Две чашки кофе напротив Афона

11.04.2008 10:31

Две чашки кофе напротив Афона

Рассказывает Василий П.,
предприниматель, Москва:
Мы с женой выбрались из машины у кафешки на два столика в деревушке Сарти. За одним из столов сидели три живописных деда: седые, усатые, абсолютно неподвижные. Нам, после четырех часов «фото-сафари» по далеким уголкам полуострова Халкидики, очень хотелось сделать то же самое: сесть в тенечке и замереть. Ну и, конечно, выпить кофе.
  
Один из стариков встал, вопросительно и как-то даже сурово глянул на нас. Вероятно, в начале мая, да еще в столь далекой деревушке, туристы были редкими птицами, и наше появление нарушило их нирвану. «Ту грик кофе, плиз», – сказал я и гордо добавил по-гречески: «Скето!» (без сахара). Старик кивнул, указал нам на два свободных плетеных стула, что-то крикнул в дверях и снова уселся на место.
Ездили мы не зря: всю дорогу за окном было ошеломляюще красиво и на удивление... пусто. Наш отель в Каллифее, одном из людных туристических поселков на Кассандре – первом «пальце» полуострова Халкидики, – уже сейчас, в самом начале сезона, гудел от музыки, многоязычия, шарканья пляжных тапочек. Здесь, на Ситонии – втором «пальце» полуострова, – очень тихо. Вокруг были сосны с таким ароматом и бухты с такой водой! В общем, Греция нам нравилась: подобную красоту я встречал только в детстве, в Грузии, а моя жена – коренная москвичка – вообще слабо верила в реальность происходящего. «Как будто в Фотошопе краски вытягивали» – комментировала Оля. Действительно, краски были настолько резкими, а над морем сегодня не было привычной дымки, так что отсюда, с дальнего берега Ситонии, открывался отличный вид на Святую гору Афон – третий «палец» полуострова.

Из дверей вышла низенькая гречанка с подносом: две чашки нашего кофе и блюдце с лукумом. Мы разглядели все сегодняшние фотографии, сверились с картой, обсудили маршрут и в подробностях придумали, где и что мы сегодня будем есть на ужин. Ну, поехали? Поехали! «Зе билл, плиз!» – обратился я к дедам, которые за час так ни разу и не пошевелились. Хозяин вопросительно поднял бровь. Так, хорошо. Я порылся в разговорнике. «Логариасмос!» Бровь хозяина поднялась еще выше. «Охи логариасмос!» («нет счета»). Почему «охи»? Наконец дед понял и просиял: «It’s not a cafeteria! It’s my home!»...

…Так неудобно нам не было никогда в жизни. Оказалось, что мы практически вторглись в чужой дом, уселись, потребовали кофе, нарушили послеобеденный отдых хозяина, его друзей и жены. Мы бросились извиняться – они только смеялись и всем своим видом показывали, что им было приятно, что нам понравились и их кофе, и их компания. Выяснилось, что и муж, и жена отлично говорят по-английски: он – мой тезка, Василис, она – Хрисула. Он до сих пор работает, зубной врач в Салониках, и его сын – тоже, а дочери замужем в Афинах, а из России у них домработница, и они всегда мечтали побывать в Москве, а Путин у вас такой молодец, а еще Елена Исинбаева, вот дает! А на ужин у нас барашек, ну проходите же!

В общем, в отеле мы оказались глубоко за полночь, а есть нам захотелось только через день. Так мы подружились с Василисом и Хрисулой. Они еще пару раз приезжали за нами и возили на экскурсии – в пещеру Петралона и в Стагиру – на родину Аристотеля. Перед нашим отъездом мы еще раз приехали в Сарти на кофе, и там, за тем же столиком, мы и узнали у Василиса, что он продает дом. «Скажи, Васили, говорят, что ваши русские много домов покупают на Халкидиках? Я бы свой продал. Для нас это уже обуза – возраст не тот, из города ездить далеко. Дети выросли и не хотят им заниматься, я подумал – продам хорошему хозяину, деньги детям».

Уже сидя в самолете в аэропорту Салоник (Оля, кажется, плакала, отвернувшись к иллюминатору), мы поняли, что не отдадим этот дом в Сарти никому. Я прямо из самолета набрал Василису: «Так ты не сказал, сколько дом стоит?» – «Ну, мне оценщики говорят, что вместе с участком и оливками – 350 тысяч евро. Но ты же сам видел, гостиная, камин, веранда, вид на море, пляж, Афон напротив...» Было похоже, что Василис оправдывается, что заломил такую цену, я слушал вполуха и думал: дом примерно в 100 квадратов, да подвал, да участок земли. Допустим, это не Москва, допустим, дом не первой свежести... но первая линия у моря! «О’кей, – перебил я тезку, – ты сможешь узнать, как это сделать иностранцу?»

