Греческая церковь в Санкт-Петербурге и ее основатель меценат Бенардаки

31.01.2009 13:36

Греческая церковь в Санкт-Петербурге и ее основатель меценат Бенардаки

ГРЕЧЕСКАЯ ПОСОЛЬСКАЯ ЦЕРКОВЬ ВО ИМЯ СВ. ВМЧ. ДИМИТРИЯ СОЛУНСКОГО В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ И ЕЕ ОСНОВАТЕЛЬ МЕЦЕНАТ Д.Е.БЕНАРДАКИ


Греки появились в Петербурге в первые десятилетия существования города. В то время жители Санкт-Петербурга селились по слободам, в каждой из которых объединялись выходцы из определенных мест. Греческая слобода находилась на северном берегу Мойки. Греки работали мастеровыми на Адмиралтейской верфи.

После пожара 1735 года для Греческой слободы определили участок в районе Песков, рядом с Лиговским каналом. Греческая слобода существовала на Лиговке в течение всего XVIII века.

Поскольку греки стали активно селиться в Петербурге после Крымской войны (1853-1856), богослужения для них совершал на греческом языке, в одном из приделов Казанского собора, специально приглашенный из Константинополя архимандрит – Григорий Виглерис. В конце 1850-х годов греки попросили отвести место для трехпрестольного храма у Лиговского канала – в районе своего расселения. Было принято решение храм посвятить святому имени великого Димитрия Солунского чудотворца.

По высочайшему велению императора Александра II  городская администрация выделила для постройки удобный участок – бывшую Летнюю Конную площадь на Песках. Дмитрий Егорович (Георгиевич) Бенардаки

Получив разрешение на строительство церкви, греки стали собирать пожертвования, но собранных общиной пожертвований хватило только на часовню. Тогда состоятельный грек предприниматель  Дмитрий Егорович (Георгиевич)  Бенардаки предложил отослать собранные деньги на возрождение церкви во имя святого Никодима при русском посольстве в Афинах, а строительство греческой церкви в Петербурге взял на себя.

Закладка церкви состоялась 25 мая 1861 года, а 31октября 1865 года храм был торжественно освящен.

Итак, 25 мая 1861 года митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Исидор заложил на Летней Конной площади (ныне Греческая площадь) однокупольную церковь со звонницей и причтовые дома при ней, а улица Летняя Конная была переименована с постройкой храма в Греческий проспект (к счастью, это название сохранилось по сей день).

Церковь  сооружалась в византийском стиле по проекту Романа Ивановича Кузьмина (1811-1861), выдающегося зодчего, долгое время жившего в Греции. Там в 1830-х годах он изучал памятники христианского искусства первых веков. При закладке в стену южной пристройки к алтарю была вделана доска с надписью: «Православный храм сей во имя святого Димитрия Солунского заложен во славу Божию 25 мая 1861 году усердием и иждивением отставного поручика Дмитрия Егоровича Бенардаки в бытность полномочным министром греческого короля в Санкт-Петербурге князя  И. М.  Суццо, при сотрудничестве Греческого Генерального консула И.Е Кондоянаки по проекту, составленному строителем сего храма профессором архитектуры Р.И. Кузьминым».

Кем был Св.вмч. Димитрий Солунский  – хорошо известно всем грекам, ибо он является покровителем города Салоники (Фессалоники). Он был правителем этого города при римлянах. Не менее это имя чтимо и русской православной церковью. Ведь Св. Димитрий является молитвенным заступником Руси.   В святцах имя Димитрий встречается как в России, так и в Греции. На иконах он изображается в военном обличии на коне и с копьём. Его имя носит старинная церковь в Салониках, одна из самых больших в Греции.

Выстроенное в Петербурге крестообразное в плане  здание в греческом стиле, увенчанное массивным куполом (напоминало Храм святой Софии в Константинополе), имело хорошую акустику, обильно  равномерный свет из сорока окон с матовыми стеклами освещал настенные изображения. Недаром современники архитектора Р.И.Кузьмина его произведение называли «маленьким подобием храма Св. Софии в Константинополе».

