Дмитрий Егорович Бенардаки. Судьбы человека и его захоронения

Дмитрий Егорович Бенардаки. Судьбы человека и его захоронения

05.02.2011 10:08

Дмитрий Егорович Бенардаки. Судьбы человека и его захоронения

Когда появилась в газете «Петербургские ведомости» статья за 16 марта 1996 года, называвшаяся «Мумия, найденная в центре Ленинграда», меня потрясло содержание этой статьи.

В ней говорилось, что после разрушения Греческой Посольской церкви во имя святого Димитрия Солунского в 1962 году в Ленинграде во время работ нулевого цикла, начатых на этом месте для возведения будущего концертного зала «Октябрьский», рабочие обнаружили гранитную плиту с отверстием в середине прикрытой пластинкой. Под плитой в склепе обнаружили металлический гроб, а внутри него - деревянный. В нем лежало мумифицированное (бальзамированное) мужское тело в богатой одежде. Рядом с гробом также нашли свинцовую коробку. В ней нашли кроме фотографий и других предметов (моменты, крест) еще «жизнеописание» умершего, изготовленное типографским способом. Стало известно, что в склепе под церковью лежало тело Дмитрия Егоровича Бенардаки.

До сих пор не разгадана загадка места рождения Бенардаки, в публикациях времен его современников, а затем и в гораздо поздних, указываются разные места его рождения, противоречащие друг другу. С одной стороны логично было бы думать, что он родился в России в городе Таганроге, куда его отец Георгий (Егор) Никифорович Бенардаки переехал во время Первой Русской-Турецкой войны 1768-1774 гг., сражаясь в этой войне на стороне русских. Затем он обосновался в этом городе, получил в потомственное владение землю, жил в достатке, служил в русской армии морским офицером, был капитаном корабля «Феникс», на котором воевал во второй Русско-Турецкой войне 1787-1791 гг. с турецким флотом. Егор Бенардаки ушел в отставку в чине капитана-лейтенанта (по другим сведениям в чине майора).

Когда знакомимся с публикациями времени кончины Дмитрия Бенардаки находим, что он родился на острове Хиос (Греция). Так, например, в газете «Воскресный досуг», где сообщается о его смерти, читаем: «Недавно в греческую церковь привезено было из-за границы тело умершего там ее основателя – Дмитрия Егоровича Бенардаки, уроженца острова Хиос…». Или в некрологе о Д. Бенардаки, помещенной в иллюстрированной газете за 1870 (2 июля (26) стр. 15), находим: «Уроженец острова, имя которого напоминает тяжелые испытания, Бенардаки почерпнул в родной почве первую из добродетелей – патриотизм».

Так где же все-таки родился Бенардаки? Вопрос этот остается открытым. Но тем не менее он рос в Таганроге, учился в гимназии. В России приобрел большое богатство и известность, став первым миллионером в России в XIX веке и крупнейшим благотворителем и меценатом. После гимназии из найденного «жизнеописания» Д. Бенардаки вступил на военную службу 25 октября 1819 года в Ахтарский Гусарский полк юнкером; 23 апреля 1820 г. произведен в корнеты и 18 января 1823 года уволен со службы по домашним обстоятельствам с чином поручика.

Д. Бенардаки вскоре начал свой бизнес, получив от отца 30-40 тыс. рублей, то есть, как сейчас говорят, имея свой небольшой начальный капитал.

В это время в Петербурге шли торги по винным откупам, которые молодой Бенардаки удачно выиграл. Вскоре весь винодельческий промысел в столице с магазинами и складами стал принадлежать ему, отчего он несметно разбогател.

Еще в середине XIX века стало известно о том, что Д. Бенардаки, человек запоминающийся, неординарный, популярный не только в России, но и в Греции. Он стал, можно сказать личностью исторической.

В октябре 1824 года вступил в брак с дочерью нежинского грека Егора Капури Анною, 1807 года рождения (город Нежинск Черниговской губернии в XVIII-XIX веках был как бы перевалочным пунктом для беженцев греков из Турецкого ига).

