Горе краденых красавиц. Их вызволили из плена и вернули на Родину

22.03.2004 00:00

Горе краденых красавиц. Их вызволили из плена и вернули на Родину

На Центральный рынок ростовчанки Светлана и Наталья Урвачевы в тот день отправились за подарком. Свете исполнилось девять лет, и в честь дня рождения из скудного бюджета многодетной семьи девочке выделили небольшую сумму. Именинница и ее старшая сестра — десятилетняя Наташа — решили потратить деньги на видеокассеты с мультиками. И вдруг рядом с ними притормозила белая «шестерка». Из машины вышла женщина. Разговорились... Приветливая незнакомка представилась маминой подругой и предложила сестрам съездить за подарком, который она якобы приготовила для Светланы. Поездка за «подарком» растянулась на шесть лет. Похищение — Эта тетя «подарила» нам с сестрой бесплатное путешествие за границу, — невесело улыбается повзрослевшая Света. Девушка с трудом подбирает русские слова и произносит их с сильным акцентом. «Мамина подруга» оказалась аферисткой, а юные сестры были для нее всего лишь выгодным товаром. Торговцы детьми сделали ростовчанкам липовые документы, и под новой фамилией Сурановы похищенные и запуганные девочки пересекли российскую границу. Самолет доставил их в Грецию. — Три месяца мы пробыли в Салониках, — вспоминает Наташа. — Жили в гостинице, пока не нашлись покупатели — какая-то бездетная греческая семья. Но сделка не состоялась: полиция задержала наших продавцов. Сестер «Сурановых» греческие власти до выяснения всех обстоятельств поместили в детский приют города Кавала. А обстоятельства выяснялись долго. Впрочем, после суровой российской действительности греческий «детдом» показался сестрам раем. — Это три домика в пятнадцати минутах ходьбы от моря, в которых живут 35 детей, — рассказала Света. — Комнаты со всеми удобствами на одного-двух человек. Я, например, жила одна, а Наташа — с подругой. — Кормили там всех нас по заказу, — присоединилась Наташа. — Нужно было только заранее составить свое личное меню в специальной книжке на кухне. Гулять по городу взрослых воспитанников приюта отпускали без всяких проблем. Денег для развлечений хватало: каждую неделю детям из приюта выдавалось по 20 евро на карманные расходы. Кроме того, им разрешалось подрабатывать в свободное время. Наташа воспользовалась этой возможностью, устроившись официанткой в вечернее кафе. Отличницы Греческий язык сестры освоили так, что и теперь предпочитают общаться между собой по-гречески. — Мы считались лучшими ученицами в школе, — похвастались сестры. — Учились только на десятки и двадцатки. 10 — это высший балл для учеников от первого до седьмого класса, а 20 — для старшеклассников. Занятия в греческой школе проходили с девяти утра до пяти вечера, но вовсе не казались утомительными, поскольку уроки в классах чередовались с посещением спортивных секций. Наташа и Света ходили на теннис, плавание и танцы. Любимыми же предметами ростовчанок были греческий язык и математика. А Светлана к тому же проявила недюжинный талант в рисовании и художественном творчестве. — Местный магазин даже выставлял мои поделки и картины на продажу, — рассказывает она. — И греки с удовольствием их покупали. За одну картину мне заплатили 520 евро. Кроме того, греки поразили сестер своей доброжелательностью. — Воспитатели и преподаватели забирали нас к себе в гости на целые уикенды и каникулы, — вспоминают сестры. — В школе мы тоже оказались всеобщими любимицами. Когда прошел слух, будто нас увозят домой, одноклассники плакали. Среди жителей Кавалы у нас в друзьях было полгорода. Возвращение Помимо игрушек у ростовчанок в греческом приюте остались игровой компьютер, музыкальные центры, обширная фонотека и прочие вещи, большинство из которых были куплены на заработанные ими или вырученные от продажи