Впервые в Греции в Византийском музее проходит выставка «Эмаль. Цвет сквозь века»

Впервые в Греции в Византийском музее проходит выставка «Эмаль. Цвет сквозь века»

13.01.2008 21:29

Впервые в Греции в Византийском музее проходит выставка «Эмаль. Цвет сквозь века»

В Византийском музее в Афинах проходит уникальная выставка «Эмаль. Цвет сквозь века». Впервые в музее представлена экспозиция, рассказывающая об истории художественной эмали, о географии ее распространения, видах и возможностях.  Выставлены работы от Микенского периода до произведений современных художников.  Экспонаты собраны как из частных коллекций, так и специально привезены с Афона, что делается крайне редко. Современную эмаль представляют три художника: Антонакис (французская школа эмали) и российско-греческие художники, отец и сын, Николай Мастеропулос (1948-2003) и Иван Мастеропулос. Экспозиция продлится до 17 февраля 2008 г. по адресу: Athens, Vas. Sofias 22, tel. 210-7211027.

Работы Антонакиса

Искусство эмали было известно много веков назад у разных народов и достигло своего расцвета в Византийскую эпоху.  Сейчас в этой области работают немногие художники, т.к. утеряны некоторые секреты, и работа над эмалью требует терпения и технически сложна. Эмаль – это тонкое стеклообразное покрытие, состоящее из кварца, соды, мела, карбоната магния, окиси свинца. Сырье наносится на поверхность металла и в специальных печах подвергается обжигу при температуре от 600 до 900 градусов. Цвет достигается с помощью окисей металлов.

Богородица с младенцем. Николай Мастеропулос. 1988. Коллекция Г. Илиадиса

Нам эмаль хорошо известна по бытовым предметам: эмалированная посуда, плиты, холодильники, ванны, раковины и т.д. Видя  эмаль каждый день в столь будничном применении, мы не задумываемся о том, что она может стать предметом искусства, в том числе церковного. Художественная эмаль бывает перегородчатая, выемчатая, живописная, по керамике и других видов.

Сегодня сильные школы эмальеров существуют во Франции, Венгрии и в Грузии. Однако в Греции традиции утеряны, нет эмальерной школы, и даже искусствоведы и историки искусства, в том числе византийского, не знают ни технологии приготовления эмали, ни ее разновидностей. И цель выставки – показать зрителю эту технику и рассказать о ней.  Поэтому в залах много текстов, рассказывающих об эмали.

Понтиец, играющий на лире. Николай Мастеропулос. 1989. Из коллекции Г. Фотиадиса

Из современных работ обращают на себя внимание эмали Николая и Ивана Мастеропулосов. Николай Мастеропулос (1948-2003 гг.) - российский художник, имеющий греческие корни. Он окончил  Институт прикладного искусства им. Строганова, факультет монументально-декоративного и прикладного искусства по специальности «художественная керамика». Техникой эмали он занимался с 1988 г., постоянно экспериментируя. Его работы находятся в музеях и частных коллекциях всего мира. Им создано более 2000 эмалей.  С 1997 г. художник работал в Греции. К этому периоду относятся иконы, выполненные в технике византийской эмали для монастыря Св. Дионисия на Афоне.

Апокалипсис Иоанна Богослова. Левая часть диптиха. Николай Мастеропулос. 1999-2002. Монастырь Св. Дионисия. Афон

Одной из целей Мастеропулоса было возрождение метода византийской перегородчатой эмали, для которой очень важен рисунок, важно знание эстетики и самой византийской иконописи. Кроме того, путем мучительных и долгих проб он добивался получения такой эмали, которая при сравнении с византийской ничем не отличалась бы от нее.

Апокалипсис Иоанна Богослова. Правая часть диптиха. Иван Мастеропулос. 2005-2007. Монастырь Св. Дионисия. Афон

Свою любовь к эмальерному искусству и знания Николай Мастеропулос передал своим сыновьям, художникам, Ивану и Михаилу. Иван (Янис) Мастеропулос живет и работает в Афинах, учится на художественном факультете Афинского Университета. Яркой, жизнерадостной, красочной предстает столица Греции в его картинах. Художник раскрывает истинное лицо Афин, хотя некоторые видят в нем лишь серо-бетонные коробки. Помимо живописи Иван продолжает заниматься эмалью, в основном перегородчатой. Работает и для монастыря Св. Дионисия, и для частных заказчиков.

Иван Мастеропулос Мы встретились с Иваном в его мастерской в Афинах, где он и ответил на наши вопросы.

- Почему отец занялся эмалью?
- Отец закончил отделение монументально-декоративной живописи в Строгановском институте в Москве и еще тогда занимался монументальным искусством. Затем долго работал в метрострое над оформлением станции Ботанический сад и еще нескольких станций, создавал большие мозаичные панно для институтов. Это была система выживания художников в то время, когда они зарабатывали на госзаказах. Но эти работы не давали полной  цветовой реализации. Отец экспериментировал в разных областях. Сначала были попытки  абстрактных композиций в масле, где он придавал огромное значение цвету. Потом вернулся к эмали, т.к. глубина и цветосила стекла давала больше возможностей для создания активных цветовых композиций. Он добился колоссальных результатов, обжигая квадратные метры эмали (некоторые работы достигали размера 200х250 см), в то время как обычный эмальер не выходит за рамки 40-50 кв. см, что практически сложно, не говоря уже о вредных испарениях и т.д. Экспериментируя с цветом, с химическими составляющими, отец получал магические результаты. После 7-10 обжигов на огромном эмальерном полотне можно рассматривать каждый сантиметр как драгоценный. Также для него было важно, чтобы не возникало ничего лишнего, необъяснимого, чтобы все в работе было подчинено логике и красоте его замысла.

