Грек дал урок чести в Дахау

20.01.2004 00:00

Грек дал урок чести в Дахау

Почему Алексей Николаевич Николаев все-таки стал Иосифом Захариадисом? «В наши времена, когда всюду правит доллар, честь имеет не только коммерческое значение» - таков урок трагической жизни опального генсека.

«Зачем нужна эта книга?» - Иосиф Захариадис задумывается. Мы сидим с ним в одном из кафе в Афинах и пьем густой греческий кофе «метрио». Говорим, конечно, по-русски, потому что грек Захариадис прекрасно говорит на этом языке, хотя прежде он жил в СССР и в его паспорте стояла совсем другая фамилия – Алексей Николаев. Речь идет о сыне бывшего генерального секретаря Греческой компартии Никосе Захариадисе, который в 1974 году после многих лет ссылки повесился в сибирском городе Сургут. Мы говорим с ним о книге «Устранение Никоса Захариадиса», которая только что вышла из печати в одном из греческих издательств.

-         Эта книга нужна для того, чтобы рассказать правду о том, как предали, оболгали и погубили моего отца. Ведь столько лет прошло, а эта рана до сих пор не заживает...

-         В ней напечатаны, - продолжает Иосиф, - никогда не публиковавшиеся прежде документы. Например, стенограмма 6-го пленума Ц К Греческой компартии, состоявшегося в марте 1956 года в Румынии (партия тогда находилась в подполье), который официально снял Захариадиса с поста генсека. Или стенограмма заседания Комитета шести «братских партий», на котором было принято решение устранить Захариадиса с поста генсека. КПСС хотело сделать вид, что не оно само приняло такое решение, а так будто бы постановили сами «товарищи» из «братских партий». Хотя известно, что еще в феврале 1956 года, еще до пленума КПГ, ЦК КПСС уже приняло решение «предоставить Захариадису возможность учиться и работать в СССР». То есть, решение было принято в Москве, а «греческие коммунисты и «братские партии» потом только его проштамповали. Документы об этом раньше не публиковались.
Никос Захариадис – греческий генсек, руководил партией в трудные годы борьбы с диктатурой, был схвачен и посажен в немецкий концлагерь Дахау, из которого вышел только после окончания войны. Это и послужило одним пунктов обвинений против него. Мол, раз гитлеровцы его не уничтожили за четыре года, значит, он был их информатором, предателем. Основанием для таких подозрений послужил и тот факт, что Захариадис в совершенстве знал немецкий и немцы часто использовали его в лагере, как переводчика.

- Однако, - говорит Иосиф, - руководитель подпольного комитета узников Дахау, австрийский коммунист Хинкель после освобождения заявил: «Захариадис нас научил, как вести подпольную работу, у меня есть один сын и я назвал его в честь Захариадиса Никос!» И после этого моего отца называли «предателем»?
Даже работая переводчиком, Захариадис помогал узникам избежать газовых камер. Так, когда он переводил показания узника-еврея по фамилии Шварцман, то записал его фамилию на греческий манер, как Шварсманис и тем спас от неминуемой смерти.

-         Нет, - качает головой Иосиф Захариадис, - отца устранили по другой причине. За непослушание. В те времена все лидеры братских компартий должы были раболепно выполнять указания Сталина, а потом и других руководителей Кремля. Так, при подготовке новой программы КПГ он не согласовал ее с Кремлем, что вызвало ярость в Москве.
Обвинили его и в проведении «неправильной линии» во время вооруженной борьбы в Греции. В октябре 1940 года Захариадис обратился к грекам с призывом дать отпор вторгшимся в страну войскам Муссолини. Сочли, что этим письмом он якобы «поддержал» правившего тогда в Греции диктатора Метаксаса. Ведь тогда некоторые коммунисты в Греции вообще говорили, мол, будет лучше, если победит Муссолини.
А кроме того, еще действовал пакт Молотов-Риббентроп. Говорили, что вот, даже советские коммунисты сотрудничают с нацистами, а Захариадис призывает вступить с ними в вооруженную борьбу. Кроме того, отец утверждал, что главный враг – Черчилль, английский империализм (что и стало ясно, когда началась «холодная война»). А это тоже не вписывалось тогда в «линию партии».

-         Словом, - говорит Иосиф, - мой отец дорого заплатил за то, что посмел иметь свою точку зрения. В предсметрной записке он советовал мне: «Будет лучше, если ты не будешь носить мое имя. Извини, если что не так и не поминай лихом». До этого меня называли Алексей Николаев, даже мои приятели в школе и потом в ВУЗе не знали, кто я на самом деле. А жители Суртуга не знали, кто мой отец. Они считали, что ссыльный грек, живущий под русской фамилией, на самом деле герой греческого Сопротивления Манолис Глезос! Однако. в 1979 году я все-таки взял имя своего отца.
Никос Захариадис жил в СССР по документам на имя Николаев Николай Николаевич. В Суругуте возле его дома постоянно дежурили сотрудники КГБ. А на все его просьбы дать разрешение на возвращение на родину в Грецию, из Москвы приходил категорический отказ. Не помогли даже голодовки. В конце-концов опальный генсек не выдержал и сунул голову в петлю...

-         Скажите, Иосиф, но ведь, как теперь ясно, ваш отец боролся за ложную идею. Коммунизм в СССР рухнул и он не принес людям ничего, кроме горя и страданий. Может, и его гибель была бессмысленной?

-         Нет, я так не думаю, - качает головой Иосиф Захариадис. – Он был сыном своего времени. А его жизнь и борьба – урок чести и человеческого достоинства. За три дня до самоубийства отец писал в своем дневнике: «Честь у тебя никто не может отнять, честь можно только потерять». Человек можно уничтожить, но его нельзя победить, говорил отец.
Знаете, мне теперь часто звонят бывшие греческие ветераны-коммунисты, участники Сопротивления и Гражданской войны, от которых долго скрывали правду об отце. А у них дома до сих пор висят на стенах портреты Захариадиса. Да я и сам пишу в прологе новой книги, что пример жизни моего отца показывает, что и в наши дни, когда всюду в мире правит доллар, честь имеет не только коммерческое значение.

Афины,
Владимир Малышев

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 3166

ИСТОЧНИК: http://www.rosvest.greek.ru





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.