Трагический певец Эллады ХХ ВЕКА. К 35-летию со дня смерти греческого поэта Йоргоса Сефериса

19.09.2006 10:00

Трагический певец Эллады ХХ ВЕКА. К 35-летию со дня смерти греческого поэта Йоргоса Сефериса

В двадцатых числах сентября 1971 года Афины хоронили одного из выдающихся эллинов ХХ века поэта Йоргоса Сефериса. По улицам столицы Греции прошла многочисленная студенческая демонстрация под лозунгами «Сеферис – наш кумир!», протестуя таким образом над четырехлетним пребыванием у власти режима «черных полковников». Ни для кого не было секретом, что Сефериса власть открыто недолюбливала и не трогала только потому, что поэт был единственным живущим в стране лауреатом Нобелевской премии.

Будущий нобелевский лауреат родился 29 февраля 1900 (по другим данным 1901) года в городе Смирна на малоазиатском побережье Турции в местах массового эллинского поселения, насчитывающего не одну тысячу лет. Так получилось, что его земляком был самый знаменитый грек ХХ века Аристотель Онассис, однако пути земляков и ровесников (Онассис был младше Сефериса на пять (по другим данным на шесть) лет) разошлись, однако каждый выбранный ими свой путь привел каждого к славе.

Отец Георгиса Сафариадиса (Йоргос Сеферис – литературный псевдоним поэта) был университетским профессором и захотел дать сыну хорошее образование. С малых лет Георгию пришлось покинуть дом, он учился вначале в Афинах, а затем в Париже, где его застала первая мировая война. Георгиос, как впрочем и многие его земляки – уроженцы Малой Азии, не догадывался, чем закончится для них война.

Греция поддержала Антанту, греческие войска воевали на фронте против австрийцев и турок. После катастрофического для Турции окончания войны, учитывая историческую неприязнь между турками и греками, Антанта послала греческие войска для оккупации побежденной Турции (союзницы Германии и Австро-Венгрии), а затем и для борьбы с революцией «младотурок» 1921 г. под руководством Мустафы Кемаля. Учитывая разброд в Турции, вызванный революцией, Греция, надеясь на помощь Англии и Франции, решила отхватить у турок малоазиатское побережье, населенное преимущественно греками.

Греческие войска шли в бой с лозунгами возрождения великой Греции. Но начавшаяся греко-турецкая война обернулась для Греции катастрофой. Греческие войска были разбиты и изгнаны из страны, а против населявших Турцию греков началась резня.  Тысячи эллинов в панике покидали тысячелетние города и селения и пытались на утлых суденышках покинуть бурлящее от снарядов и пуль побережье Эгейского моря. Грецию поверг шок. Ничего подобного со времен турецкого завоевания XV века она не видела. Даже зверства времен войны за независимость 1821-1828 годов не шли в расчет. Но, увы, эта трагедия была лишь проблемой самой Греции. Образованная Европа, сама еле выкарабкивающаяся после разрухи недавней мировой войны, не обратила внимание на трагедию древнего народа, чье культурное наследие изучается во всем мире.

Георгис примчался из Парижа на родину. Толком неизвестно, насколько пострадала его семья от турецкой резни, но сам факт средневекового варварства против собственного народа (малоазиатские эллины вряд ли были виновны в развязывании греческо-турецкой войны) вызвал у молодого выпускника Сорбонны глубочайшее потрясение (понятно, что не только у него). Потрясение выплеснулось на бумагу, именно сравнимая разве только с трагедией армян трагедия эллинов призвала к творчеству одного из самых выдающихся поэтов современной Греции.

Дело в том, что заниматься поэзией в Греции образованным людям было тяжеловато. За всю свою долгую культурную историю Греция пережила два больших периода – античности и средневековья времен Византийской империи. И хотя античный период греческой поэзии намного превосходит по популярности в мире, византийская литература на основе христианства оказывало большое влияние и на создание новогреческого языка и созданной на его основе новогреческой литературы. Именно эта дилемма – какого образца придерживаться – более известного в мире античного, или более приемлемого византийского – вставала перед всяким эллином, воспитанном на обоих образцах одной таки эллинской культуры. Георгиос Сафариадис, как дитя своего времени выбрал все-таки византийский образец, однако образование, полученное во Франции, включая студенческие литературные тусовки, привело его к использованию нетрадиционного для Греции стихотворного стиля верлибра.