Православный храм сей во имя святого Димитрия Солунского

Служили в храме, вмещавшем 1000 человек, по-гречески и по-славянски священники, приглашаемые из Греции; они подчинялись греческому посольству. С освящением  храма первым настоятелем был архимандрит Неофрит Погадос, переводивший с греческого на русский духовную литературу. Он непрерывно прослужил в этом храме 26 лет (с 1861 года по 1892 год).

Кроме престольного праздника, особенно торжественно греки отмечали Благовещение, 25 марта – день освобождения Греции от турецкого ига и царские дни греческого королевского дома.

В храме хранились списки чтимых греками чудотворных икон: Благовещение и Прмц. Параскева, древний образ «Милующей» и крест с частицей Животворящего Креста.

Интересны выдержки из столичной прессы того времени по поводу строительства Греческой церкви.

«Несмотря на то, что храм стал неким архитектурным исключением для столицы, а может быть благодаря этому, петербуржцы приняли творение Кузьмина на «ура!». (6)

 Столичная пресса выражала восторг: «Из новых зданий, воздвигнутых в Петербурге самое замечательное по своей архитектуре – Греческая церковь. Чистота стиля и простота отличают ее. Храм очень красивый, в архитектуре ее нет ничего рутинного, казенного». (1)

«Этот величественный храм, составляющий украшение Петербурга, - уменьшенная копия великой христианской святыни – Константинопольского храма Софии (Премудрости Божией)». (5)

«С открытием этой церкви вся прилежащая к ней часть столицы получила другой красивый вид и там, где прежде, на Летней Конной площади, тонули в грязи, поднимаются изящные стройные здания, группируясь около Греческой церкви».  (1)                                                        
                                                                   
После революции 1917 года храм Д.Солунского пережил не лучшие  времена. Начались аресты священнослужителей, отбиралась ценная утварь и т.д. Окончательное закрытие церкви произошло 11 января 1939 года. Имущество, как сообщалось, передали большей частью в музейный фонд, а фактически его разграбили. А  в самом здании церкви, после передачи в районное жилищное управление, разместили военно-учебный пункт.
Разрушенный храм

Но самое страшное случилось при гонениях на церковные храмы времен правления страной Хрущевым. В 1962 году решили разрушить церковь, как бы не имеющую архитектурной значимости для города. И на ее месте построили к 50-летнему юбилею Октябрьской революции концертный зал «Юбилейный». После того, как полностью было снесено церковное здание, 16 ноября 1962 года, при разборке фундамента, в полу алтаря, нашли гранитную плиту, где имелось отверстие, закрытое пластиной. И при ее вскрытии обнаружили под полом склеп, где находился металлический гроб.

Внутри его оказался деревянный гроб, в котором лежало мумифицированное тело богато одетого мужчины. При дальнейшем обследовании  нашли монеты, награды, фотографии, разные изделия, а также «жизнеописание» умершего. Из этого «жизнеописания» стало понятно, что в склепе под церковью лежало забальзамированное тело Дмитрия Егоровича Бенардаки. Пролежав более суток  во влажной среде, тело Бенардаки было отправлено в городской морг.

Так окончательно была  стерта с лица земли Греческая Посольская церковь во имя Св. вмч. Димитрия Солунского.

По поводу этого варварства будущий лауреат Нобелевской премии, живший недалеко от церкви, написал большое стихотворение, часть которого и приводим:
Теперь так мало греков в Ленинграде,
Что мы сломали Греческую церковь,
Дабы построить на свободном месте
Концертный зал. В такой архитектуре
Есть что-то безнадежное. А впрочем,
Концертный зал на тыщу с лишним мест
Не так уж  безнадежен: это храм,
И храм искусства. Кто ж виноват,
Что мастерство вокальное дает
Сбор больший, чем знамена веры?
Жаль только, что теперь из далека
Мы будем видеть не нормальный купол,
А безобразно плоскую черту.


