Первая миротворческая акция великих европейских держав была проведена на Крите

04.04.2004 00:00

Первая миротворческая акция великих европейских держав была проведена на Крите

С конца XIX века великие европейские державы уделяли особое внимание одному из важных стратегических форпостов Восточного Средиземноморья - острову Крит, где вспыхнуло очередное восстание греческого населения, требовавшее немедленного присоединения острова к Греции и носившее ярко выраженный национальный и религиозный характер. Как и предыдущие (1841, 1858, 1866-1869, 1878 годов), восстание 1895-1896 годов было вызвано, с одной стороны, жесткой политикой турецких властей на Крите, направленной на усиление своего господства и обращение греков-критян в мусульманство, а с другой - горячим желанием греческого христианского населения острова вырваться из орбиты исламского мира. В результате православные греки и уже вдвое превосходившие их по численности мусульмане (также в основном греки) находились в постоянной вражде, переходившей в кровавые столкновения. Критский вопрос, все более сопрягавшийся с необходимостью защиты христианства и европейских ценностей на Крите и на всем Ближнем Востоке, оказался в центре пресловутого восточного вопроса и вызвал к жизни первую в истории ХХ века миротворческую акцию великих европейских держав.

Королевство эллинов, созданное при поддержке европейских держав в результате войны греков за независимость в 1821-1829 годах, оставляло за своими границами под османским владычеством большую часть греческого населения и территорий. Это вызвало к жизни великодержавную доктрину "Мегали идеа", которую горячо поддерживали греки по всему миру, в том числе критяне. Этот остров с греческим населением считался неотъемлемой частью греческого мира и подлежал присоединению к существовавшему уже государству греков.

Великие державы признавали справедливость и законность требований критян, однако сроки присоединения постоянно отодвигались по многим, важным для самих великих держав соображениям. Поэтому критяне и греческие политики решили, что только вооруженная борьба против турецкого гнета на острове и восстание могут привлечь внимание великих держав к "критскому вопросу".

В связи с событиями на Крите осенью 1896 года Австрия, Великобритания, Германия, Италия, Франция и Россия прислали в критские воды военно-морские эскадры. Крит не утихал, а в январе 1897 года мусульмане устроили настоящее избиение христиан, которые вынуждены были спасаться на военных кораблях великих держав. В конце января вожди повстанцев собрались на полуострове Акротири, где сформировали отряд в 650 человек и подняли греческий флаг. По указанию итальянского вице-адмирала Н. Каневаро восставшие подверглись артобстрелу. Но пока державы искали оптимальное решение критского вопроса и пытались выработать проект реформ, Греция спутала своими действиями все карты и предприняла попытку захватить остров силой. В феврале, с одобрения греческих националистов и короля Георга I, на острове высадились 1500 вооруженных греков во главе с полковником Вассосом, которые совместно с повстанцами приступили к военным действиям против турецких гарнизонов. Единственной поддержкой со стороны великих держав было то, что они запретили турецким властям предпринимать наступательные действия против повстанцев.

На конференции послов в Константинополе в начале марта было принято решение об объединении усилий великих держав "для умиротворения острова", чтобы остановить беспорядки, помешать грекам немедленно присоединить Крит к Греции и предотвратить греко-турецкую войну, которая могла привести к непредсказуемым последствиям для Европы в целом. В совместной ноте держав, предъявленной Турции и Греции, сообщалось, что они не допустят присоединения Крита к Греции, но одновременно требуют от султана предоставить Криту автономию. Султан согласился, и 6 марта великие державы опубликовали ноту, в которой Крит объявлялся автономным.

Военно-морские силы шести великих держав приступили к блокаде Крита и высадке близ его столицы - Кание (Ханье) - смешанного морского десанта в 500 человек. Через три недели морской десант был заменен сухопутными войсками, первые батальоны которых высадились в разных пунктах побережья в марте 1897 года. За исключением Германии, державшей в критских водах только одно судно, и то непродолжительно, а сухопутных войск вовсе не приславшей, у всех остальных держав было на острове по два батальона, а у Англии и Италии, наравне с Россией, еще по одной батарее горной артиллерии. Германия и Австрия через год эвакуировали свои небольшие силы с острова, не желая терять влияния в Турции. На автономном острове было введено временное управление "совета адмиралов" четырех держав. В свою очередь, активно действовали генеральные консульства, которые осуществляли связь между своими правительствами, военно-морскими силами и властями Крита.

Вспыхнувшая в мае скоротечная греко-турецкая война, окончившаяся полным разгромом Греции, ослабила ее позиции на острове (все военно-морские силы вернулись домой) и передала решение его судьбы окончательно в руки великих держав. В связи с этим они увеличили к осени строевой состав миротворческих сил до 7 тысяч человек. Турецкие войска имели 10 тысяч человек.

