Тайна сакральных знаков

04.12.2003 00:00

Тайна сакральных знаков

— Смотри! Вот на стене — узорный ковер, а на диване — черно-красный шотландский плед. Разве не очевидно: в западной культуре доминантой являются прямоугольные формы, а в исламской — кривизна и изгибы?

Мы разговариваем с Павлом Полуяном, руководителем Сибирского исследовательского центра “Неосинтез” у него дома, в Красноярске. Здесь, помимо ковра и пледа, книжные полки, компьютер, а вокруг нас — на столе, стульях и на полу — хаотически разбросаны книги, рукописи с загадочными чертежами и многочисленные интернет-распечатки. Недавняя работа П.Полуяна “Тайна сакрального полумесяца”, посвященная этнопсихологии, широко разошлась по Всемирной сети. Ее опубликовали не только научные сайты, но и такие специальные веб-издания, как ИСЛАМ.ру и “Заметки по еврейской истории”, а в электронной “Библиотеке произведений православных авторов” содержание статьи анонсировано как “гипотеза о специфических элементах этнического и религиозного мышления на основе анализа истории математических наук”. В чем же суть этой гипотезы, заинтересовавшей представителей столь разных традиций? Что их привлекло в работе красноярского исследователя?

— Этногностика — это новая наука, не этнопсихология, а нечто иное, — заявляет Павел. — До сих пор считалось, что у разных народов могут быть различными психологические особенности, а вот математика — одна на всех. Но все гораздо сложнее: научное познание развивалось в последние тысячелетия в расщепленных и разведенных формах, и в разных культурах доминировали разные составляющие. Эти взаимодополнительные формы можно обозначить как мышление алгебраическое и мышление геометрическое.
Алгебру, как понятно по названию “Ал-Джебра”, развивали носители исламской культуры. Алгебраические соотношения порождали трансцендентные числа, основывались на пересечениях дуг — две такие дуги и образуют сакральный полумесяц мусульман. А геометрическая линия познания идет из античной Греции, от пифагорейского прямоугольного треугольника, возникающего в квадрате с его диагоналями. Поэтому основной символ европейского мышления — крест о четырех концах.

— А как же христианство? Ведь крест — символ распятия, а у тебя получается какая-то геометрия.


— Символы всегда многозначны. Ведь и пересечение дуг — это не месяц на небе, как обычно считается, — убеждает меня Павел Полуян, поглаживая ладонью разноцветные узоры ковра. — Давай пока сосредоточим внимание на очевидном различии двух стилей мышления, которое проявляется во всем.
У арабов везде кривые: вязь письма, орнаменты затейливые, сабли и ятаганы, округлые мавзолеи и мечети, чалма, шаровары и пр. У европейцев — иное: прямоугольный латинский алфавит, квадратные замки, треугольные костелы, перспектива в построении картин, прямые мечи и шпаги. Апофеозом европейской математики стало дифференциальное исчисление, когда кривизну свели к суммированию бесконечно малых прямолинейностей. Исламское мышление не приняло такую методологию, и арабская цивилизация осталась в стороне от научно-технического прогресса, связанного с развитием механических устройств. Только в последнее время исламский мир включился в общий процесс научного творчества, когда плоские геометрические формы и дифференциальный анализ исчерпали себя. Сейчас на наших глазах идут революционные изменения — их можно назвать алгебро-геометрическим синтезом. Ныне объединяется то, что различные культуры до сих пор развивали порознь.

Вот посмотри: две пересекающиеся окружности, а внутри одной из них треугольник. Оказывается, площадь полумесяца равна площади этого прямоугольного треугольника: криволинейная и прямоугольная фигуры равны! Если не веришь, проверь по школьным формулам. Соответственно, это открывает два различных пути для математического моделирования — в одном случае подчиненную роль играет окружность (это просто циркуль для откладывания равных расстояний), а в другом служебными становятся отрезки (это просто хорды для стягивания дуг или радиусы для деления полного угла поворота). Но мы не будем здесь углубляться в математику, у моей статьи есть подзаголовок — “Тайна сакрального полумесяца. От алгебры до геополитики”.

