Греки в Лондоне

28.02.2004 00:00

Греки в Лондоне

В Лондоне полно греков. А где их мало? Таверны соседствуют с другими объектами общепита из экзотических, ориентальных держав. Большей частью лондонские греки приехали из Кипра. Бывшие колонии не спешат порывать с эксплуататорами. Возможно, эллинов притягивает магическая сила Парфенона, чьи кусочки создали концепцию Британского Музея, и не спешат к возврату на родину. Сейчас в столице Англии стало одним греком больше. В Национальной Галерее гостит Эль Греко.

Приезд Кирьякоса Феотокопулоса, по прозвищу Эль Греко, вызвал внушительные очереди паломников. Билеты в 10 фунтов (около 15 евро) шли нарасхват. Пенсионеры с удовольствием пользовались льготами. Уникальность выставки в том, что картины собраны со всего мира – от иконы «Успение Богородицы» с Сироса (она должна быть возвращена на остров к Пасхе), до шедевров из алтарей Испании и частных галерей Нового Света. Провести такую селекционную работу, уговорить владельцев на время расстаться с ценными экземплярами, составляющими гордость коллекций и зерном привлечения туристов – это стоило труда, и, должно быть, немалых денег.

Но серьезность и уникальность акции еще и в том, что удалось собрать ряд картин Эль Греко, показывающих, как художник со временем творчески переосмысливал один и тот же сюжет. Например, «Изгнание торговцев из храма» представлено в четырех экземплярах. Первый вариант родился в 1570 году, последний – в 1610-том. И всякий раз Эль Греко видел ситуацию в том храме, где Христос произвел зачистку от предпринимателей, в ином эмоциональном ракурсе.

Прежде чем оценивать, вернее, высказывать мнение о творчестве известного критянина, надо уяснить, что существуют три теории, пытающиеся объяснить неординарность.

Первая, очевидно созданная циниками-практиками-патологоанатомами: у Феотокопулоса была особая болезнь глаз. Отсюда и явные искажения в его изобразительном искусстве. Мол, подправить бы ему кой-чего у офтальмолога, был бы нормальным человеком, рисовал бы как все, не безобразничал и не нарушал порядок в общежитии.

Вторая, с которой трудно не согласиться, ибо она констатирует известный факт его жизни: Кирьякос совместил в своем творчестве традиции византийской иконописи и итальяно-испанских модных на его момент течений в искусстве. Понятно, что так оно и было. До 20 лет Феотокопулос трудился в Кандии (ныне Ираклион) иконописцем. И то, что те его творения до сих пор используются православной церковью как предметы культа, говорит о мастерском владении ремеслом. Ведь истинное авторство иконы «Успения Богородицы» с Сироса было обнаружено недавно. А до этого образу поклонялись просто как святой вещи, без всякой ссылки на знаменитость Эль Греко.

Третья теория, на наш взгляд, не исключающая вторую, - Кирьякос Феотокопулос был гениальным сумасшедшим. Так он видел окружающий мир. После посещения выставки в лондонской галерее придется скорректировать две последние версии. Первую же оставим ввиду того, что автор статьи не принадлежит ни к циникам, ни к практикам, ни к патологоанатомам.

Возможно, как все творческие люди Эль Греко был не от мира сего. Также понятно, что он не мог отказаться от своего греческого, византийского прошлого, в котором сформировался как художник. Но отчаянным городским сумасшедшим Кирьякос Феотокопулос тоже не был. Достаточно проследить развитие сюжетов в его картинах, обратить внимание на детали. Наконец, оценить чувство юмора. Последнее у сумасшедших, как известно, начисто отсутствует.

Если отвлечься от тех моментов, на которые прежде всего обращают внимание искусствоведы и экскурсоводы, приближаясь к Эль Греко, то почему бы ни приглядеться к вторичным, как кажется, нюансам картин бывшего критского иконописца.

Специалисты обрушивают на зрителя кучу определяющей информации: «Творчество Эль Греко проникнуто острым субъективизмом и вместе с тем напряжённым вниманием к возвышенно-драматическим порывам человеческого духа». «Ведущее значение получает колорит, основанный на обилии неожиданных рефлексов, беспокойной игре контрастирующих цветов, то ярко вспыхивающих, то гаснущих в призрачном мерцании». «Характерна острая эмоциональность образного строя и для портретов, порой отмеченных беспощадной психологической выразительностью». «В иллюзорно-беспредельном живописном пространстве стираются грани между землёй и небом; резкие ракурсы и неестественно вытянутые пропорции создают эффект стремительного изменения масштабов фигур и предметов, то внезапно вырастающих, то исчезающих в глубине». «Для его произведений характерны невероятная эмоциональность, неожиданные ракурсы и неестественно вытянутые пропорции, создающие эффект стремительного изменения масштабов фигур и предметов».

Это все так. И, первое, что бросается в глаза – это действительно параноидальные сочетания несочетаемых ярких красок и искаженные, вплоть до карикатурности пропорции. Особого внимания заслуживают носы. Они, очевидно, имеют непреодолимое желание подрасти, смазывая серьезный библейский сюжет некой игривостью и фальшивинкой. Помниться, что у Пинокио, в отличие от Буратино, нос вытягивался только в тех случаях, когда он врал.