На Крите Россию представляли Отдельный отряд судов Средиземного моря под командованием контр-адмирала Н. И. Скрыдлова (входившего в "совет адмиралов") и Экспедиционный отряд русских императорских войск. Русские силы, размещенные в основном в г. Ретимно и окрестных провинциях, вскоре были развернуты до размеров военного времени и задержались на Крите на целых 11 лет. Первым начальником русского Экспедиционного отряда был полковник Ф. А. Шостак, который заслужил искреннее уважение критян "за полезную для ретимского округа деятельность": благоустройство города, улучшение его санитарного состояния, создание благотворительного фонда помощи малоимущим, восстановление контактов между мусульманами и христианами, активное участие русского отряда в жизни православного населения и многое другое. Именем Шостака была названа набережная в Ретимно, а в Кание одна из улиц получила и носит до сих пор имя Скрыдлова.

Сами критяне возлагали большие надежды на помощь европейских держав и более всего - на Россию. Скрыдлов писал позже: "Всюду наши войска встречали восторженными приветствиями". Герой Великого критского восстания Хаджи-Михали, получавший пенсию от России, возглавил делегацию критян, направившуюся с просьбой о помощи к русскому посланнику в Афинах М. К. Ону. Однако он делегацию не принял, а критскому герою сообщил, что критяне могут "сохранить благоволение России только спокойствием и терпением". Генеральный консул России на Крите Н. Н. Демерик также напомнил критянам, что "все исторические события подготавливаются исподволь", а "любой поспешный шаг может лишь затормозить решение вопроса". В этом же ключе действовали и дипломаты других европейских стран. В свою очередь Ону и его коллеги сообщали своим правительствам о необходимости заставить Турцию соблюдать права, дарованные христианам Крита.

В сентябре 1898 г. в английском секторе в Кандии (Ираклионе) начались беспорядки, вылившиеся в резню между христианским и мусульманским населением. Они были спровоцированы Константинополем и стали первой, после введения временного управления на Крите, попыткой мусульман протестовать. В итоге погибли 600 мирных жителей и 14 английских военных, а 39 англичан были ранены. Англичане сурово наказали виновных: из 164 арестованных и осужденных мусульман 17 были казнены. Ввиду опасности распространения беспорядков на другие области великие державы вынудили Османское правительство отозвать в ноябре с острова все турецкие войска, что фактически означало прекращение турецкого господства. Инициатива по выводу турецких сил, поддержанная всеми державами, принадлежала Англии. Для России было выгодно, что не ей выпала обязанность применять к Турции принудительные меры, которые могли неблагоприятно отозваться на отношениях с султаном, во власти которого находились Черноморские проливы.

Как только турецкие войска покинули остров, в декабре 1898 года русский броненосец "Император Николай I", в сопровождении военных кораблей других держав-покровительниц, доставил на Крит верховного комиссара - греческого принца Георга, на кандидатуре которого особенно настаивала Россия. Мать принца Георга - греческая королева Ольга, русская великая княжна, приходилась теткой императору Николаю II, а сам Георг спас ему жизнь во время Дальневосточного плавания еще в 1891 году. Впервые, после венецианских, египетских и турецких завоеваний на Крит прибыл представитель греческой династии, что было равносильно освобождению острова от чужеземного господства.

Сама эскадра, доставившая принца Георга на Крит, была международной, что стало хорошим символом сотрудничества наций. Английский автор позже писал: "Состоявшая из четырех судов четырех наций с четырьмя на них адмиралами, эскадра эта превосходно маневрировала, крейсировала в замечательном порядке и представляла собой зрелище никогда, вероятно, ранее не виданное и вызывающее на размышления..." Передав власть принцу, адмиралы покинули Крит. Министр иностранных дел Великобритании лорд Солсбери, воздавая им хвалу, не без юмора пожелал, чтобы европейские кабинеты могли бы работать с таким же воодушевлением и быстротой. Главным успехом европейских держав было то, что в сложном этнорелигиозном конфликте мир на Крите был сохранен. Это было безусловное благо в условиях распада Османской империи. Права султана, а также мусульманского населения Крита гарантировали четыре державы-покровительницы. Россия играла особую роль в защите мусульманского населения. Во время пребывания русского контингента многие мусульмане, которые подвергались гонениям со стороны христиан, предпочли принять российское подданство. В целом мусульманское население стало резко сокращаться.