Правда, потом оказалось, что греки не созданы для решения сложных юридических задач и перед трудностями пасуют. Василис позвонил мне и сказал, что сделки не будет, потому что его зять узнал у русского друга своих знакомых в Афинах, что, дескать, на Халкидиках русским дом купить нельзя. Потому что полуостров считается приграничной зоной. У нас не было причин верить «русскому другу знакомых», и мы залезли в интернет.                                                          
            
Итак, концентрат полученных знаний. Недвижимость на Халкидиках русский гражданин купить может – вне зависимости от ее цены, будь она хоть ценой в 15 миллионов. Правда, понятие «приграничная территория» действительно существует. В число этих территорий входят и Халкидики, и множество островов, включая огромный Крит, и еще много приморских районов. При покупке участка, квартиры или дома на этих территориях иностранцу (негражданину стран ЕС) нужно получить разрешение местного министерства обороны. Для этого от вас требуется автобиография, справка о несудимости, паспорт – а от продавца нужны документы на недвижимость и свидетельство о собственности. Процедура простая, но длительная – выхода своего разрешения мы ждали почти год. Впрочем, это обстоятельство обернулось для нас, наоборот, удачей.
            
На популярном сайте «грекофилов» greek.ru мы нашли координаты русскоговорящего адвоката. Она рассказала нам, что до выхода разрешения мы не можем совершить покупку дома, но можем заключить с продавцом частный договор и выплатить ему аванс, «забронировав» тем самым дом до получения всех бумаг. Василис и Хрисула с радостью пошли на это, мы перечислили первый платеж в 100 тыс. Евро (все-таки 100 – это не 350, которые пришлось бы срочно изыскивать).  Еще я подумал, что если бы речь шла о покупке дома на стадии строительства, этот отложенный платеж был бы очень выгоден и продавцу, и покупателю.

Кстати, вместе с подписанием договора наши друзья отдали нам и ключи от дома: таким образом, в мае 2006 г. мы впервые приехали в Грецию, а в августе уже входили в свой дом в Сарти. Иоанна сказала, что в ее практике это не первый случай, когда покупатели вселяются сразу после перечисления аванса.

...И вот именно на этом этапе мы столкнулись с тысячей мелких проблем. Выяснилось, что мебель в Греции нигде нельзя купить сразу: минимальный срок ожидания – полтора месяца. А если мы приехали всего на месяц? Поэтому, хотя видели массу прекрасных, качественных и по московским меркам очень дешевых вещей, закупили все за один вечер – естественно, в IKEA. Интернет-линию (ADSL, выделенки в стране нет) нам удалось подключить только к концу каникул. Заказать бытовую технику по интернету абсолютно невозможно. Поехали в воскресенье закупаться в Салоники – оказалось, по воскресеньям никто и ничто не работает.

Переоформление коммуникационных услуг на свое имя требует личного присутствия и заполнения кучи бумажек на греческом. Греки очень милые, почти все объясняются по-английски, охотно помогают, но если хочешь добиться от них работы – нужно стоять над душой. Впрочем, все это не выходило за рамки бытовых сложностей, мы просто не были готовы, что они вот так свалятся на нас разом.    
            
В середине лета 2007 г. пришло долгожданное разрешение, и мы стали полноправными собственниками: на практике это означало для нас два визита в Салоники к нотариусу плюс визит в банк (счет в Греции мы открыли на свое имя еще в прошлом году и постепенно перебрасывали туда нужную сумму). С русскоязычным адвокатом нам, конечно, повезло: все договоры и бумаги были переведены на русский, что здорово ускорило все процедуры.

О налоговых вопросах. В Греции, как и в России, налог на недвижимое имущество взимается с кадастровой стоимости. На практике это означало, что налог на приобретение недвижимости мы уплатили не с 350, а с 50 тыс. – порядка 5 тыс. Евро. Еще около 7500 Евро ушло нотариусу, адвокату и на расходы за регистрацию права собственности в местном реестре недвижимости.

Вопрос о переезде в Грецию у нас пока не стоит, поэтому вопросы получения вида на жительство мы подробно не прорабатывали – и у меня, и у Ольги на работе нет проблем с получением европейских мультивиз, так что летом мы можем приезжать на месяц и больше. Правда, мы подумываем о том, чтобы «переселить» в Грецию Ольгиных родителей. Я слышал, что для этого имеет смысл создать в Греции свою компанию и устроить их руководящими сотрудниками.

Василис и Хрисула часто заезжают к нам, и теперь уже Оля варит им настоящий греческий кофе, а мы сидим на веранде с видом на Афон и обсуждаем мировую политику и устройство вселенной. Кстати, они взяли с нас обещание, что станут крестниками нашего первенца.

Материал подготовила Татьяна Городняя

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 6122

ИСТОЧНИК: http://www.homes-collection.com/





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.