Пресс-конференция по итогам переговоров. На вопросы журналистов отвечают Владимир Путин и Константинос Караманлис

30.04.2008 00:11

Пресс-конференция по итогам переговоров. На вопросы журналистов отвечают Владимир Путин и Константинос Караманлис

ВОПРОС: Вопрос Премьер-министру Греции.

Вы говорили о важности сотрудничества России и Греции прежде всего в энергетической сфере, имея в виду строительство газопровода «Южный Поток». Но вместе с тем в ряде европейских стран в последнее время достаточно громко звучат опасения, что такого рода сотрудничество может привести к усилению зависимости от России и как следствие – к уязвимости европейских стран. Что бы Вы могли ответить на такого рода опасения? Вы с ними согласны? Что бы Вы могли ответить скептикам? Как Вы считаете, будет ли выгодно Греции подобное взаимодействие с Россией и сотрудничество России с Евросоюзом в целом? Хотела бы попросить Президента России также прокомментировать эту ситуацию.

К.КАРАМАНЛИС: По моему мнению, «Южный Поток» – это один из важнейших проектов для южной и центральной Европы. И это входит в план диверсификации энергетических ресурсов. Мы понимаем, что, естественно, растёт спрос на природный газ, и строительство нефтепровода Бургас–Александруполис и газопровода «Южный поток» приведёт к более тесному сотрудничеству между нашими странами.

Выбор Греции в области энергетики заключается в том, что мы обязательно должны обеспечить юридическую безопасность не только нашей страны, но и наших европейских коллег и безопасную доставку энергоресурсов от производителя до окончательных потребителей. Мы получаем природный газ не только из России, но и из Алжира, например, в сжиженном виде. Мы получаем 3,8 миллиарда кубических метров. Есть перспектива достижения отметки в 7 миллиардов, то есть потребление природного газа и таким образом электрического тока растёт. Предоставление как можно больших ресурсов и увеличение энергопотребления по всей Европе необходимо обеспечить увеличением объёмов природного газа. Это необходимое условие для греческого рынка природных ресурсов.

В.ПУТИН: Первое, что мне хотелось бы сказать, это то, что осуществление проекта «Южный поток» не означает, что мы боремся с какими-то альтернативными проектами. Пожалуйста, если кто-то в состоянии на экономически приемлемых условиях реализовать другие проекты подобного рода, обеспечить эти газопроводные системы продуктом в достаточном объёме – мы будем только рады.

Второе: осуществление этого проекта, безусловно, гарантирует растущие потребности наших греческих партнеров, а по нашим приблизительным оценкам, которые подтверждает и господин Премьер-министр, в ближайшие лет восемь объём потребляемого газа в самой Греции может увеличиться как минимум в два раза. Так вот, мы гарантируем этот объём для самой Греции, и при осуществлении этого проекта Греция становится важным звеном в энергетической политике всей Европы, что, без всякого сомнения, будет способствовать обеспечению энергетической безопасности в Европе, внесёт свой существенный вклад в решение этой задачи.

И, наконец, последнее. Если бы Греции нужны были какие-то обычные товары – часы, трусы и галстук, – то можно было бы купить это где угодно: можно было бы купить это в Китае, Швейцарии или Италии. А страны, которые в состоянии поставить первичный энергоноситель в нужном объёме и по конкурентоспособным ценам для Европы, можно перечислить, загибая пальцы одной руки. Полагаю, что наше предложение является наиболее оптимальным и наиболее конкурентоспособным. Мы в состоянии решить все задачи, которые перед собой ставим. В сотрудничестве с нашими европейскими партнёрами, конечно, мы эти задачи решим.

ВОПРОС: Ситуация на Западных Балканах остаётся неустойчивой. Например, один из таких источников – Косово, после провозглашения там независимости. Есть ещё момент, который очень интересует греческую дипломатию: вопрос с переговорами по названию бывшей югославской республики Македония. Наверняка Вы обсудили этот момент – хотел бы услышать Вашу позицию по этой тематике.