Анализируя сакральные знаки традиционных религий, мы можем воочию увидеть особенности логических форм, которые закономерно выражаются в математическом языке, и правильно сказано: математические символы – язык Бога. Давайте, обратимся к истории: мировые религии берут свое начало в иудейской теологии, а два сакральных символа иудеев — пятиконечная и шестиконечная звезды. Эти первичные знаки выражают фундаментальный факт: возможность разделения длины окружности на четное количество частей и на число частей нечетное, простое.

Сообразно этому возникают две логики: окружность можно делить до бесконечности на четное количество равных частей, но можно представить себе такое деление “до бесконечности”, когда число делений всегда остается нечетным и простым, как 5, 7, 11, 13 и пр. В таком случае, вместо диаметра окружности определяется линия сколь угодно близко проходящая к ее центру. Если выразить это математическим языком, центр окружности следует вынести в мнимую часть плоскости — точка центра как бы проваливается в эту бесконечно малую область. Именно поэтому огранкой драгоценных камней всегда занимались евреи. Их мышление лучше улавливало эмпирический факт — невозможность выведения вершины многоугольной пирамиды в качестве математической точки. Это только на бумаге легко проводятся через центр окружности множество прямых под равными углами.

— Интересные утверждения, но выглядят они как-то умозрительно...

— Напротив, они помогают многое понять в истории науки. Например, мнимые числа стали элементом европейской геометрии благодаря открытию Николая Лобачевского. Его построения — это геометрия на сфере мнимого радиуса. А жил Лобачевский, как известно, в Казани — среди российских мусульман. Поэтому ему было не трудно отбросить сковывающую логику западно-европейского мышления — сделать то, на что так и не решился его современник, великий немецкий математик Гаусс. Более того, понятными становятся и некоторые иррациональные моменты мировой истории, например, гонения на евреев: иудейское мышление, содержавшее в зачатке единство четного и нечетного, геометрического и алгебраического, оно явно не вписывалось в систему разведенных культур. Евреи казались чуждыми и арабам, и западноевропейцам.

— Извини, конечно, но такой математический подход выглядит чересчур рационалистично. Не очень красиво “поверять алгеброй гармонию”, а тут даже не музыка — религиозное сознание. У тебя вместо сакральных символов получаются школьные геометрические чертежи.

— Хорошо, что ты упомянул про школьную науку. Детишки послушно сидят за партами, а зануды-учителя вдалбливают стереотипы мышления в наши умы. Все эти задачки “из пункта А в пункт Б” — догматическое внушение идеологической концепции, той модели, по которой мы должны понимать отношение пространства, времени и движения. И настоящая религиозность вовсе не в том, чтобы сделать выбор между “бога нет” и “Бог существует”, а в том, чтобы увидеть такое устройство мира, где нет места механистическому материализму. Я бы сказал жестче: атеистическая научность потому и смогла воцариться, что разумное мышление — божественное пламя — оказалась саморазорвано и разведено, а его составляющие были противопоставлены друг другу. Впрочем, таков был замысел...

— Теперь ты скажешь, что искомое единство обретается в лоне Православия. Дескать, иудейство — исток, алгебраический ислам и геометрическое католичество — борющиеся тезис и антитезис, а Православие — синтез. Тогда у тебя получится не научная теория, а такая же идеологическая схематика. Ее, между прочим, придумал немецкий философ Гегель.

- Гегель был гений, но дело не в схеме. Исторически все так и было: ведь именно из иудейского истока вышли мировые религии, а западно-европейское христианство и ислам, действительно, противостояли друг другу. Причем, не только физически, но и информационно-пропагадистски. Вплоть до XVII века в Европе издавались указы, запрещавшие купцам использовать арабские цифры. Да и сейчас школьникам, например, не называют имя Мухаммеда ибн Мусы аль-Хорезми, благодаря которому начались алгебра и решение уравнений. Когда внимательно изучаешь “точку ветвления”, где шло разделение религий, обнаруживаешь интересные факты. Есть расхожее мнение, что восточное православное христианство как бы противостоит западному католическому. Но все началось с так называемой арианской ереси, когда монах Арий решил “поместить” Божество во временной поток: “сначала Отец, потом Сын”. Это и было логическое начало, которое потом привело к ньютоновской концепции линейного абсолютного времени. Кстати, англичанин Ньютон — большой знаток теологии, сам причислял себя к последователям арианства. Исторически события шли так: когда арианская ересь была преодолена, ее носителей сослали в дальние провинции христианской Римской империи, где они стали проповедовать свою доктрину. А когда готы потом захватили Рим, обнаружилось, что все они очень убежденные воинствующие ариане. В дальнейшем католическое вероисповедание стало определенного рода компромиссом между исконно христианским исповеданием Святой Троицы и арианской доктриной, где Бог разложен во временной ряд.

