Дедовщина в иммиграции

13.02.2006 12:05

Дедовщина в иммиграции

Поводом собрать эти истории в одной статье меня побудил разговор с одной знакомой буквально перед самым началом легализации в Греции. Недовольная тем, что государственные власти, по ее словам, разжевывают нелегалам условия подачи документов в мэрии, она сказала следующее: «Зачем вы все отвечаете на их вопросы? Когда мы легализовывались (имеется ввиду легализация, прошедшая в Греции в 2001 году), то прошли все круги ада, без информации, без поддержки, как слепые котята. Пусть и они, новенькие, на своей шкуре испытают, что такое быть брошенным здесь на произвол судьбы, каково это платить всем бюро за работу на неделю. А то выдумали, кто-то даже за работу денег теперь не берет, юридические консультации дают бесплатно. Конечно, новеньким теперь в Греции – рай, даже злость берет».

Мне этот спич напомнил рассуждения одного молодого человека, который долго грузил меня армейскими байками и на вопрос наивного журналиста – а зачем вы привязывали его к батарее, ведь это бесчеловечно, ответил: «Ты считаешь, что ему должно быть легче, чем мне?» Кажется, что подобный лозунг мало, чем отличается от претензий моей знакомой: «меня били, и я теперь буду» или «меня били, и других пусть теперь тоже».

Кудрявый маньяк

Надежда приехала в Грецию 3 года назад по приглашению подруги Оксаны. Молодой иммигрантке тогда исполнилось 28 лет. Ее землячка в это время уже поднялась по социальной лестнице и из простой уборщицы превратилась в почти хозяйку бюро по трудоустройству.  Она распоряжалась приходящими вакансиями, отправляла людей на работу и, в принципе, должна была отвечать за происходящие накладки или решать проблемы. Последнего, естественно, требовать от нее было бесполезно.

Надя, начитавшись разных ужасов в прессе о том, как обманывают иностранок, доверяла только своей знакомой. Поэтому она с готовностью отдала Оксане 300 евро за работу и поехала в деревушку на севере Греции «смотреть бабушку».

«Когда машина, которую заказал мне будущий хозяин, начала подниматься все дальше в горы, я заволновалась. Ведь Оксана сказала мне, что моя работа будет находиться в 20 минутах от города, и я смогу проводить выходные, посещая кинотеатр или просто гуляя по Салоникам. Но на деле получилось по-другому. Мы заехали в такую тмутаракань, что ни о каком кино и речи не могло быть».

В деревушке (Надя наотрез отказалась называть местечко, мотивируя тем, что ее бывший хозяин был там настоящим боссом и поэтому может причинить ей немало неприятностей) девушку ждал сюрприз. Вместо симпатичной старенькой бабульки она увидела кудрявого мужчину, по греческим меркам далекого от преклонного возраста. Кроме роскошной шевелюры у него был бар, таверна и, главное, невероятный сексуальный аппетит.

«Моя жизнь превратилась в ад. Утром я бежала в бар, который в ранние часы превращался в деревенскую «кафению». Днем спешила на другой конец деревни в таверну, где пахала до вечера. Но на этом мой рабочий день не заканчивался. Ближе к ночи открывался бар. Посетителей было немного, но хозяин заставлял меня стоять куклой».

Но самым страшным оказался вовсе не трудовой день. По признаниям Нади, она была готова работать и ночью, лишь бы избежать того, что происходило ночью.
«В первый же вечер в баре хозяин недвусмысленно дал мне понять, что собирается со мной спать. Я отказалась. Тогда он показал на одного из клиентов и сказал: видишь, это полицейский, два моих слова, и ты проведешь зиму в нашем полицейском участке.

Наверное, тот, кто не был нелегалом, не поймет такой страх и готовность на все, лишь бы избежать тюрьмы и депортации. Ведь пока ты на свободе, то остается шанс выбраться. Конечно, масла в огонь подлили и Оксанины рассказы о том, как в полиции пускают через строй и почему-то ломают пальцы. Проверить достоверность этих страшилок и спросить кого-то еще, у меня не было возможности. Ночью я превращалась в труп. Хозяин не очень любил мыться, и от него несло как от козла. Он обожал свое, как это сказать, орудие. Поэтому дома все время ходил в майке, свитере и без штанов. Один раз я решилась бежать. Но деревня была настолько закрытым местом, что автобус в город оказывался буквально на виду у всех. Хозяин поймал меня на остановке и, не взирая на зрителей, силой запихал в свою машину.

Через неделю после приезда я смогла позвонить Оксане. Она даже не стала слушать меня: «Потерпи до конца месяца, а потом сможешь уехать». На вопрос, за что же я тебе заплатила деньги, она ответила: зато греческий подучишь, и мы тебе уже другую работу найдем.

Естественно, выяснилось, что первая Оксанина работа была как раз в этой деревушке и именно у этого человека. Став же хозяйкой бюро, она отправляла ему девочек почти каждый месяц – в зависимости от того, насколько быстро им удавалось выбраться.
К концу третьей недели я была близка к умопомешательству. Этот придурок решил разнообразить свой досуг, собираясь привезти из столицы проститутку-негритянку, чтобы заняться сексом втроем. Он намекал, что она будет лесбиянкой, чтобы расшевелить мою «холодную» натуру.