Послевоенная побежденная Греция, испытавшая огромный наплыв работоспособного населения из Малой Азии, испытывала тяжелую экономическую разруху, одной из последствий которой была массовая безработица. Тысячи эллинов подались в эмиграцию в Америку, Европу и даже СССР (греческие эмигранты сыграли большую роль в развертывании преподавания греческого языка в учебных заведениях УССР, РСФСР, Закавказской Федерации). Георгису с его образованием и отцовскими связями повезло больше, однако несколько лет пришлось и ему искать применение своих сил. Лишь с 1926 года он начал работать в министерстве иностранных дел, службе в этом солидном государственном учреждении он посвятил 36 лет жизни. За свою жизнь Сефериадис-Сеферис работал в посольских учреждениях Великобритании, Албании, Турции, Ливана и других стран. Наибольшей ступеньки в его дипломатической карьере была пятилетняя каденция посла Греции в Великобритании.

Философия дипломата оказала большое влияние на его восприятие мира и творчество. Когда его донимали расспросами, какого мировоззрения он придерживается, Сеферис отмахивался: «Какое мировоззрение было у Гомера?». Нескромно, однако хорошо показывает взгляды поэта.
В 1928 году в Афинах родился новый поэт Йоргос Сеферис – под таким псевдонимом появились первые публикации стихов молодого дипломата. Через три года увидел свет первый сборник стихов Сефериса «Поворот», который сразу же получил восторженную оценку живого классика Костаса Паламаса («Поворот» - явление в греческой литературе» - отмечал тот).

Основным источником творчества поэта, часто находящегося за пределами родины, была героическая история античной Греции и современность его маленькой, но гордой страны.

А современность была тяжелой. Мировой экономический кризис в начале 1930-х годов вызвал рост фашизма в мире, в том числе и в Греции. Противоречия между фашистскими странами и европейской демократии привел к новой мировой войне. Одним из рецидивов войны стал кризис вокруг Греции, приведший к нападению на нее Италии. Сеферис отозвался на военные события трилогией «Судовые журналы», части которой появились в 1940, 1944, 1945 годах. Произведения этих сборников привели к присуждению в 1963 году Нобелевской премии по литературе. В «Судовых журналах» была осмыслена суровая реальность военной Греции и эмиграции, которую поэт-дипломат перенес вместе с греческим правительством в Египте и ЮАР.

В 1945 году Сеферис вернулся из эмиграции, однако в самой Греции война продолжалась, на этот раз гражданская, а дипломат вынужден был опять покинуть родину. Известие о присуждении Сеферису Нобелевской премии в Греции встретили двояко. Общественность ликовала, студенты даже размахивали на улицах Афин национальными флагами, зато правительство отнеслось к этому выдающемуся факту в новейшей истории Греции прохладно. Страна прибывала в очередном экономическом кризисе. Подавший в отставку дипломат-лауреат престижнейшей мировой премии поселился в Афины, однако покоя ему не давали – за границей факт мирового признания новейшей греческой литературы восприняли гораздо теплее, чем в самой Греции и приглашали выступать с лекциями в вузах, издательских и литературных форумах.

В апреле 1967 года в Греции состоялся новый переворот, возглавляемый военными (иак как они носили черные мундиры, они получили название черных полковников). Сеферис пребывал с лекциями в университетах США, там его открыто спросили: «Как Вы относитесь к происходящему на родине?». Старый дипломат дипломатически ответил: «Я не хочу давать оценку тому, что происходит в Греции, пользуясь тем, что я пребываю за тысячи километров».
Но вернувшись из США в Афины, Сеферис в интервью ВВС на весь мир сказал, что думает о положении в стране и самой власти. Греческий премьер Александропулос бушевал, но сделать что либо нобелевскому лауреату не мог. Великобритания, которая хорошо помнила Сефериса на посту посла, первой намекнула на нежелательные последствия для правительства в случае репрессий против поэта. Для хунты великий соотечественник словно бы перестал существовать.

20 сентября 1971 года Йоргоса Сефериса не стало. На его похоронах не было ни одного официального лица из действующей власти. Через три года сама хунта пала. Однако замолчание поэта на родине дало знать: он почти не известен ни в Греции, ни тем более за границей. Наличие Нобелевской премии еще ничего не значит для раздираемого противоречиями мира. Мало что ли неизвестных лауреатов престижнейшей премии по литературе было за ее историю. Однако и для Греции, и для греческой диаспоры за ее пределами, делом чести остается и самим читать, и популяризировать творчество одного из крупнейших эллинских поэтов ХХ века, чтобы его имя было не менее известным, чем имя его земляка Онассиса.

Вадим Джувага
Мариуполь, Украина

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 4744

ИСТОЧНИК: http://www.greek.ru