Можно привести несколько запоздалых высказываний жителей Петербурга по поводу разрушения Греческой церкви:
«Операцию» эту провели успешно. Зал «Октябрьский» украсил (украсил ли?) наш город.  А боль от этого варварства осталась, как и сожаление о безвозвратной утрате замечательного церковного здания, являвшегося украшением Петербурга». (Светлана Теленюк – 6)

«А потомки… Что ж, перебирая когда-нибудь номера сегодняшних газет, они прочтут и о том, что мы не защитили, не уберегли. В скорбном перечне этом – и  Греческая церковь».  (Борис Метлицкий – 6)           
       
Интересны воспоминания Е.Г. Епатко (ныне здравствующего научного сотрудника Государственного Русского музея), который мальчиком бывал в греческой церкви:
«Особенно меня поражали высота купола и яркая красочная гамма орнаментов, составленных из переплетающихся цветов и листьев. Я смотрел на росписи как завороженный, пока звяканье ключей в руках сторожа не возвращали меня к жизни».     (3)

А теперь о самом Бенардаки.

Дмитрий Егорович (Георгиевич) Бенардаки родился в июле 1799 году в Таганроге* в семье греческого офицера (впоследствии капитана-лейтенанта русской армии) Георгия Никифоровича Бенардаки.

Отец Дмитрия Бенардаки поселился в провинциальном российском городке Таганроге, на берегу Азовского моря, приехав в Россию после Русско-турецкой войны 1768-1774 гг. В это время в Таганроге и других южных землях России происходило массовое переселение греков, воевавших на стороне русских войск. Георгий Бенардаки по приезде в Таганрог хорошо благоустроился.

Дмитрий Бенардаки после гимназии служил в Ахтарском гусарском полку. Затем, по семейным обстоятельствам вышел в отставку в 1823 г. в чине поручика. Д.Бенардаки начал свой бизнес, получив от отца, как сейчас говорят, свой небольшой начальный капитал.

В это время в Петербурге шли торги по винным откупам, которые молодой Бенардаки удачно выиграл. Вскоре весь винодельческий промысел в столице с магазинами и складами стал принадлежать ему, от чего он несметно разбогател.

Заработанные деньги Бенардаки вложил в сельское хозяйство и в промышленность. Заимел большие земельные угодья (более 620 тысяч десятин) и 10 тыс. крепостных. Затем он основал ставшей легендой русской промышленности Сормовский завод в Нижнем Новгороде.

При Бенардаки на заводе впервые появились паровые машины, токарные станки, подъемный кран, а также первая в России мартеновская печь. В селе Макарьево под Н.-Новгородом он учредил знаменитую торговую ярмарку с многочисленным оборотом. Также он выступил организатором известного базара в Городце. Имел 16 заводов в шести губерниях, речное пароходство на Волге, золотые прииски в Восточной Сибири и Амурской области. В Петербурге купил дом 86 на Невском проспекте (ныне дом союза театральных деятелей им. Станиславского), а также три доходных дома на Греческом проспекте и многое другое.
 
Имея такое богатство, являясь одним из первых миллионеров России, одновременно был крупным благотворителем и меценатом. Так для своей исторической родины немалую долю своего состояния Бенардаки пожертвовал на строительство университета, национального музея и национальной библиотеки.
  
В России также большую часть своего времени уделял делам благотворительности и меценатства. Дмитрием Бенардаки были основаны Фонды благотворительности нуждающимся учащимся Петербуржских мужских гимназий, опекал детей, осужденных за мелкие преступления, создав несколько земледельческих колоний и ремесленных приютов – «Приют и помощь детям». За его же счет – свидетельствовал современник – воспитывалось столько молодых людей и существовало столько бедняков, что Греция обязана ему вечной благодарностью. Есть сведения, что Петербургский откупщик нередко поддерживал материально на горе Афон русский монастырь Святого Пантелеймона.
      
Бенардаки взял на себя работы по сооружению Северного и Южного Кронштадтского форватеров, за что был награжден Российским правительством орденом Св. Владимира IV степени, затем III степени. За свою благотворительную деятельность Бенардаки был награжден большим количеством наград от правительства Греции и России. Он был постановлением  Правительствующего Сената 28 ноября 1850г. и 6 сентября 1861г. утвержден в потомственном дворянстве с его сыновьями и дочерьми.
жена Анна Егоровна
В 1824 году Дмитрий Бенардаки женился на дочери Нежинского грека Анне Егоровне Кипури. У них родились три сына и пять дочерей. Жена Анна умерла в октябре 1846 года, когда сыну Константину было 5 дней, и не дожила до получения дворянского титула. До этого в глазах властей Д.Бенардаки оставался «поручиком Бенардаки», каковым он именовался во всех официальных бумагах.
 
