Интервью В.Б. Христенко греческой газете «Элефтеротипия»: Перспективы проекта Бургас-Александруполис

05.09.2006 10:00

Интервью В.Б. Христенко греческой газете «Элефтеротипия»: Перспективы проекта Бургас-Александруполис

1) Свыше 10 лет обсуждается проект нефтепровода Бургас-Александруполис. В чем, Вы считаете, причины задержек в его продвижении, и с чем может быть связана активизация вокруг него в последнее время? Какова Ваша оценка современного состояния и перспектив данного проекта? Насколько оптимистично Вы относитесь к его скорой реализации?

Черноморский бассейн в настоящее время достаточно серьезно загружен и проливы Босфор и Дарданеллы с трудом справляются с возросшими потоками. Дальнейшее наращивание поставок в Черноморский бассейн будет осложнять ситуацию, и поэтому необходимы дополнительные маршруты транспортировки нефти. К тому же за последние годы очень сильно изменилась ценовая конъюнктура на мировых рынках. Фактически цена барреля нефти выросла до 70 долларов. Это придало дополнительный импульс  стабильному росту поставок. Таким образом, экономическая привлекательность проекта Бургас-Александруполис резко возросла. Эти объективные факторы во многом стимулируют работы по проекту.

Активная работа, проводимая компаниями-инициаторами трех стран, приближает начало реализации проекта. Сейчас рассматривается вопрос о заключении межправительственного Соглашения, как первого шага на пути реализации проекта.  Предполагается, что к концу года текст соглашения может быть согласован и подписан сторонами. После этого компании-инициаторы проекта активно приступят к обсуждению технических условий его реализации.

2) Каково место нефтепровода Бургас-Александруполис в энергетической системе региона? Как Вы думаете, повлияет ли конкретный проект на укрепление связей России со странами региона, и с Грецией, в частности?

Самое главное – реализация этого проекта позволит разгрузить черноморские проливы, повысить экологическую безопасность и обеспечить бесперебойную доставку нефти потребителям в третьих странах. Он имеет все шансы стать стержневым проектом в энергетическом сотрудничестве России и Греции.

Следует отметить, что проект строительства Трансбалканский нефтепровод (ТБН) Бургас-Александруполис не является двусторонним. В его реализации предусматривается участие и Болгарской Республики. Поэтому конкретное воплощение проекта возможно лишь при согласовании всеми заинтересованными сторонами необходимых условий для его реализации, в том числе, с определением формы и долей участия в проекте каждой стороны.

С российской стороны в реализации проекта строительства ТБН Бургас-Александруполис готовы принять участие такие компании, как ОАО «НК «Роснефть», ОАО «НК «Газпром нефть», ОАО «АК «Транснефть», ОАО «НК «ТНК-ВР».

Однако в обеспечении загруженности трубы будущего нефтепровода заинтересованы не только российские, но и нефтяные компании других государств, так как они несут немалые убытки ввиду вынужденных простоев танкеров при вхождении в черноморские проливы, особенно в зимний период.

В июле в Афинах было проведено первое заседание смешанной межведомственной Рабочей группы по развитию российско-греческого сотрудничества в газовой отрасли. Участники договорились развивать двустороннее сотрудничество в области углеводородов, включая вопросы реализации совместного проекта по строительству и эксплуатации подземного хранилища газа. А также согласовать в ближайшее время объемы поставок природного газа из России в Грецию на период после 2010 года.

На мой взгляд, приведенные примеры достаточно ярко иллюстрируют достаточно конкретные направления развития сотрудничества между нашими странами в области энергетики. Мы также считаем, что Греция является важным звеном в организации Черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС).

В конце сентября в Сочи состоится встреча министров энергетики стран участниц ЧЭС. В ходе этой встречи планируется обсудить энергетические стратегии стран черноморского региона. Это будет еще больше способствовать пониманию взаимных интересов и, в конечном счете, нахождению возможностей для выхода на новые конкретные проекты.

