Владимир Гусинский разыграл политическую карту на уголовном процессе

28.09.2003 00:00

Владимир Гусинский разыграл политическую карту на уголовном процессе

Слушание дела об экстрадиции Владимира Гусинского в апелляционном суде Греции было назначено на час дня. Эскорт господина Гусинского подъехал к зданию на проспекте Александрос в половине первого. Прибытие напоминало четко разработанную операцию. Вначале на разведку подъехал один из адвокатов с греческой стороны Адонис Вгонзас. Он доложил по мобильному телефону обстановку своим коллегам, и через несколько минут прибыл фургон, перегородивший всю видимость журналистам. Уже затем на двух новых Opel на суд пожаловали сам Владимир Гусинский и его свита из адвокатов, их помощников, телохранителей. Общим количеством не менее десяти человек они прошествовали внутрь, избегая каких-либо публичных заявлений. Господин Гусинский выглядел спокойным, улыбался, был одет в темно-синий пиджак и обратно в тюрьму явно не собирался. Суд был открытым, но съемка и запись на диктофон запрещены.
       Заседание началось с выступления греческого прокурора, представлявшего интересы российской Генпрокуратуры. Сразу стоит отметить, что в отличие, например, от похожего дела Ахмеда Закаева, представители ни российской Генпрокуратуры, ни министерства юстиции, равно как и какие бы то ни было свидетели, на слушаниях не выступали.
       Прокурор в своей речи практически повторил все то, что было ранее произнесено различными официальными лицами России вплоть до президента Владимира Путина. Единственная разница была лишь в том, что бывшего российского олигарха, а ныне израильского бизнесмена теперь обвиняют не только в мошенничестве, но и в отмывании денег, заработанных преступным способом.
       В частности, прокурор рассказал, что обвинение предпринимателю Владимиру Гусинскому было предъявлено российской Генпрокуратурой 17 сентября 2000 года после инспекции, проведенной следственными органами по жалобе компании "Газпром", которая посчитала себя обманутой при покупке акций телекомпании НТВ.
       В ходе дальнейшего расследования, продолжил прокурор, господину Гусинскому в апреле 2001 года было предъявлено новое обвинение в отмывании заработанных преступным способом денег общей суммой в 2 млрд 800 млн руб. Прокурор подчеркнул, что новые данные открылись уже после решения испанского суда, поэтому само оно не может автоматически служить оправданием для обвиняемого. Тогда же был отправлен и новый запрос в Интерпол на задержание Владимира Гусинского, объяснил прокурор, заранее предвидя соответствующий вопрос: Интерпол признал дело Владимира Гусинского политическим, но это было сделано до предъявления бизнесмену обвинения в отмывании денег.
       Очевидно, адвокаты, как ведущий защитник господина Гусинского с греческой стороны Александрос Ликурезос, так и его коллега Адонис Вгонзас, были готовы к такому повороту. Сам обвиняемый выслушал прокурора внимательно и так же спокойно, лишь изредка поправляя очки.
       Тем не менее когда слово было предоставлено обвиняемому (его спросили, что он может ответить на заявление прокурора), Владимир Гусинский выступил довольно эмоционально. Господин Гусинский с чувством высказался по поводу своих перипетий в России в связи с "отъемом телеканала НТВ" и остальных частей медиахолдинга. Все присланные документы обвинения он охарактеризовал как сфабрикованные по приказу властей, преследующих его как владельца первого независимого телевидения в России, выступавшего с серьезной критикой войны в Чечне. Было подчеркнуто, что инициатива его преследования принадлежит лично президенту Владимиру Путину, который таким образом хочет пресечь любую критику в свой адрес. Причем в уничтожении холдинга были задействованы все методы вплоть до спецслужб. Господин Гусинский не верит, что в нынешней России возможно честное правосудие, поэтому просит Грецию его не выдавать.
       Защита, ранее заявлявшая было о спорных экономических нюансах российского обвинения (невозврат кредита – в данном случае речь идет о кредите "Газпрома" – не является уголовно наказуемым преступлением в Европе, следовательно, не было и последующего отмывания средств из якобы похищенного займа), на этом заседании придерживалась другой стратегии – дело господина Гусинского было объявлено политическим заказом. При этом подчеркивалось, что в случае его выдачи бизнесмен не может рассчитывать на справедливый суд в России.
       Те же аргументы, что прозвучали в речи обвиняемого, были высказаны и Александросом Ликурезосом, который в заключение своей речи предложил судьям ввиду серьезности дела отложить вынесение решения, пообещав предоставить дополнительные свидетельства ущемления свободы слова в России и политического характера преследования Владимира Гусинского. Как заявил господин Ликурезос, дополнительный пакет документов будет передан в апелляционный суд уже в пятницу. Заседание же с согласия обеих сторон отложено до 10 часов утра 29 сентября.
       Позже, общаясь с корреспондентом Ъ, Адонис Вгонзас подчеркнул, что никаких сюрпризов со стороны российского обвинения на суде не было. А Александрос Ликурезос добавил, что суд проходил в спокойной обстановке и никакого давления со стороны российских властей не ощущалось.
       Надо сказать, что команда господина Гусинского вышла из здания суда уже не в столь радужном настроении, в котором заходила. Впрочем, возможно, сказывались усталость и жара: в Греции сейчас около 30°. Сам бизнесмен не пожелал общаться с журналистами и сел уже в черный Mercedes. Адвокаты же, отвечая на вопросы, всякий раз подчеркивали политический характер дела.

СОКРАТ ГРАМАТИКОПУЛОС

ГАЗЕТА "КОММЕРСАНТЪ" №175(2778) ОТ 26.09.03

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 1831

ИСТОЧНИК: http://www.kommersant.ru