Я не хочу выставлять Православную конфессию с ее обрядами и правилами в качестве образца для других. Особенности вероисповедания — это еще и культура народа и традиции. Но если посмотреть математически, то опять-таки совершенно очевидно, что в православной символике как раз и дан образ синтеза геометрического и алгебраического. Ведь совершенно очевидно: символы Православия объемны: шарообразный купол церкви перетекает в навершие, представляющее собой некий “вогнутый конус” — это сфера мнимого радиуса кривизны, а увенчивает все трехмерный пространственный крест, ведь наклонная перекладина являет собой плоскую проекцию отрезка, перпендикулярного двум другим. Кстати, она проходит через другую точку — в отличие от стандартной системы декартовых координат. И математически это является фундаментальным отличием, которое только сейчас становится понятно науке. В другом варианте устройства купола основой является тор, “калач”, — это еще более сложное топологическое построение.


Взгляни на нашу святыню — храм Василия Блаженного на Красной площади в Москве. Ведь это наглядное единство прямого и кривого: здесь треугольники сочетаются с дугами, а основная линия православной архитектуры — алгебраическая кривая кардиоида — “символ сердца”, мы видим ее в каждой православной церкви и на башнях Кремля. Такую же форму имели щиты русских витязей, их остроконечные шлемы, а позднее — “богатырки” буденовцев.

Кстати, обратите внимание, как в куполах храма выражено спиральное вихревое вращение и ячеистые структуры — явления, которые современная наука безуспешно пытается ухватить. Еще одна поразительная черта: наш взгляд не терпит прямых линий, они должны быть мелко изломанны, фрактальны, математически говоря — не дифференцируемы. Так что, как ни крути, надо признать очевидные вещи — в Православии символически выражена логика, которая показывает, как крест и полумесяц, противостоящие на плоскости, могут быть объединены в пространстве.

— Но твоя математическая теория как-то не вяжется с ходом исторического прогресса. Ведь именно западная цивилизация продемонстрировала нам свою научно-техническую мощь, а, следовательно, преимущества своей логики мышления.

— Положим, надо уточнить: такова интерпретация исторического прогресса, где западные летописцы сами себя нахваливают. Это уже, знаете ли, идеология и пропаганда...

Расскажу историю. Восемь лет назад наша общественная организация “Евразийский проект” издавала в Красноярске культурно-исторический журнал “Грифъ”, там под рубрикой “Этногностика” мы опубликовали сделанный специально перевод статьи немецкого философа Ханса Альберта. Этот позитивист столь тенденциозно излагал ход истории, что смешно становилось. Шла бы речь только о смене политических форм, но он тщился доказать, что специфическим преимуществом западного мышления является конкурентная борьба идей, а у всех других народов, дескать, — догматический застой. На самом деле в лоне западной цивилизации борьба идей допускается только на поверхности — среди механических систематик и формальных интерпретаций, а на фундаментальном уровне там такая косность и шаблонность, такая власть стереотипов и парадогм, что страшно становится. Да и какие особые взлеты мысли? Хваленое Возрождение началось в Европе после того, как крестоносцы разрушили столицу Византийской империи Константинополь и вывезли оттуда эшелоны рукописей с трудами византийских ученых. Кстати говоря, западная оценка Византии — характерный пример. Это ж надо так препарировать историю, чтобы об империи, просуществовавшей в Средние века 1200 лет, и доброго слова не сказать! Был такой фальсификатор английского происхождения по фамилии Гиббон, он к радости своих читателей проповедовал, что Византийская империя с ее православной религией — сплошной восточный деспотизм и баловство самодуров-императоров.

— Да, мы почему-то ничего не знаем про историю Византийской империи. Только то, что оттуда в Русь пришло Православие, а их император хотел жениться на княгине Ольге... И про византийскую науку и культуру ничего нет в учебниках...