Это еще, конечно, ничего не доказывает, но пойдем дальше. Вспоминая о греческом происхождении художника, акцент, как правило, делают на писании икон, причем в византийской манере. Начисто забывая об Античной Элладе, влияние искусства которой также формировало стиль Эль Греко. Чтобы понять и признать это, достаточно обратить внимания на «второстепенные» детали картин художника. Сначала мы узнаем Античность в сюжетах некоторых работ, например в «Лаокооне». Затем приглядимся к обнаженным фигурам (что всегда приятно). И, наконец, раз уж мы в Лондоне, представим себя Шерлоком Холмсом и попробуем проникнув за сюжетную линию, отказаться от привычного взгляда на полотно, дедуктивным методом изучив каждую отдельную деталь картины. Вот тут-то полоснет озарение.

Ба-ба-ба! Да тут все знакомые лица!

И морды, добавим от себя.

То падшая женщина в храме окажется копией Афродиты. То вытянувший к яслям морду, вол явится цитатой с какой-нибудь амфоры. Так что никаким буйно помешанным наш Эль Греко не был. С тонким чувством юмора он, творя в пылающей Инквизицией Испании, сумел обойти цензуру и всандалить в канонические сюжеты «языческую» культуру Античной Эллады. По тем временам Кирьякоса могли запросто за такие штучки сжечь на костре. Поэтому, скорее всего, хитрый грек иногда прикидывался невменяемым, дабы стукачи и прочие черные полковники, гаранты государственности, не привлекли его ко кресту. А там ведь, знаем-знаем, - «испанский сапог», «испанский воротник» - средневековые детекторы лжи.

Но и это еще не все. Как любой грек Кирьякос Феотокопулос не страдал ложной скромностью. Исследователи подведут вас к «Поклонению пастухов» и покажут, что «вот этот, справа – это и есть Эль Греко». Художник любил рисовать себя в качестве одного из действующих лиц сюжета. Затем переключился на сына.

А сюжеты-то все библейские. А картины-то все – алтари. Это сейчас мы понимаем, что исполнитель заказа на оформление храма монастыря Сан Лоренцо де эль Эскориал в Мадриде писал в качестве страшно сказать кого – великого живописца Эль Греко, а не пьяницу с соседней улицы, мучающегося с похмелья, что очень четко читается по страданиям на его лице. А тогда простодушные испанские агенты церковных спецслужб за автопортрет в виде фигуры, висящий на кресте, да в обрамлении солдат с копьями, могли смело выписать на высшую меру наказания. Это вторая тайна художника. Причем, маскировался он достаточно эффективно. Ценность его картин и великий дар был признан совсем недавно – в прошлом веке. А до этого творчество Эль Греко было забыто. Заново его открыли экспрессионисты, углядевшие в болезненных метаниях что-то родное.

Собранный со всего мира Эль Греко с незаметной усмешкой в усы взирал на бурлящую внизу толпу. Он парил над головами посетителей галереи. Этаким, до сих пор неопознанным, летающим объектом. Инопланетянином в Лондоне. Приземлившимся здесь на свет древнейшего маяка – останков Парфенона.

Сократ ГРАММАТИКОПУЛОС

Наша справка: Эль Греко (Кирьякос Феотокопулос, Доменико Теотокопули) (1541-1614 гг.), греческий живописец, скульптор и архитектор. Родился на Крите, отсюда прозвище - Грек. Обучался на Крите традиционной иконописи, после 1560 г. уехал в Венецию, где учился у Тициана, а в 1570 г. - в Рим.

Творческий почерк сформировался главным образом под воздействием Тинторетто и Микеланджело. В 1577 г. Эль Греко переехал в Испанию и обосновался в Толедо, где работал с 1577 вплоть до самой смерти (7 апреля 1614), создав ряд замечательных алтарей. Мастерски написанные Эль Греко картины на религиозные сюжеты с большим числом персонажей своей ирреальностью родственны поэзии испанских мистиков. Оказавшись сначала в орбите влияния Тициана и Микеланджело, а также венецианских мастеров Позднего Возрождения (Я. Бассано, Тинторетто), затем вступив на путь маньеризма, Эль Греко стал провозвестником искусства барокко. Стремление выйти за пределы обыденного человеческого опыта роднит его с испанскими мистиками – поэтом Хуаном де ла Крусом, св. Терезой и св. Игнатием Лойолой. Именно поэтому Испания стала благодатной почвой для творчества Эль Греко, которое, в свою очередь, было с готовностью усвоено испанским искусством. Со временем научные знания и занятия математикой стали приобретать все большее значение в его творчестве.

Творчество Эль Греко после смерти художника было забыто и заново открыто лишь в начале 20 века, с появлением экспрессионизма. Картины греческого художника оказали влияние на Веласкеса, Мане и Пикассо.

ФОТОАЛЬБОМ

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 2958

ИСТОЧНИК: http://www.greek.ru





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.