.2011 04:21
Демис Руссос пять дней провёл в Ялте, заседая в жюри Международного форума «Крым мюзик фест». Каждое появление на фестивальной сцене «греческого соловья», как его прозвали у нас ещё в советские времена, неизменно вызывало фурор. В эксклюзивном интервью «Эхо» певец рассказал о том, как некогда попал в лапы к террористам, о своих четырёх жёнах, экономическом кризисе и муках творчества.

Господин Руссос, могли бы вы сравнить ялтинский конкурс, скажем, с «Евровидением» или фестивалем песни в Сан-Ремо? Не кажется ли вам, что сейчас многие начинающие эстрадные певцы не только не обладают такими же талантами в музыке, как вы и ваши успешные  сверстники, но и вообще у них нет харизмы?

— Конкурс получился представительным. Но я  считаю некорректным сравнивать «Ялту-2011» с другими, уже получившими мировое признание творческими состязаниями. Скажу так: откровенно холостых выстрелов я здесь не услышал, а были ли попадания в яблочко — об этом по большому счёту станет понятно лишь через несколько лет, когда конкурсанты докажут свою живучесть в шоу-бизнесе. А что касается артистов моего поколения, то наш путь к успеху был более тернистым и долгим, чем у нынешних. И прошли его до конца только самые упорные, выносливые и, наверное, всё-таки талантливые. Но не хочу выглядеть старым брюзгой — каждая эпоха интересна по-своему. В 1960-е годы подготовительный период у певцов длился дольше, начинающих выращивали, как в оранжерее. Теперь это превратилось в конвейер. Но я уверен, что талантов достаточно и сегодня, просто мы их не всегда замечаем. Сейчас ведь достаточно спеть песню, которая понравится значительной части молодых людей, и ты моментально становишься популярным. Путь к известности быстро сокращается благодаря Интернету. Мне это не очень нравится, но ничего с этим не поделаешь. Своих фаворитов на этом конкурсе назвать не могу. Скажу лишь, что у многих высокий уровень. И они популярны среди молодых людей в своих странах.

— В Ялте вы встречались с российской примадонной Аллой Пугачёвой и украинской поп-дивой Софией Ротару. Какие впечатление у вас остались от общения с ними?

 — С Аллой я знаком несколько лет, очень ценю её интеллект, иронию и артистический талант. Мы с ней прекрасно ладим. С Соней Ротару познакомился на вилле «София». Она радушная хозяйка, приятный собеседник. Общий язык с женщинами я нахожу быстро всегда. А больше я вам на эту тему ничего не стану рассказывать.

— Вы живёте фактически в двух  странах — во Франции и в Греции. На вас и вашей семье как-то отразился экономический кризис, разразивший в Европе?

— Мы довольно состоятельные люди, много работаем — и я, и мой сын Сирил, он диджей, и дочь Эмили, которая работает менеджером в моём французском офисе, хотя по профессии она актриса и пишет сценарии для телевидения. Кризис по нам прошёлся не так сильно, как по другим. А вот Греция в целом, я считаю, приняла на себя удар за всю Европу. Над моей родиной поставили жёсткий эксперимент, чтобы понять, как выходить из такого кризиса другим странам. Обидно, конечно, но, с другой стороны, для Греции такие тяжёлые потрясения в чём-то полезны. Они закаляют. Однако я твёрдо придерживаюсь такой позиции: сами мои соотечественники не виноваты в том, что этот кризис вообще разразился и так сильно ударил именно по Греции.

— Больше 20 лет назад в вашей жизни случилось страшное: вы оказались в заложниках у террористов, захвативших самолёт. Это как-то повлияло на ваше мироощущение?

— Я не люблю вспоминать о том прискорбном эпизоде. Но скажу честно: тогда у меня оказались некоторые преимущества по сравнению с другими заложниками. Ведь меня любили и ценили как певца и в арабских странах тоже. Террористы не собирались захватывать в заложники именно меня. В том самолёте я оказался случайно. Бандиты даже автограф у меня попросили. Содержали меня потом в более-менее приличных условиях: на явочной квартире, но под охраной. Помню, один из моих тюремщиков решил принять душ и попросил, чтобы я посторожил его автомат Калашникова, пока он будет мыться. И смех, и грех.

— Но в целом-то ощущения были, наверное, те ещё...

— Да уж. Я наконец-то понял, что такое война. Впервые в жизни наблюдал её вот так, с близкого расстояния. Видел 15-лет- них мальчишек с оружием. Думаю, они и сами не понимали, зачем его взяли в руки. Таких примеров было множество во всех недавних войнах: в Боснии, Афганистане. В целом в моей жизни было много ужасных эпизодов. В свои 65 лет я так и не научился не принимать всё близко к сердцу. Безумно расстраиваюсь, когда слышу о смерти близких и друзей. Но с возрастом это происходит, увы, всё чаще.

— Вы как-то признались, что в молодости вам часто приходилось жертвовать творчеством ради любви. И сейчас происходит то же самое?

— Когда дело касается близких людей, семьи, то нам, людям искусства, приходится выбирать: карьера или отношения. Особенно если дело касается детей. К сожалению, в своё время я многого им недодал. Поэтому сегодня стараюсь уделять им как можно больше внимания.

— О вас до сих пор идёт слава как о сердцееде. И это несмотря на солидный возраст. Ваши многочисленные браки говорят о том, что вы часто ошибались в женщинах, или это женщины от вас уходили?

— В начале карьеры я очень нуждался в близком человеке. В это время познакомился с Моник, она и стала матерью Эмили. Но потом я встретил женщину своей мечты — Доминик. Вскоре у нас родился сын. Сегодня уже могу сказать: я был слишком молод и горяч, чтобы не поддаться искушению закрутить интрижку с какой-нибудь красоткой, просившей автограф после концерта. Доминик не  простила мне молоденькую секретаршу, хотя на тот момент моё сердце принадлежало лишь жене. С Памелой мы познакомились в букинистическом магазине. Американская модель, она была само совершенство... Дольше всех у меня «задержалась» Мария-Тереза. Но знаете, нет предела совершенству. Просто сейчас я и к себе, и к своей жене отношусь иначе, наверное, в силу возраста или жизненного опыта. Однако когда приезжаешь на гастроли... В общем, всякое может случиться, загадывать не стану и клясться в вечной верности жене тоже.

— В Крыму вам кто-то приглянулся?

— Да, здесь много девушек хороших. И если у меня возникнет надобность выбирать пятую жену, то наверняка я опять приеду в Крым.


Количество показов: 3777
Автор:
Источник: http://www.itar-tass.com

О цитировании наших новостей в других СМИ.