— Вот-вот! Смешно ведь, мы в России даже не задумываемся о том, что являемся историческими и генетическими наследниками крупнейшего в мировой истории государства. Нам в школе преподают историю Китая и Америки, но только не Византии. А что касается науки, то ты, наверное, слышал про так называемый “греческий огонь”? Как думаешь, на каком уровне должна была быть наука в государстве, где еще в средние века умели перегонять нефть, делать напалм на основе керосина да еще и дальнобойные огнеметы на кораблях устанавливали? Научным центром Византии являлась Александрия, и нам обычно рассказывают, как православные фанатики сожгли библиотеку. (Ныне, после уничтожения в Багдаде крупнейшего исторического музея, сия пропагандистская байка выглядит уже по-другому).
А как сейчас насаждается сказка про отсталость России, дескать, у нас сплошная азиатчина и тюрьма народов. Но Российская империя была точным воспроизведением политической конструкции империи Византийской, а та создавалась на основе греческого и римского опыта государственного строительства. Римское право было там основой дальнейшего развития юридической науки. Выработались и определенные формы, в которых обеспечивалась смена властных элит — в среднем>
Последние новости

    * Монбланы клеточных популяций
    * Заглянувшие в будущее
    * Ученые оживили голову мертвеца
    * Парадокс эволюции
    * Пропавшая эскадрилья

император находился у власти 14 лет. Конечно, государей не переизбирали голосованием, а свергали силами той или иной дворцовой партии, но социальную мобильность это обеспечивало. Да и императорами становились там не только вельможи, но даже выходцы из крестьян, сделавшие военную карьеру, и не только греки, но и приезжие из национальных окраин. Так что Россия продолжает мощную культурно-политическую традицию, которая шла через века от античной Греции через Восточно-Римскую империю до Московского Царства и далее — до последних времен. Мы даже не подозреваем, но для Запада наша страна остается воплощением Византии — государства, которому европейские “великие карлы” подражали и завидовали, а потом с радостью отдали на разграбление туркам-сельджукам.

— Давай вернемся к алгебре. С геополитикой вроде как разобрались.

— Согласен. Добавлю только, что греки-византийцы после падения Константинополя разъехались по православным странам. Огромная их масса ушла в Россию — сюда привезли не только злато и сокровища, но и книги. Откуда взялась библиотека Ивана Грозного, о которой до сих пор ходят легенды? Может, с Марса? К нам переселились также религиозные школы и организации, греческие семейства и кланы. Византийские греки смешались с русскими — “поскреби русского — увидишь грека”. Вглядитесь в своих знакомых — сразу же различите “исконно русский” типаж с греческой фактурой. Это и в фамилиях хорошо прослеживается. Потом византийская мудрая наука, предвосхитившая алгебро-геометрический синтез, продолжалась в православной России — и в открытой форме, и в скрытой — эзотерической.

— Но почему же тогда вся история науки — это достижения Европы? И это ведь не миф, ведь Петр I не случайно вез к нам европейскую ученость и отправлял сынков боярских учиться за границу.

— Все о чем ты говоришь, это все-таки идеология, надо конкретно разбираться с историей того периода. Главное, реформы носили именно политический характер, а насчет математики — то подумай, каким образом обеспечивалась жизнь допетровского государства — сбор налогов, купеческая торговля, мореплавание, ремесла. Кто сейчас помнит, что обычные бухгалтерские счеты, которые и сейчас еще можно встретить у счетоводов и продавцов — это именно русский, улучшенный вариант греческой счетной доски “абак”.

Павел зачитывает из книги: “Английский капитан Перри, находившийся в России и издавший по возвращении на родину книгу “Положение России при нынешнем царе с описанием татар и других народов”, писал: “Для счета они пользуются изобретенным ими особым прибором с нанизанными на проволочные прутья шариками от четок или бусами, который они устраивают в ящике или небольшой раме, почти не отличающейся от тех, которыми пользуются у нас женщины, чтобы ставить на них утюги... Передвигая туда и сюда шарики, они справляются с делением и умножением разных сумм...”