В Эрмитаже хранятся портреты Д.Е.Бенардаки, жены Анны Егоровны и дочери Екатерины (графиня Д'Аш) выполненные 1844 г. французским художником Карлом фон Штейбеном (Карлом Карловичем).

Бенардаки оставил большой след в истории русской культуры, как меценат и коллекционер современной и русской западной живописи, охотно представляющий свои картины на благотворительные выставки таких художников как Брюллов, Айвазовский и других.
 
Также  Д. Бенардаки был связан с деятелями культуры Санкт-Петербурга, с художниками, писателями, с такими, как Н.В.Гоголь, С.Аксаков, В.Жуковский, М.Лермонтов. Бенардаки считал за честь оказать финансовую помощь Гоголю, которым он восхищался его гениальностью. Во второй части «Мертвых душ» (которую он вскоре сжег) основа образа Констанжогло списана Гоголем с Бенардаки.
 
Об особом отношении императорской семьи к Бенардаки свидетельствует то, что императорская семья Романовых была настолько расположена к нему,что занимала у него деньги на государственные нужды. Таких примеров благосклонности императорского дома единицы. Это считалось большой привилегией.
портрет дочери Екатерины (графиня Д'Аш)
Скончался Бенардаки неожиданно – 28 мая 1870 года в Висбадене, в Германии.   Учитывая его большие заслуги перед Россией, а также желание его детей, император Александр II  разрешил похоронить дворянина Д.Е.Бенардаки в Греческой церкви и лично встречал (!) на Николаевском вокзале поезд, доставивший гроб с забальзамированным телом в Петербург, где 21 июня Бенардаки был похоронен.
 
21 октября 2006 года в Санкт-Петербурге по инициативе автора этих строк, председателя Совета «Русско-Греческого клуба имени Димитрия Бенардаки» состоялась международная научно-практическая конференция «Греческая посольская церковь в Санкт-Петербурге: история и перспективы возрождения». Ее проведение совпало с масштабной культурной акцией – «Дни Греции в Санкт-Петербурге», проводившейся консульством Греции в Санкт-Петербурге по инициативе Генконсула Димитриоса Летсиоса.
 
В повестку дня конференции были включены 8 докладов, так или иначе связанные  с историей  греческой общины в Санкт-Петербурге, трагической утратой Греческой Посольской церкви. Представлены были повествования о жизни Св. вмч. Димитрия Солунского, глубоко почитаемого в Греции и в России, о деятельности, как было сказано выше, знаменитого мецената Димитрия Егоровича Бенардаки. Докладчики всемерно подчеркивали прочность духовных и культурно-исторических связей русской и греческой Православных Церквей, народов России Греции и Кипра.
 
Интересны были доклады Яниса Капосакалидиса, Тамары Арминопуло, священнослужителя отца Владислава (Анцибора), Дмитрия Бутырина, Харалампия Апачиди, Генконсула Кипра Деметриса Самуила.

В докладе  архитектора Бутырина конкретно предлагалось новое место для возведения церкви и обещалось обеспечение всей технической документации по восстановлению церкви.

Особо большую работу провел по оформлению и подготовке конференции Александр Михайлович Русанов. Он не только выступил с содержательным докладом, но и  создал огромное панно для выставки размерами (1.4 х 4 м). А также оформил фотоальбом всей конференции. Помогала по оформлению также Татьяна Соцкова. Есть надежда, что конференция прошла не напрасно, что дело возрождения Греческой церкви будет продолжено.

…Пока дело до конца не доведено. Предстоит еще выпустить сборник докладов, и обращение к властям о необходимости восстановления Греческой церкви (материалы давно собраны).

Когда был опубликован в «Санкт-Петербургских ведомостях» очерк под названием «Мумия, найденная в центре Ленинграда», спустя 44 года со дня глумления над останками выдающегося благотворителя и мецената грека Димитрия Егоровича Бенардаки, группе  людей состоящих из русских и из греков пришла идея создать в Санкт-Петербурге Региональную общественную организацию –  «Русско-Греческий клуб им. Д. Бенардаки». Целью и задачей этой организации стало организовывать культурно-просветительское досуговое общение и пропаганду исторического наследия для сохранения памяти о деятельности греков в России, неоценимой помощи, оказанной Россией в освободительной борьбе Греции за свободу и независимость.
 