Для довершения решения поставленной задачи великие державы приступили к созданию на острове местной и центральной администрации. Вскоре были проведены выборы в органы власти, принята конституция, создано правительство и державы начали сокращение отрядов. Однако затем сложившийся на Крите административно-политический режим, бесконечные политические дрязги и запущенность экономики, а также затягивание с решением критского вопроса из-за нежелания европейских держав создавать международный прецедент все более возбуждали недовольство критян. Постепенно выросшая и укрепившаяся оппозиционная партия во главе с видным политиком Э. Венизелосом (будущим премьер-министром Греции и реформатором) начала борьбу против принца, которая привела в 1905 году к новому восстанию.

Из-за него русский отряд был оставлен, по указанию императора, напуганного революционным штормом в самой России, в полном составе - для гарантии личной безопасности принца. При этом подчеркивалось, что "отряду ни под каким видом не следует принимать участие в местных замешательствах, имеющих партийный характер". Другие державы разделяли эту точку зрения и также приостановили начавшееся сокращение своих войск. Римская конференция держав в начале марта удовлетворила просьбу принца об усмирении восставших. В самых неспокойных районах державы ввели военное положение, а восставшим предложили сдать оружие и явиться с повинной. В критских водах постоянно находились военные корабли держав.

После кровавого столкновения повстанцев с международным отрядом в деревне Вамос разрешено было применять огнестрельное оружие, но - в крайних случаях. Для усмирения Кастелли, например, уже была вызвана канонерская лодка "Храбрый", которая бомбардировала деревню: были ранены женщина и мальчик, разрушено пять домов. Международные силы оказались в весьма щекотливом положении, а действия русского начальника К. Урбановича по усмирению восставших, вызвали возмущение не только на Крите, но и в России. Один из вождей восставших писал К. Урбановичу: "В то время как все остальные находящиеся на Крите международные войска и их начальники выказали... наилучшее отношение к нашему национальному вопросу, к несчастью только единоверное русское войско и его начальник... превратились в последнее время в неумолимого нашего преследователя". Западные державы не высказывали своего несогласия с действиями русских, а англичане даже не возражали против расширения зоны действий русских войск на часть их сектора. Большинство французских офицеров, как доносил в Россию генеральный консул А. Н. Броневский, "относились с явной симпатией к восстанию и выражали недоверие верховному комиссару". Итальянцы также не скрывали своих симпатий к восставшим и не преследовали их, в связи с чем в итальянский сектор вошли русские и английские войска и чуть не разразился дипломатический скандал. Николай II на секретной телеграмме консула Броневского написал: "Вот народ, сами ничего не делают, а другим мешают!" Готовность русских военных наряду с англичанами стрелять в восставших привела к краху замыслов Венизелоса. Однако позиции самого принца, которому пришлось прибегнуть к силе международных войск, чтобы подавить восстание на острове, выступавшее под греческим флагом, были сильно подорваны, и принцу осенью 1906 году пришлось в срочном порядке покинуть остров.

Хотя поведение русских войск, и особенно участие русских кораблей, в подавлении восстания постепенно привело к изменению отношения к русским - "исконным покровителям православия" - со стороны греческого духовенства и всего населения, Россия принимала живейшее участие в переговорах великих держав с повстанцами, первая распустила гражданскую стражу в своем секторе, приняла активное участие в деятельности международной административно-финансовой комиссии по выработке реформ, дающих Криту еще более широкую автономию в составе Османской империи. Министр иностранных дел Греции Бальтаджи говорил в 1909 году российскому посланнику в Афинах Татищеву, что содействие России, несмотря ни на что, "приносило прямую и весьма ощутимую пользу Греции, например в Критском вопросе!"

Реформы, осуществленные при участии нового комиссара Крита, известного прозападного греческого политика А. Заимиса, укрепили автономный режим и подготовили почву для ухода европейских сил. Вывод международных войск происходил в соответствии с коллективной нотой держав еще от 1906 года и осуществлялся поэтапно с января 1908-го по июль 1909 года.

Турки были сильно обеспокоены эвакуацией и грозили демонстрацией морских сил в критских водах. Над Ближним Востоком нависла угроза новой греко-турецкой войны. Пользуясь ситуацией, Англия сделала попытку оставить войска на Крите, но по требованию остальных держав также вынуждена была очистить остров. Уход европейских сил с Крита, как писал русский дипломат Б. А. Татищев, "знаменовал собою переход критского вопроса в новый фазис, если не к окончательному еще соединению с королевством". Официально Крит был присоединен к Греции лишь в 1913 году в результате балканских войн. Россия по мере сил помогала Греции в этом.

История пребывания миротворческих сил на Крите только начинает раскрываться, и интерес к ней с конца ХХ в. все более возрастает. Это связано не только с открытием секретных архивов в России, Великобритании и Греции, но прежде всего, видимо, с тем, что спустя столетие решение сложных международных проблем с помощью различных миротворческих акций стало почти нормой международных отношений.

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 3310

ИСТОЧНИК: http://www.eur.ru/em/





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.