И таких примеров много, но у нас какая-то страсть к самоуничижению, мол, мы бедные, глупые, ленивые и нелюбопытные... Вообще-то, все споры о лидерах и отстающих — от лукавого. Ведь эти гонки происходили на короткой исторической дистанции в 500 лет. Ну, а “судьи кто”? С образцами западного судейства мы все хорошо знакомы. Однако есть все-таки одно важное обстоятельство. Дело в том, что западно-европейское геометризированное мышление приспособлено к очень узкой сфере применения — к механическому моделированию, к техническим устройствам, где жесткие детерминистские схемы. Сейчас технический прогресс на этом направлении уже исчерпан, а в других областях геометрическое мышление оказывается непригодным. Это хорошо видно в такой области математики как теория вероятности: все, что здесь сделано фундаментального, — создано нашими учеными: Чебышев, Ляпунов, Марков, Колмогоров, Налимов, а в термодинамике переворот произвел Илья Пригожин, живущий в Бельгии. В западной науке даже достижения неклассической физики – релятивистская теория и квантовая механика - оказались идеологически изуродованными «интерпретациями». Я бы жестче выразился: сейчас западный догматизм стал тормозом научного прогресса — стереотипы и парадогмы западно-европейского мышления висят тяжелейшими гирями на руках и жмут, как тесные туфли.

— Может быть, приведешь какой-то понятный пример?

— Вот простейший пример действия прямоугольной западно-европейской матрицы. Известно, что лучшим танком Второй мировой войны был русский Т-34 — у него форма башни была округла, броня шла под углом к горизонтали, что делало его “непробиваемым” — снаряды рикошетировали. Сейчас это кажется ясным и понятным, но вот немецким инженерам такой конструкторский ход ДАЖЕ В ГОЛОВУ НЕ ПРИХОДИЛ! Танки Третьего рейха были с прямоугольными башнями, с вертикальной броней — снаряд врезался в нее под прямым углом. А ныне геометрический западноевропейский подход мешает изучению вихревых процессов в жидкости и газе, которые по классическим формулам не просчитываются – ничего кроме приближенных моделей здесь получить нельзя. Зато алгебро-геометрическое мышление позволяет тут увидеть фундаментальные вещи (…). Я не хочу углубляться в этот вопрос. а в контексте нашего разговора интересно отметить особую роль еще одного народа – голландцев. Считается, Нидерданды – это страна мельниц и каналов. Так вот, они чувствуют суть вихревых процессов, поэтому мышление голландцев также алгебро-геометрично. Есть смысл вспомнить о том, какой революционный импульс дала Голландия истории Европы, об успехах голландцев в работе с кристаллами, из голландцев – гениальный математик-алгебраист ХХ века Ван дер Варден.

— А у Петра I была особая любовь к голландцам!

— Да-да! Совершенно верно! Теперь видишь, что это не случайно!

— Похоже на то. Но вот какой вопрос. Если все так очевидно, то не может быть, чтобы о синтезе алгебраического и геометрического никто раньше не задумывался.

— Разумеется. Были и существуют организации, которые этим озабочены. Скажем, Мальтийский орден: у них символ — крест, состоящий из четырех больших дуг и четырех малых. Они прекрасно знали о необходимости объединения двух стилей мышления. А масоны, вообще, вынесли на свой герб циркуль и угольник — инструменты для производства окружностей и углов. Масонский проект наиболее продвинут: они даже попытались создать государство, где соединение различных культур должно было привести к появлению синтетического мышления. Я имею в виду США и масонскую символику на долларах. Насколько успешен проект — судите сами, может, кого и прельщают силиконовые мозги Америки. Но я полагаю, что синтез разорванного мышления там не получился: ведь соединение логики треугольников и полумесяцев возможно только в пространственных формах, о чем и свидетельствует Православие.

— Загнул ты со своим патриотизмом! — Я возражаю уже всерьез, ведь мой собеседник явно пристрастен. — Что бы ты сам делал без Интернета, который нам подарила Америка?

— Тут я спорить не буду. Компьютеризация стала катализатором синтеза, но это особый серьезный разговор... Вообще, история сложный процесс, я многое просто понять не могу. Вот, например, в той же Америке существовала цивилизация индейцев майя. Они знали колесо, но оно было у них сакральным символом и запрещалось к использованию. Вроде как священные коровы в Индии, которых нельзя есть. Подозреваю, что изучение культуры мексиканских индейцев позволит высветить неожиданные детали в эволюции логики мышления.