3) Многие западные аналитики и политические деятели «предупреждают» Европу, что она не должна углублять энергетическое сотрудничество с Россией, опасаясь зависимости от нее. В последнем своем визите в Грецию г-жа К. Райс публично предложила греческому руководству искать альтернативные источники энергии российским. Каков Ваш взгляд на эти «советы»?

Мы не заинтересованы в монополизации энергетической сферы в регионе. Политика, направленная на обеспечение энергетической безопасности российских поставщиков энергоресурсов, которая, безусловно, отвечает нашим стратегическим интересам, подразумевает расширение международного сотрудничества в области диверсификации маршрутов поставок. Такой подход – необходимое условие минимизации рисков и выстраивания надежных партнерских отношений между странами, включенными в энергетическую цепочку: поставщик-транзитер-потребитель. Эта позиция России представлена в Энергетической стратегии, принятой три года назад, также она неоднократно озвучивалась во время мероприятий саммита G8, проходившего в июле этого года в Санкт-Петербурге.

4)  Другие считают, что Россия строит из себя «энергетическую сверхдержаву» и в перспективе будет диктовать всем свои условия, как в случае с «газовой войной» с Украиной. Какой Ваше правительство мечтает видеть Россию в области энергетики и в каких взаимоотношениях с остальным миром? В чем суть энергетических конфликтов в рамках СНГ и могут ли возникнуть новые их обострения?

По итогам состоявшегося саммита «Большой восьмерки» был принят системный документ под названием «Глобальная энергетическая безопасность». Он основан на так называемых трех «Э»: энергетике, экономике и экологии. Принятый документ охватывает все аспекты энергетической безопасности: в нефтегазовой сфере, в области альтернативных источников энергии, в области повышения энергоэффективности и развития инфраструктуры. При этом он подразумевает не просто участие, а взаимовыгодное сотрудничество в этом всех стран, для которых вопросы стабильного развития энергетики весьма и весьма существенны, но ни в коем случае не ограничивает круг этих стран членами «Группы восьми». Подписание этого документа можно назвать запуском глобального диалога по проблемам энергетической безопасности. Собственно с выстраиванием такого диалога наша страна связывает перспективы развития и углубления международного сотрудничества в области энергетики.  

Что касается взаимоотношений с конкретными странами, входящими в энергетическую цепочку, будь то страны, добывающие углеводороды, страны-транзитеры или страны-потребители, то здесь попытка рассматривать проблемы энергетики односторонне, локально приводит к тому, что возрастают риски. Россия выстраивает свою энергетическую политику понятно, прозрачно, определенно и на долгие годы вперед. При этом все мы прекрасно понимаем, что в рыночных условиях цены устанавливает рынок. Поэтому основная наша задача не пытаться придумывать «новые истории» по поводу цен, а минимизировать те риски, на которые мы можем совместно влиять.

5) Некоторые европейцы обвиняют Россию в том, что на словах выступает за сотрудничество с ЕС, но на деле отказывается открыть месторождения иностранным компаниям. Ваше мнение по этому поводу?

На встрече министров энергетики стран «Группы восьми» в марте этого года в Москве неоднократно звучал тезис о взаимном проникновении во все звенья энергетической цепочки. Ведь одно из измерений энергетической безопасности – это безопасность и диверсификация потоков капитала, инвестиций, гарантии их безопасности. Думаю, такой подход к реализации крупных инвестиционных проектов, основанный на соблюдении интересов всех игроков и справедливом разделении между партнерами всей гаммы рисков станет основой новой энергетической политики, которая на практике может быть реализована только как политика  энергетического доверия.

Что касается участия иностранных компаний, то у нас уже реализуется целый ряд успешных международных проектов. Инвестиции здесь оцениваются миллиардами. Например, в сахалинских проектах участвуют компании из США, Великобритании, Индии, Японии. Готовится к реализации Штокмановский проект, который также будет международным. Наши нефтяные и газовые компании, независимо от формы собственности, активно и успешно сотрудничают с международными партнерами.

Еще одним ярким примером может служить сотрудничество «Газпрома» с ведущими немецкими концернами E.ON-Ruhrgas и BASF. Российская компания допустила, в частности, BASF в добычу на территории нашей страны, а немецкие партнеры обеспечили «Газпрому» доступ в те газовые сети, которыми они располагают. Так что выигрывают все. Поэтому никто не может сказать, что мы здесь замкнулись на себя, ведем себя эгоистически, не думаем о наших партнерах.