У Бенардаки с женой Анной народилось 8 детей – три сына (Леонид, Николай и Константин) и пять дочерей (Екатерина, Александра, Людмила, Верой и Елизавета). Жена Анна умерла в октябре 1846 года, когда сыну Константину было 5 дней. Не дожила до получения дворянского титула. Бенардаки был постановлением правительствующего Сената 28 ноября 1850 года и 6 сентября 1861 года учрежден в потомственном дворянстве с его сыновьями и дочерьми. До этого в глазах власти Д. Бенардаки оставался «поручиком Бенардаки», каковым он именовался во всех официальных бумагах. В Эрмитаже хранятся портреты Д.Е. Бенардаки, жены Анны Егоровны и дочери Екатерины (в замужестве графиня д’Аск), выполненные в 1844 году французским художником Карлом Карловичем Штейбеном.
Заработанные деньги от винного откупа в Петербурге Д. Бенардаки вложил в сельское хозяйство и в промышленность. Заимел большие земельные угодья (более 620 тыс. десятин) и 10 тыс. крепостных. Одной из первых работ, где активно занялся фортификационными работами по заграждению Северного и Южного Кронштадских фарватеров от проникновения врагов государства Российского, за что был награжден Российским правительством орденом св. Владимира IV степени, затем и III степени.

Затем основал в 1849-1850 годах ставший легендой русской промышленности Сормовский завод в Нижнем Новгороде. При Бенардаки на заводе впервые появились паровые машины, токарные станки, подъемный кран, в 1870 году была построена первая в России мартеновская печь для выплавки стали. Также на Сормовском заводе были построены первые железные суда, а в годы Крымской войны (1883-1855гг.) военные суда для Каспийской флотилии. За 10 лет с 1860 по 1869 год со станков Сормовской верфи сошло 40 паровых машин. Среди них самое крупное судно «Лев», предназначенное для речного пароходства на Волге.

Бенардаки был также организатором известного базара в Городе, а также принимал активное участие в самой многочисленной ярмарке России – Макарьевской, располагавшейся у Макарьевского монастыря близ Нижнего Новгорода.
В Башкирии имел три медеплавильных завода, где также занимался реставрацией церквей и строил новые. Имел в разных губерниях 16 заводов.

В Восточной Сибири и Амурской области Д. Бенардаки занялся добычей золота, стал организатором и владельцем первой золотопромышленной компании, которая стала самой крупной в России итого времени. Более подробно об этой сфере деятельности Бенардаки написал житель Амурской области П.Ф. Афанасьев в книжке «Люди Золота».

Владея таким огромным состоянием Д. Бенардаки, был более известен своей благотворительностью и меценатсвом. Так для своей исторической родины немалую долю своего состояния Бенардаки пожертвовал в строительство университета, национального музея и национальной библиотеки, а также возобновление храма св. Никодима, сооруженного в VIII веке. За что Королем Греции был награжден орденом Спасителя 2-й степени, а затем и другими многочисленными наградами. Он стал почетным гражданином Греции.

«На его же счет, - свидетельствовал современник, - воспитывалось столько молодых людей и существовало столько бедняков, что Греция обязана ему вечной благодарностью». И еще высказывание из некролога: «В Греции нет ни одной местности, самой скромной, до которой не достигло бы имя Дмитрий Бенардаки, которая не произносила бы с признательностью его имя». И далее: «Воспитание юношества, сохранение национальных памятников, вклада в церкви, пожертвования всякого рода его неистощимая щедрость, не отступала ни пред чем». В России также большую часть своего времени уделял делам благотворительности и меценатства. Дмитрием Бенардаки были основаны Фонды благотворительности нуждающимся учащимся Петербуржских мужских гимназий, опекал детей, осужденных за мелкие преступления, создав несколько земледельческих колоний и ремесленных приютов – «Приют и помощь детям».

Его дети выросли порядочными, честными и скромными. Старшая дочь Екатерина стала маркизой Д’Аш, которая вышла замуж (вторично) за маркиза д’Аш. Дочь Вера вышла замуж по любви и согласию за барона Талейрана-Перигора в ту пору французского посланника при Императорском дворе. В итоге Вера Дмитриевна стала баронессой. Один из трех зятьев А.И. Узатис был управляющим заводом в Сормове. Сыновья также достигли больших успехов в своей деятельности.

К сожалению, в данное время нет дальнейших сведений о потомках Бенардаки. Была одна попытка, но ответа не получили, надеемся, что на публикации в газетах или в интернете кто-нибудь откликнется.

В Петербурге, как было сказано выше, Д. Бенардаки купец-откупщик, крупный винопромышленник, вскоре завладевший всем винодельческим промыслом Санкт-Петербурга, владелец дома и концертного зала Бенардаки на Невском пр. 86 (ныне дворец Искусств им. Станиславского).

Но лучшей памятью о добрых деяниях Бенардаки все-таки стала построенная в Санкт-Петербурге Греческая посольская церковь во имя святого великомученика Димирия Солунского. Он полностью взял на свое иждивение строительство этой церкви, т.е. полной финансовой поддержки. Закладка состоялась 25 мая 1861 года. Здание возводилось необычайно быстро и 26 октября (в день именин Д. Бенардаки) в 1864 году было закончено, а 31 октября 1865 года в присутствии греческого посланника, Храм торжественно был освящен.