Вечером хозяин куда-то вышел из бара. Я подошла к клиенту – молодому мальчику, который несколько раз приезжал в наш бар из соседней деревни. Он согласился отвезти меня в город. На самом деле, сейчас я понимаю, что это было чудо. Никто другой бы никогда не посмел бы проявить ко мне сочувствие. Именно из-за этого мальчика я не обозлилась на всех греков – ведь вся деревня смотрела, как мой хозяин издевается над иностранками, и ни один не сказал ему ни слова. Я изобразила страшную простуду, и меня отпустили домой. А мой спаситель подъехал к дому, мне удалось даже забрать все вещи.

В Афинах я первым делом побежала в Оксане, думая, что хоть мои деньги она отдаст. Нет, конечно. Она только предложила мне подыскать другую работу. Я спросила свою бывшую подругу: «Как же ты не боишься творить такое? Ведь наши семьи знакомы, я могу всем рассказать, какая ты на самом деле». Оксана ответила мне вопросом: «И ты думаешь, что у тебя хватит храбрости рассказать дома о том, что тебя пользовали, как хотели?» Знаете, что самое страшное? Конечно, приехав домой, я никому никогда об этом не расскажу. Меня никто не поймет. И в их глазах я буду только неудачницей, дурой и шлюхой к тому же. А такие как Оксана все равно будут ходить безнаказанными».

Увидеть Париж не удалось

Во время прошлой легализации греческие чиновники заявляли, что это последний шанс для иностранцев получить виды на жительство. Мол, другого случая не будет никогда. Все здешние иммигранты знают, что попасть в Грецию на работу служанкой, официанткой, санитаркой, уборщицей или тому подобное по рабочей визе нереально. Поэтому иностранцы въезжают в страну любыми путями, надеясь на месте как-то решить вопрос с бумагами или уповая на то, что удастся подзаработать и не попасться на глаза полиции. Тот же, кто ищет возможность получить документы, нарывается на обманщиков, среди которых очень часто бывают и наши соотечественники.

Способы, которыми мошенники предлагают легализоваться, разнообразны.  Кто-то предлагает купить фальшивое свидетельство как будто из местных муниципальных органов о том, что сдал документы и ждешь греческое гражданство как репатриант. Другие навязывают посильную помощь в приобретении фиктивного брака. Правда, потом оказывается, что «муж» кроме основной суммы, которой он естественное поделился с посредником, будет тянуть из вас деньги и каждый месяц, если не неделю. И попробуй ему откажи. А есть и такие, кто, завоевав ваше доверие и выяснив, сколько же вам удалось накопить денег, предлагает вам по дружбе, конечно, сделать настоящие документы у супер-пупер адвоката.

Следующая история:
«С Наташей я познакомилась в квартире на Омонии (центральная площадь Афин). Я как раз вышла с «меса» (работа служанкой или сиделкой с проживанием на работе), мечтала найти работу «эксо» (любая работа с проживанием отдельно) и надеялась, что скоро будет легализация. В 2003 году, ее, как вы помните, не было. Я тряслась от каждого шороха и в каждой голубой рубашке видела полицейского.

С Наташей мы делили одну комнату, много разговаривали и быстро подружились. Я нашла великолепную работу в больнице с очень хорошим заработком. Была только одна проблема: я возвращалась с работы очень рано, в шесть утра, и в центре меня было видно за версту на пустой улице. Поэтому через несколько дней от нервов и вечного страха у меня уже начал дергаться глаз. Наташа предложила свести меня с адвокатом, который за две тысячи евро сделает мне документы по прошлой легализации как бы задним числом. Я согласилась. Первое время я буквально летала от радости и чувства свободы. Проблемы начались, когда я пришла в мэрию подавать документы на продление. Служащий оказался хорошим человеком и, сказав, иди отсюда, у тебя зеркальные документы, в наших бумагах на твоем виде на жительство совсем другая фамилия, отдал мне мои бумаги.

Но мне-то повезло. Моя соседка, которая купила у Наташи такие же документы, попалась в полицию. Адвокат вытащил ее из тюрьмы, но сейчас она работает только, чтобы покрыть его оплату. Причем, если я теперь могу легализоваться, то ее паспорт находится в суде. То есть легализация моей подруге по несчастью не светит. А Наташа, конечно, испарилась. Думаю, что в Афинах еще немало жертв, на которых она заработала».

Самое опасное в попытке приобрести какие-то документы – это согласиться на покупку паспорта гражданина Европейского Союза. Мне самой, к примеру, в «нелегальную бытность» не один раз предлагали приобрести польский паспорт. Я упорно отбивалась и наконец-то получила нормальные документы. А вот девушке, с которой мы разговорились в редакции нашей газеты, повезло меньше. Она и еще несколько человек заплатили одной даме, дававшей объявление в русскоязычных греческих газетах, по 1700 евро за французский паспорт. Ни паспортов, ни Парижа они не увидели. А, видимо, счастливая мошенница пропала. И искать ее законным путем не получится, даже зная имя и фамилию. Кто признается, что его надули при попытке купить фальшивый паспорт?

Мария Алешина. Газета «ЭКСПРЕСС киниси»

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 3220

ИСТОЧНИК: http://www.greek.ru





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.