Владимира Гусинского защитила прокурор

30.09.2003 00:00

Владимира Гусинского защитила прокурор

Вчера апелляционный суд Афин признал документы, присланные Генпрокуратурой РФ по поводу экстрадиции задержанного в Греции Владимира Гусинского, неудовлетворительными. Российской стороне предоставлено 15 дней, чтобы попытаться найти более серьезные аргументы.
       Вчерашнее заседание началось с вопросов прокурора Анны Заири, представляющей российскую Генпрокуратуру, к господину Гусинскому: "Осталась ли у вас собственность в России? Могла бы она по сумме возместить нанесенный ущерб?" Владимир Гусинский ответил только на первый вопрос: "Имеются акции в газовых компаниях и дом". На второй отвечать не стал, пояснив, что никакого ущерба не наносил. Тогда прокурор спросила: "Если вы выиграете этот процесс, вернетесь ли в Россию?" На это господин Гусинский твердо, но немного грустно ответил: "Нет".
       Тут Анна Заири встала, окинула взглядом зал и снова спросила: "Есть ли представители российской стороны?" Никто не ответил. "Может, из посольства? Неужели тут только заинтересованные лица со стороны Гусинского?" – "Да",– ответил кто-то из зала.
       Далее прозвучала обвинительная речь. Госпожа Заири в очередной раз опровергла тезис о том, что прецедент испанского оправдания и заявление Интерпола о политическом характере дела не могут быть решающими в Греции, указав на главенство национальных законов над международными. Отвергла она и политический подтекст требований России, подчеркнув, что страна эта "постоянно развивается, и сегодня она не такая, как 15 лет или даже 5 лет назад". "Мы видим ее лицо на международной арене" – этот довод, по мнению прокурора, должен был доказать наличие правового государства в РФ. Указав на существование особых связей между Россией и Грецией, госпожа Заири подчеркнула, что "было бы неверным нарушать двусторонние соглашения". "Нельзя не выдавать Гусинского только потому, что в российских тюрьмах плохие условия содержания заключенных, ведь тогда мы не должны выдавать и торговцев наркотиками, и представителей организованной преступности". Однако тут же выяснилось, что греческое законодательство не предусматривает такого преступления, как хищение одним юридическим лицом кредитных средств другого юридического лица с последующим их отмыванием (именно так оценивает Генпрокуратура имущественный спор бывшего владельца "Медиа-Моста" и руководства"Газпрома"). А раз не было мошенничества в отношении "Газпрома", то нет и денег, добытых незаконным путем, которые господин Гусинский мог бы отмыть. На основании этого прокурор Заири не рекомендовала апелляционному суду Греции выдавать бизнесмена России.
       После этого адвокатам можно было бы отделаться простым подтверждением факта несоответствия российского и греческого законодательства. Но Александрос Ликурезос, основной защитник Владимира Гусинского, стал решительно опровергать доводы прокурора об отсутствии политического заказа. "Прокурор уверяет нас, что в России существует правовое государство,– отметил он.– В каком правовом государстве Европы вы могли бы представить себе следующую ситуацию: человека вызывают как свидетеля, а задерживают на три дня, угрожают и путем шантажа заставляют подписать документы об отказе от собственности? В каком правовом государстве президент страны до вынесения решения суда может объявить преступником того или иного человека, да еще и владельца независимого телеканала?"
       "Как госпожа прокурор может говорить о правовом государстве, когда в международном обществе в связи с Россией сейчас горячо обсуждаются только два вопроса: преследование свободы прессы и зверства на войне в Чечне, творимые, надо отметить, обеими сторонами?" – добавил адвокат.
       Затем наступила очередь следующего адвоката, Адониса Вгонзаса. Роли между ним и Александросом Ликурезосом были распределены следующим образом. Господин Ликурезос выступает по сути дела, адвокат Вгонзас исследует каждую запятую обвинения. После выступления последнего и было принято решение признать документы российской Генпрокуратуры неудовлетворительными.
       Адонис Вгонзас находил в присланном Россией тексте множество противоречий. Например, в одном месте указано, что господин Гусинский должен "Газпрому", а в другом – что некоей третьей организации. Между тем был приведен документ самого "Газпрома", в котором говорится, что господин Гусинский ничего этой компании уже не должен. Были отмечены и другие неточности и ошибки.
       В завершение суд предоставил слово еще раз господину Гусинскому. "Вы спросили у меня, могу ли я вернуться в Россию. В 1937 году был арестован мой дед. И через два дня расстрелян как немецкий шпион,– сказал он.– Бабке моей, как жене врага народа, дали 11 лет концлагеря. А в 1957 году моя семья получила документы, в которых оба они были реабилитированы за отсутствием состава преступления. Я верю, что лет через десять я вернусь в Россию и тогда суд выдаст мне такой же документ. Но не сейчас".
       Суд предоставил российской стороне еще 15 дней для сбора дополнительных материалов по делу Владимира Гусинского. Если и эти материалы не устроят суд, процесс по экстрадиции медиамагната, скорее всего, будет прекращен.
СОКРАТ Ъ-ГРАММАТИКОПУЛОС, Афины
ГАЗЕТА "КОММЕРСАНТЪ" №177(2780) ОТ 30.09.2003

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 1219

ИСТОЧНИК: http://www.kommersant.ru