В.ПУТИН: Да, мы обсуждали проблему Косова. Но наши позиции нам обоим известны. Позиция России не изменилась. Мы считаем, что одностороннее объявление независимости Косова является и несправедливым, и неправовым. Ссылка на то, что «вот так сложилось», мы считаем, не может быть принята, потому что это сложилось не само по себе, а при активной поддержке некоторых участников международного общения.

Если бы оружие не поступало в зону конфликта и не была бы обещана независимость, то она бы и не состоялась. И нам непонятно, почему в одних регионах мира людей, которые борются за независимость, называют борцами за независимость, а в другом регионе мира при таких же обстоятельствах их называют сепаратистами и призывают с ними бороться. Нам представляется, что нужны единые подходы.

Нужно соблюдать нормы мирового права, и только в этом случае и малые, и большие государства будут чувствовать себя в безопасности. Всё остальное только раскручивает напряжённость и гонку вооружений, потому что малые страны считают, что им безопасность может обеспечить только их обороноспособность, а не международное право. Но это отдельная большая тема.

Мы будем продолжать дискуссию со всеми участниками международного общения, будем настойчиво стремиться к тому, чтобы эти нормы международного права совместно вырабатывались и совместно исполнялись.

Что касается Македонии и названия этой страны – мы сегодня говорили и об этом, – мы будем стремиться к тому, чтобы договорённости между Грецией и Македонией были достигнуты. Мы поддержим любое решение, которое обе эти страны, оба эти государства сочтут для себя приемлемыми. Будем поддерживать этот процесс и в Организации Объединённых Наций. Мы сегодня говорили об этом с господином Премьер-министром достаточно подробно.

Мы знаем, что это послужило препятствием для того, чтобы принять Македонию в НАТО. Но наше отношение к расширению НАТО хорошо известно. Мы считаем, что сегодня это контрпродуктивно, что современные угрозы не купируются техническим расширением этого военно-политического блока.

Никаких более эффективных инструментов не предлагается в связи с расширением НАТО в борьбе с терроризмом, с нераспространением оружия массового поражения, с инфекционными заболеваниями либо с организованной преступностью. Для этого нужно многостороннее сотрудничество всех государств мира. Это отдельная тема. Повторяю: что касается конкретного взаимоотношения между двумя государствами, между Грецией и Македонией, мы будем стремиться к тому, чтобы было найдено приемлемое решение для обоих государств.

К.КАРАМАНЛИС: Что касается этого вопроса, это вопрос не новый, возникший давно. Этот вопрос имеет корни в добрососедском сосуществовании республик на Балканах.

Греция хотела бы, конечно, чтобы было принято решение, которое было бы взаимоприемлемым, которое поддержал бы и Совет Безопасности ООН. На саммите НАТО в Бухаресте мы пришли к выводу и надеемся, что всё-таки политическое руководство Скопье с пониманием отнесётся к нашей озабоченности и к нашей позиции. Мы, конечно, хотим только позитивного и только конструктивного решения этого вопроса. Мы, конечно, рассчитываем на поддержку России, которая как постоянный член Совета Безопасности ООН будет занимать конструктивную позицию.

Что касается Косова, то наша позиция в этом вопросе всегда была таковой, что мы всегда хотели решения, которое бы достигалось путём переговоров. Однако сейчас создана новая ситуация путём одностороннего провозглашения независимости, и, конечно же, это дестабилизирует ситуацию на Балканах. Как мы будем далее строить атмосферу, соблюдать интересы меньшинств – вопрос стоит в том, что мы должны признать создавшуюся ситуацию, но это дело каждого государства в отдельности после детального изучения хода событий и всей ситуации, для того чтобы всё-таки сохранить региональную безопасность.

ВОПРОС: Вопрос Президенту России и Премьер-министру Греции. У меня складывается впечатление, что в результате энергичности ваших характеров у вас возникли дружеские, партнёрские и даже личные отношения. В какой степени личностный характер ваших отношений предопределил тот высокий уровень взаимодействия России и Греции как в международных делах, так и во взаимных отношениях?

В.ПУТИН: Господин Премьер-министр – переговорщик жёсткий. Он всегда умеет эффективно отстаивать свою позицию, свои интересы, интересы своей страны. Но за годы совместной работы у нас действительно сложились очень добрые, дружеские отношения. Это, конечно, помогает искать компромиссы. Это всегда большой плюс, если при решении деловых вопросов мы можем опираться на добрые личные отношения.