Важным я считаю создание понятной и прозрачной системы участия иностранцев в стратегических секторах российской экономики. В этом смысле любое государство должно найти разумный баланс между соображениями национальной безопасности и созданием благоприятного инвестиционного климата. В разрабатываемом нами законе об иностранных инвестициях заложены два несложных принципа. Первое - мы ничего не запрещаем, а только даем разрешение на сделки с определёнными активами. Второе - мы обозначаем критерии этого разрешения. Для себя мы обозначили эту модель как «ограничение ограничений». Надеюсь, инвесторы оценят эти усилия по достоинству.

6) В какой теперь стадии находится конфликт вокруг «Энергетической Хартии»?

На сегодняшний день Договор к Энергетической хартии и Протокол подписали 52 договаривающиеся стороны. 46 государств уже ратифицировали Договор, в то время как Российская Федерация, Австралия, Беларусь, Исландия и Норвегия пока  не завершили его ратификацию. При этом США и Канада вообще не подписали хартию.

Российская сторона строго придерживается условий Договора, однако по некоторым положениям документа, которые пока не отвечают национальным интересам нашей страны, продолжается переговорный процесс. Речь идет, прежде всего, о Протоколе по транзиту Договора к Энергетической хартии (ДЭХ).

И в этом случае наша позиция всегда была предельно ясна и понятна и состояла в следующем: мы ратифицируем Договор, но после успешного завершения переговоров по протоколу по транзиту и другим несогласованным на сегодняшний день вопросам. Переговоры по этому протоколу идут довольно давно. Россия активно участвует в консультациях, понимая при этом, что мы отстаиваем не только собственные интересы, но и интересы потребителей. В конечном счете, документы хартии создавались не как декларативная, а как реальная правовая основа для снижения рисков и повышения эффективности работы в энергетической сфере. Это означает, что со стороны государства, которое заботится о своих национальных интересах, принимать условия, противоречащие им, было бы неправильно.

7) Существует также мнение, что Россия не способна ответить нарастающим потребностям, и очень скоро ее экономика пострадает от одностороннего развития экспорта энергоносителей. Как Вы собираетесь решать эти проблемы в перспективе?

Потенциал экономического роста России сегодня связан одновременно как с дальнейшим совершенствованием функционирования ТЭК, так и с диверсификацией экономики в целом, уменьшением ее зависимости от конъюнктуры энергетического рынка. Стабильный экономический рост, который демонстрирует российская экономика в целом, способствует увеличению потребления энергоресурсов, и это закономерное явление. Ни одна из промышленно развитых и тем более интенсивно развивающихся стран сегодня не является энергоНЕзависимой.

В первом полугодии 2006 года все без исключения показатели по добыче, производству, переработке ископаемых углеводородов выросли от 1,5 до 3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, но этот рост ниже, чем рост экономики страны в целом. То есть, оба процесса - развитие ТЭК и диверсификация экономики – реально происходят, правда, не всегда с теми темпами и качеством, как хотелось бы. Дальнейшие перспективы экономического роста потенциально также вполне благоприятны, но требуют для своей реализации последовательной, сбалансированной, стратегически выверенной экономической и социальной политики.

Внешняя энергетическая политика также будет оставаться последовательной, находясь в русле Энергетической стратегии России, с непременным учетом требований укрепления системы глобальной энергобезопасности.

Что касается инфраструктурных проблем, то сегодня, например, трубопроводные проекты развиваются достаточно динамично. В 2005 году началась реализация проекта ВСТО, запущено строительство Североевропейского газопровода, заработал проект «Голубой поток», в 2006 году Балтийская трубопроводная система вышла на полную мощность. Все эти проекты красноречиво свидетельствуют не только о росте топливно-энергетического потенциала России, но и об укреплении той роли, которая ему отводится в мировой системе энергетики.

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 1388

ИСТОЧНИК: http://www.minprom.gov.ru/