Храм был построен по проекту профессора архитекторы Р.И. Кузьмина, знавшего хорошо византийское зодчество в натуре. Крестообразное в плане здание в греческом византийском стиле, увенчанное массивным куполом (напоминало Храм святой Софии в Константинополе) имело хорошую акустику, обильно равномерный свет из сорока окон, вмещавший до 1000 человек. Служба в Храме велась как на греческом, так и на русском языках. Столичная пресса выражала восторг по поводу новой церкви. «Из новых зданий, воздвигнутых в Петербурге, самое замечательное по своей архитектуре – Греческая церковь. Храм очень красивый, в архитектуре ее нет ничего рутинного, казенного».

Д. Бенардаки, будучи наделенным от рождения свойствами и качествами широкой и многогранной натуры, оставил большой след в истории русской культуры. Он свободно общался с известными и очень известными в ту пору людьми. Так он был очень дружен с великим русским писатель Н.В. Гоголем и послужил прообразом одного из героев второго тома «Мертвые души» (основа образа Костанжогло списана Гоголем с Бенардаки). Бенардаки считал за честь оказать финансовую помощь Гоголю, гениальностью которого он восхищался. Был также близок с писателями С. Аксаковым, В. Жуковским, М. Лермонтовым. Энергично помогал П.В. Нашокину, московскому приятелю А.С. Пушкина.
Бенардаки лично собрал коллекцию западноевропейской живописи, которая успешно экспонировалась в 1861 году в Петербурге на выставке картин, принадлежащих членам Императорского дома и частным лицам. Поклонник и коллекционер Бенардаки делал заказы на картины К.П. Брюллову. Об особом отношении Императорской семьи к Бенардаки свидетельствует то, что Императорская семья Романовых была настолько расположена к нему, что занимала у него деньги на государственные нужды. Таких примеров благосклонности Императорского дома единицы. Это считалось большой привилегией.

Скончался Дмитрий Егорович Бенардаки неожиданно – 28 мая 1870 года в Висбадене, в Германии. Учитывая его большие заслуги перед Россией, а также желание его детей Государь Имеператор Александр II своим указом разрешил похоронить дворянина Д.Е. Бенардаки в Греческой церкви и лично встречал (!) на Николаевском вокзале поезд, доставивший гроб с забальзамированным телом в Санкт-Петербурге, где 21 июня Бенардаки был похоронен.

После публикации в газете «Петербургские ведомости» о найденной мумии, многие годы все попытки найти останки Д. Бенардаки Греческой диаспорой Санкт-Петербурга заканчивались безрезультатно. И только на письмо от «Русско-Греческого клуба им. Д. Бенардаки» от 08.02.2006 г. в адрес Начальника Бюро судебно-медицинской экспертизы г. Санкт-Петербурга г-на Лаврентюка Георгия Петровича и исполнителя профессора Юрия Викторовича Гальцева, больших поклонников греческой культуры и православия, был получен обнадеживающий ответ. Там сообщалось, что большими стараниями Юрия Викторовича Гальцева в запасниках музея СПб.ГУЗ «БСМЭ» были найдены части (фрагменты) тела человека, которые с большой долей вероятности могут принадлежать господину Д. Бенардаки. Вскоре президентом АГООР (Ассоциация греческих общественных организаций России) Саввиди Иваном Игнатьевичем был заключен договор для комплексного идентифицированного судебно-медицинского исследования его принадлежности к Д. Бенардаки. Требовались разрешения от компетентных органов на проведение подобных исследований. После долгих переписок, наконец, мы получили ответ из городской прокуратуры и, ссылаемся на фразу этого письма: «…действующее законодательство не содержит запрета на проведение исследований на договорной основе».

Руководство СПбГУЗ «БСМЭ» на основании этого пункта согласилось создать комиссию разных специалистов и провести на договорной основе с Благотворительным фондом И.И. Саввиди идентификацию найденных фрагментов, принадлежащих с большой долей вероятности Д. Бенардаки.

О результатах работы комиссии доложит один из ее членов. И все же мы, наконец-то, увидели свет в конце тоннеля, и этот вопрос разрешился положительным образом, что будет, наконец, представлена возможность достойно предать земле останки великого человека – Дмитрия Егоровича Бенардаки.

Мы греки-потомки не вправе забывать свое прошлое.

Кессиди Иордан Харалампович,
Председатель совета «Русско-Греческого клуба им. Дмитрия Бенардаки»

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 7404

ИСТОЧНИК: http://www.greek.ru





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.