ГРЕК ПАРНИС ПРОТИВ СССР

14.07.2003 00:00

ГРЕК ПАРНИС ПРОТИВ СССР

Мало кто из современных поэтов и драматургов в Европе может похвастаться более блестящим началом карьеры, чем нынешний житель Афин Алексис Парнис. Однако он «слишком много знал»: был партизаном, дружил с опальным греческим генсеком Захариадисом, за что потом поплатился и был вынужден бежать из СССР. О некоторых сенсационных тайнах тех лет он рассказал нашей газете «Российский вестник».

Помните, как в «Борисе Годунове» у Пушкина:
    Борис, Борис, все перед тобой трепещет,
    А между тем отшельник в тесной келье
    Там на тебя донос ужасный пишет...

Такие отшельники-летописцы находились везде и во все времена. Они писали и сохраняли опасные тайны, упоминать о которых стали гораздо позднее. Так и сегодня один такой «отшельник» живет в крохотном домике на окраине Афин и пишет, пишет...

-         Что вы пишете, Алексис?
-         Да вот только что закончил книгу «Моя дружба с Никосом Захариадисом». Вы знаете, он был генсеком Греческой компартии в годы Гражданской войны, а потом его сослали в Сибирь, где он повесился на окраине Сургута.

-         Да, об этом уже много писали.
-         Писали, но не все. А знаете, почему советское Политбюро приняло решение о снятии Захариадиса с поста генсека и его ссылке? Когда отношения между Грецией и СССР стали налаживаться, об этом попросили греческие судовладельцы из Лондона. У вас в Ташкенте, сказали они советским представителям, сидит целая повстанчечская армия греков во главе с Захариадисом. Уберите его и мы дадим СССР – выгодный заказ, построим на советских судоверфях 200 кораблей!

-         Неужели, это правда?
-         Да, правда. Советские руководители сразу согласились сдать «в обмен» верного руководителя «братской партии» (это произошло уже после смерти Сталина). Захариадиса вызвали в Москву, где устроили над ним тайный суд. Кстати, его стенограмму удалось обнаружить и я ее скоро опубликую. Захариадиса лишили поста генсека, сослали в Сибирь, где он прожил под чужой фамилией 17 лет, а потом повесился. Незадолго до смерти он послал отчаянное письмо Брежневу и лидерам греческой компартии, где предупреждал, что, если его не отпустят в Грецию, то 1 августа он покончит с собой, а «свой скелет» завещает «товарищам по партии». На письмо из Москвы не ответили, а член Политбюро ЦК КПГ Лулес с иронией заявил: «Держу пари, товарищи, что он этого не сделает!»
Однако 1 августа Захариадис и в самом деле повесился! Хотя сначала официально сообщили, что он умер от сердечного приступа. А ведь именно опальный генсек КПГ был одним из тех греков, которые помогли СССР спасти Москву.

-         Как? Неужели?
-         Как вы знаете, греки своим героическим сопротивлением задержали итальянцев, а потом и немцев на один месяц. Гитлер планировал напасть на СССР в мае, однако из-за задержки в Греции совершил агрессию 22 июня и оказался под Москвой только ноябре, где его танки застряли в снегах. А что было бы, если бы он начал войну на месяц раньше?
Захариадис тогда сидел в тюрьме диктаторского режима. А Сталин после подписания пакта Молотов-Риббентроп и по его указке все компартии Европы открыто не выступали против нацистской Германии. Но Захариадис нарушил этот запрет. Он отправил из-за решетки послание, в котором призвал всех греков к решительной борьбе против фашизма. Сталин был в ярости!
На днях, продолжает Парнис, в Греции отметили 100-летие со дня рождения Захариадиса. Он был мужественным человеком, настоящим патриотом Греции. Когда его сняли, я фактически один выступил в его защиту. Хотел поговорить на эту тему с Хрущевым. При протекции Симонова и Полевого мне назначили встречу. Однако перед ее началом, помощник Хрущева Виноградов потребовал: «Доложите, о чем именно вы будете говорить с Никитой Сергеевичем!»
Я решительно отказался от такой «цензуры», хлопнул дверью и ушел. Долго шагал длинными коридорами ЦК, ожидая, что в любой момент меня могут схватить и арестовать. С облегчением вздохнул только, когда дошел до метро.
Однако через несколько дней меня исключили из партии «за неуважение к руководству ЦК КПСС». После этого в СССР меня сразу перестали печатать.
Алексис Парнис приехал в СССР по «партийной разнарядке». Сталин сообщил Захариадису, что в Москве есть одно место в Литературном институте и просил прислать «самого талантливого» греческого поэта. Захариадис прислал Парниса, который был тогда в партизанской армии фронтовым корреспондентом.
В СССР молодого греческого поэта-партизана ждал ошеломляющий успех. За его «Поэму о Белояннисе» он был внесен в Большую советскую энциклопедию как «выдающий эпический поэт» наравне с... Гомером! А его пьеса «Остров Афродиты» о борьбе кипрского народа против английских колонизаторов шла сразу в 175 театрах СССР. Парнис оказался самым популярным в Советском Союзе драматургом. Сам Арбузов с его знаменитой «Иркутской историей» был лишь на втором месте.
Парниса хотели наградить даже международной «Ленинской премией». Однако для этого требовали принять советское гражданство, прекратить «еретическую» поддержку ссыльного Захариадиса. Однако он категорически отказался.
Когда Парнис приехал в СССР, ему было всего 26 лет. Однако ему почти сразу дали отличную трехкомнатную квартиру на Ленинских горах. Там побывали многие известные в те времена и потом люди. Был там и ныне знаменитый греческий магнат Сократис Кокколис, который учился в МГУ.

- Вот, - показывает Парнис, - письма, которые мне писали отец Кокколиса и он сам.
Между тем оттепель, наступившая в СССР после смерти Сталина, заканчивалась. Прежние «товарищи по партии» настрочили на Парниса донос в ЦК. Его обвинили в участии в организации «антисоветского восстания» греческих политэмигрантов в Ташкенте. Возле дома поэта и драмдраматурга стали постоянно дежурить черные «Волги» с молодыми людьми в штатском. Тогда он и решил вернуться назад, в Грецию...

-         Я бы мог стать здесь очень богатым человеком, - с улыбкой говорит Парнис. – Строчить, например, сериалы для телевидения, что мне не раз предлагали. Но зачем? Деньги и слава меня не интересуют. Я живу, как и Захариадис: не пью и не курю. Встаю каждый день в 5 утра и сажусь за письменный стол. Если глава удалась, то я – счастлив! Да, теперь я уже не член компартии. Это прошло... Но я продолжаю верить в прежние идеалы. Это был большой эксперимент, который не удался. Но был Сталинград, была победа над Гитлером, были такие народные герои, как Захариадис... А потому цель моей жизни – успеть рассказать о том, что было, об удивительных людях, с которыми меня свела судьба...

Владимир Малышев  

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 2965

ИСТОЧНИК: http://rosvest.greek.ru/





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.