картин деньги. Когда личность сестер была наконец установлена, сотрудники Интерпола в категоричной форме потребовали немедленно вернуть девочек на Родину. Уезжать пришлось в спешке, и Сурановых-Урвачевых воспитатели смогли снабдить лишь самым необходимым. Не оставалось времени даже снять со счета в банке сбережения сестер — около 500 евро. Возвращение после шести лет жизни на чужбине далось тяжело. Сестры ревели в голос, прощаясь с гостеприимной Грецией. Родной Ростов встретил девочек, вызволенных Интерполом, с помпой. Еще бы, такая сенсация! Щелкали фотовспышки, работали камеры. А в глазах Светы и Наташи отражались недоумение, тревога и испуг. Сестры боязливо жались друг к другу и старались не отходить от сопровождавших их милиционеров. В день возвращения Урвачевы стали местной знаменитостью. Симпатичные лица гречанок-ростовчанок замелькали в телерепортажах и на газетных полосах. Но, увы, сиюминутная слава быстро закончилась. О Наташе и Свете вскоре забыли. Отчизна Добиться подключения к поискам пропавших девочек Интерпола смогла мать сестер Марина Урвачева. Это оказалось непросто. Потребовалось здорово потрепать нервы себе и чиновникам, истоптать ноги в хождениях по инстанциям, потратить уйму бумаги на заявления и жалобы. — Все эти шесть лет я провела на коленях, моля Бога, чтобы мои дочки вернулись целыми и невредимыми, — Марина Анатольевна утирает невольную слезу. — И, наверное, Господь услышал мои молитвы. По пути из аэропорта девочки проезжали мимо дома, где их дожидалась мать. Невзрачная постройка с полуобвалившимся забором, которую Наташе и Свете показали из окна казенного автомобиля, производила гнетущее впечатление. При первой после долгой разлуки встрече матери с дочерьми были и слезы, и робкие объятия. Вскоре сестры переселились в родительский дом. Постепенно отвыкали от греческой «сказки» и заново привыкали к российской действительности. Вроде бы привыкли. — Теперь-то мы рады, что вернулись, — утверждают сестры, но как-то не очень уверенно. Неуверенность эту, пожалуй, понять можно. Многодетная семья Урвачевых — одиннадцать человек — живет сейчас в четырех тесных комнатках. Причем живет на птичьих правах. — Этот дом принадлежит матери моего бывшего мужа, — объясняет Марина Анатольевна. — Мы здесь ютимся, пока нас терпит свекровь. Был у меня и свой дом, доставшийся мне по наследству. Но слишком далеко отсюда. Я решила продать его, чтобы купить жилье поближе. Обратилась за помощью к знакомому маклеру — женщине, которую хорошо знаю уже не первый год и доверяю как родной. Точнее, доверяла... Оформила на нее разрешение на продажу дома, отдала все наши документы. А потом... В общем, кинули нас. Так что остались мы без жилья, без денег, без прописки, без паспортов. У детей сейчас нет даже свидетельства о рождении. На работу не устроиться, детские пособия не получить, в садик или в школу оформить ребенка — тоже теперь целая проблема. Впрочем, Наталье и Светлане попечительский совет место в школе все-таки нашел. — Единственная помощь, которую мы дождались, — вздыхает Марина Урвачева. — Но толку от нее мало. Для школы ведь нужны учебники и тетради, а приобрести их не на что. В общем, не ходят сейчас Света и Наташа в школу. А меня за это хотят ограничить в родительских правах. — В Греции учиться было гораздо приятнее, — заявила Наташа. — Там к детям относятся с большим вниманием и уважением. — Мечтаете, наверное, снова попасть в Грецию? — интересуюсь у сестер. — Уже даже не мечтаем, — невесело качает головой Наташа. — Помог бы кто-нибудь хотя бы вернуть наши вещи, что там остались, да снять деньги со счета в греческом банке. Руслан МЕЛЬНИКОВ

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 2994

ИСТОЧНИК: http://www.megapolis.ru/





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.