Кстати говоря, воспользуюсь вашим вопросом, чтобы поблагодарить господина Премьер-министра за совместную работу все эти годы и за ту атмосферу, которая была создана в значительной степени благодаря его характеру, его усилиям, его вниманию к развитию российско-греческих отношений. Спасибо.

К.КАРАМАНЛИС: По моей оценке, у нас очень много общих позиций или очень близких позиций по многим вопросам. И, конечно же, это ведёт к очень тесному сотрудничеству. Кроме того, должен сказать, что наши отношения не только хорошие, дружеские, но и доверительные. Должен сказать, что я признаю в господине Путине человека, который сыграл очень большую роль в становлении и развитии Российской Федерации и поднятии на новый уровень отношений между Россией и Грецией.

Мне также очень приятно, что я встречусь и с господином Медведевым. Надеюсь, мы будем развивать отношения, однако надеюсь продолжать отношения и с нынешним Президентом, господином Путиным.

ВОПРОС: Хотел бы сначала задать вопрос господину Путину и поблагодарить его от всех журналистов Греции за то, что он всегда отвечал на наши вопросы, и за его гостеприимство. Восемь лет назад Вы пришли на пост Президента России. Существовал вопрос о нефтепроводе Бургас–Александруполис. Сейчас существует тот же вопрос. Можете ли Вы мне обозначить перспективу, когда будет завершено строительство этого нефтепровода? В Греции и не только в Греции эта задержка вызвала реакцию во всем регионе Восточной Европы. Хотел бы, чтобы Вы мне обрисовали своё видение региона Юго-Восточной Европы.

В.ПУТИН: Энергетические проекты, как правило, очень капиталоёмки и очень выгодны с экономической точки зрения. Но они одновременно имеют и политическую окраску, потому что, как правило, ведут к повышению роли той или иной стороны, в данном случае – европейской энергетической политики, повышают её авторитет, её значение.

У России было несколько вариантов реализации инфраструктурных проектов подобного рода: и что касается транспортировки природного газа, и что касается транспортировки сырой нефти. Мы выбрали тот, который Вы назвали, – один из этих проектов. Мы решили, что будет правильнее, если мы сразу выйдем на страны Евросоюза с дополнительными поставками российской нефти.

Но не мы одни являемся участниками этого проекта. Есть ещё две страны. Мы должны уважать их мнение, их интересы. Это весьма сложный переговорный процесс. Уверяю Вас, что в ходе этого процесса те компании, те страны, которые уже являются нашими общими конкурентами, прилагали и будут прилагать весьма энергичные усилия для того, чтобы эти проекты торпедировать либо затянуть с их реализацией. В ход идут самые разные способы: от экологических до политических. Но мы, повторяю ещё раз, будем настойчиво, спокойно, уважительно работать с нашими партнёрами в ходе переговоров и добиваться взаимоприемлемых, выгодных для всех сторон решений.

Мы считаем, что в самое ближайшее время должен быть закончен процесс подготовки технико-экономического обоснования. С того момента, как эта задача будет решена и этот этап пройден, можно будет точно сказать, когда мы реализуем весь проект. Российской стороне хотелось бы, чтобы это было сделано как можно быстрее.

К.КАРАМАНЛИС: Можно я только одно слово скажу? Задержка была на долгие годы: действительно, до 2006 года, в течение 13–14, лет был застой. Однако с сентября 2006 года, с того момента как господин Путин посетил Грецию, если вы помните, мы действительно придали толчок этому вопросу.

В январе 2008 года было подписано соглашение акционеров в Софии. Это означает, что уже определены компании, которые будут участвовать от каждой страны, и международная компания. Это означает, что необходимо давать толчки и сейчас, но во всяком случае сейчас уже идёт конкретная работа по реализации этого проекта в очень тесном сотрудничестве. И, конечно, мы помним, что будет соблюдена защита окружающей среды.

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 1529

ИСТОЧНИК: http://www.kremlin.ru/