Долгие годы все попытки найти останки Д. Бенардаки заканчивались безрезультатно. И только на наше письмо от 08.02.2006 года в адрес начальника судебно-медицинской экспертизы г. Санкт-Петербурга г-на Лаврентюка Георгия Петровича был получен  обнадеживающий ответ: там сообщалось, что большими стараниями исполнителя письма, профессора Юрия Викторовича Гальцева, заместителя начальника «Бюро судебно-медицинской экспертизы,  в запасниках музея СПб ГУЗ, БСМЭ, были найдены  части (фрагменты) тела человека, которые с большей долей вероятности могут принадлежать господину Д. Бенардаки.

Сообщалось также, что по имеющимся данным в музее кафедры судебной медицины Санкт-Петербурга Государственной медицинской академии им. И.И. Мечникова находится препарат сердца Д. Бенардаки. Последний факт особенно важен – вопреки расхожему мнению, звучавшему во многих публикациях, будто своё сердце Д. Бенардаки, якобы, завещал захоронить на  исторической родине, в Греции.
 
По заверению профессора Е.С. Мишина, в том числе и мне, сердце, находящееся в их музее, принадлежит Д.Бенардаки, но тут есть большие проблемы.

Чтобы доказать, что найденные в музее «БСМЭ» части тела также принадлежат Бенардаки, в первую очередь требуется направление или разрешение от компетентных органов на проведение исследований и комплексной идентификационной судебной медицинской экспертизой. Так что, после получения упомянутого ответа, вот уже более двух лет, как нашим Клубом ведется переписка – начиная с письма к губернатору города В.И. Матвиенко, далее в прокуратуру Московского района, и уже дважды в прокуратуру города (последнее письмо передано 26.03.2008. Ответ на него тоже получен – он повторяет прежнюю отписку. Похоже, мы попали в какой-то порочный круг).

Самое последнее письмо было направлено в Генеральную прокуратуру РФ от имени нашего Клуба помошником депутата Государственной Думы РФ И. И. Саввиди. Получен ответ от прокуратуры Санкт-Петербурга, где последние слова письма кончаются фразой: «Кроме того, разъясняю, что действующее законодательство не содержит запрета на проведение исследований на договорной основе».

Кажется, лед тронулся.

Руководство СПбГУЗ «БСМЭ» на основании этого пункта, наконец, согласилось создать комиссию разных специалистов и провести на договорной основе с Благотворительным фондом И. И. Саввиди идентификацию найденных фрагментов, принадлежащих с большой долей вероятности Д. Бенардаки.

И всё же мы надеемся, что, наконец-то, увидим свет в конце тоннеля и этот вопрос разрешится положительным образом, что будет, наконец, представлена возможность достойно предать земле останки  великого человека – Димитрия Егоровича Бенардаки.

Мы греки-потомки не вправе забывать свое прошлое.
Кессиди Иордан Харалампович

Кессиди Иордан Харалампович,
Председатель Совета
«Русско-Греческого клуба
им. Димитрия Бенардаки»
г. Санкт-Петербург

  





ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
1. «Воскресный досуг», июнь 1870 г.
2. Греческая Посольская церковь во имя святого великомученика Димитрия Солунскаго, в С.-Петербурге. – С.-Петербург, 1865.
3. Епатко Ю.Г. Семейные портреты Бенардаки и Бенкендорф работы французского художника Карла фон Штейбена в собраниях Эрмитажа и Русского музея // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 2003 г. – М., 2004.
4. Епатко Ю. Портрет «мумии» хранится в Эрмитаже // «Санкт-Петербургские ведомости». – 18 мая 1996 г.
5. Краткий исторический очерк Греческой Посольской церкви в Петрогра- де. – Петроград, 1915.
6. Теленюк С. Боль юбилейной операции // «Санкт-Петербургские ведомости». – 28 марта 1992 г.
7. Шрагер Я., Мухин Н. Мумия, найденная в центре Ленинграда // «Санкт- Петербургские ведомости». – 16 марта 1996 г.

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 14974

ИСТОЧНИК: http://www.greek.ru