- Это кропотливая работа? Сколько времени требуется для небольшой эмали?   
- Если говорить о живописной эмали, она проще. Это очень похоже на обычную станковую живопись. Перегородчатая – очень кропотливая, в чем-то пересекается с ювелирной работой. Постоянно работаешь с металлом, что-то сплавляешь, что-то режешь, что-то шлифуешь. При этом еще и сложности с самой перегородкой. Мне, после 10 лет работы в этой технике, для маленькой эмали достаточно одного дня. Но в среднем необходимо три дня с утра до ночи работать над эмалью размером 2 см, потому что та же перегородка очень капризная, по толщине она как фольга. Надо следить за уровнями перегородки, за совпадением с рисунком, чтобы рисунок при обжиге не сбивался, за правильностью положения цвета. Нужно очень много обжигов, даже для маленькой трехсантиметровой эмали - не менее трех обжигов. Соответственно получается три эмали, трижды ты ее рисуешь, трижды обжигаешь. В этом кропотливость. Опять же из-за непредсказуемости некоторых материалов могут подвести цвета, и трехнедельная работа пойдет в брак. Тогда - зачищение в кислоте, и все заново.

Центральная часть. Апокалипсис Иоанна Богослова. Левая часть диптиха. Николай Мастеропулос. 1999-2002. Монастырь Св. Дионисия. Афон

В «Апокалипсисе» центральная композиция «Христос на троне» - большая эмаль (17х18 см). Только перегородка для нее создавалась больше месяца, т.е. каждый день в течение месяца шла работа  над 17 см. Потом многослойная роспись – тоже больше месяца. И в последнем обжиге подвели два цвета. Работа могла пойти в брак, но отец нашел какие-то решения, что-то переделали. В итоге работа получилась.

Апокалипсис Иоанна Богослова. Правая часть диптиха. Иван Мастеропулос. 2005-2007. Монастырь Св. Дионисия. Афон

- Из какого материала делается перегородка?
- Из золота. Основа может быть из другого материала, а перегородка только из чистого металла. Потому что золото при обжиге не меняет цвет и не меняет рисунок. Золото наиболее стойко к огню. Это не так дорого, как кажется. Это очень эластичный материал. Из грамма золота тянутся километры проволоки.

Апокалипсис Иоанна Богослова. Правая часть диптиха. Иван Мастеропулос. 2005-2007. Монастырь Св. Дионисия. Афон

- Кто-то еще занимается сейчас византийской эмалью?
- Я не знаю, что происходит в России в этой области. В Грузии уже несколько лет работают мастерские перегородчатой эмали, но это эмаль грузинская, а не византийская.
Основа взята из византийской школы, но по прошествии веков она сильно изменилась и теперь очень отличается  от византийской. Знаю, что сейчас на Афоне стали создавать мастерские. Есть в двух монастырях иконописцы, которые работают в этой технике. Есть довольно красивые вещи, но пока это все на экспериментальном уровне.

Апокалипсис Иоанна Богослова. Правая часть диптиха. Иван Мастеропулос. 2005-2007. Монастырь Св. Дионисия. Афон

Главное, мы все благодарны Афону, что они решились вывезти так много работ и показать их в миру, хотя это было непросто. Но эти работы важно показывать в музеях, т.к. не все могут поехать на Афон и увидеть их там, в музее монастыря. Все это не скоро повторится. Не скоро решатся их вывезти снова. Они будут публиковаться, но эмали очень важно смотреть вживую, особенно – перегородчатые. Там есть глубина, это интересно рассматривать вблизи.


В заключение хотелось бы привести слова отца Симеона из монастыря Св. Дионисия со Святой горы Афон о значении выставки и о работах Мастеропулосов:
«Уникальность экспонатов, которые мы прислали с Афона, в том, что в этих работах идет попытка выйти за рамки монументально-декоративной техники и сделать технику эмали одним из самостоятельных видов искусства. Несколько работ в этой технике могут войти в историю искусства. Это не обыденное восприятие эмали (ложечки, ювелирные изделия, вазы), а уже следующий шаг - создание произведений искусства в этой технике.

Текст: Наталья Годунова
Фото: Роман Симкин
Афины. Декабрь. 2007


Алексей и Мануэль Комнины. Николай Мастеропулос. 1986. Из коллекции М. Харалампидиса

Портреты. Николай Мастеропулос. 1991. Из коллекции К. Фотиадиса

Циклоп. Николай Мастеропулос. 1987. Из коллекции К. Фотиадиса

Апостолы и пророки. Иван Мастеропулос. Монастырь Св. Дионисия. Афон. 2004

Апостолы и пророки. Иван Мастеропулос. Монастырь Св. Дионисия. Афон. 2004 

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 7894

ИСТОЧНИК: http://www.greek.ru