— Уж в этом я не сомневаюсь! Схема твоя явно не полна. Уточни-ка еще пару проблем. Во-первых, ты ничего не говоришь о юго-восточных культурах — Китае, Индии, Японии, Корее, Вьетнаме. Во-вторых, я не совсем понял роль иудейства - у них, по твоему, в мышлении также присутствует алгебро-геометрическое единство, но они ведь, извини, не православные...

— Про Юго-Восток я не буду сейчас говорить — это тема отдельного исследования. Хочу подчеркнуть одно: логика — это не бытовая производная от языка, обычаев и традиций. Наш дух — отражение Божественного Духа, он един для всех разумных людей. В историческом процессе выявлялось то, что заложено свыше. Просто в различных культурах — в силу разделенности человечества — доминировали отдельные составляющие. Наши биологические тела не эволюционировали, но развивалось общечеловеческое мышление, проявляя то, что составляет его разумную, божественную суть. Сейчас настает решающий момент — начинается синтез, который должен вывести человеческое сообщество на новый виток истории. Это единый процесс, который охватывает человечество в целом. Он и ранее охватывал, конечно, и средиземноморский ареал цивилизаций, и Юго-Восток. Я бы мог указать на типично математические символы тех стран: веера, зонтики, фонарики, плетенки из ниточек, оригами — все это топологические конструкции, показывающие переходы между прямой, плоскостью и объемом. (Недавно я прочитал в книге известного журналиста-международника Б.Чехонина рассказ о таиландском физике, который бросил престижную западную науку и занялся возрождением тайского народного промысла — изготовлением зонтиков и вееров). А в индийских легендах о Будде говорится о последнем числе, “при помощи которого боги исчисляют свое прошедшее и будущее”, — это Последнее Простое число, бесконечная константа, предел ограниченной бесконечности, после которого простые числа идут с периодом рр+1... Ну, это уже из другой — биполярной — математики.

Теперь о роли иудейской культуры. Мы, между прочим, ничего не говорили о Египте и Вавилоне, а это важно. Но так или иначе, мне представляется, что в иудаизме четное и нечетное соединены именно как логическое семя, ему требовалось прорасти. Нужно было, чтобы алгебраическая и геометрическая составляющие развивались независимо — до крайних логических форм, где они могут уже соединиться в многомерном синтезе. И когда это развитие завершилось, стало ясно, что именно содержалось в исходном семени...

Есть еще один интересный вопрос. Почему именно славяне приняли Православие? Понятно, что в Византии греки могли угадать направление и цель развития — они ведь начинали с пифагорова треугольника, а потом развивали тригонометрию, астрономию... Но почему славянское мышление смогло так легко усвоить православную логику? Я выдвину такую гипотезу. У славян-язычников был тоже свой сакральный символ — Солнце. Но солнце — это круг с треугольными лучами, то есть такое же деление окружности на части, на четное или нечетное число — вплоть до бесконечности. Однако, в отличие от иудейских символов, здесь не внутри круга звезды, здесь треугольные лучи звезд выворачиваются за границу окружности...

(Я вспоминаю октябрятский значок советских времен — звездочку с кругом внутри, где портретик Ленина. Думаю, революционная символика срезонировала с глубинными архетипами мышления...)

Так вот, получается, что мышление язычников-славян, носителей солнечного символа, соответствовало сути и легко усвоило православную весть о будущем синтезе четного и нечетного, треугольников и дуг. Помнишь рисунок, где центр окружности проваливается в бесконечно малую мнимую область? Если бы мы посмотрели на мир из такого центра, то очутились бы вроде как внутри круга, по границе которого проходят прямые, — уходящие в бесконечность лучи солнечного символа. То есть эта логика дополнительная к той, что выражена в иудейской символике. В принципе, носители православной логики — и сербы, и болгары, и румыны, и греки, и грузины, и украинцы, и чуваши, и белорусы, и все другие народы православной цивилизации — все они видят мир так же целостно, как и люди иудейской культуры. Думаю, что примеров совпадения точек зрения можно привести много. Ты читал книгу “Хазарский словарь” Милорада Павича?

Недавно я ознакомился с трактатом Филиппа Ш. Берга — руководителя международного Центра по изучению Каббалы. Он там стыдит американцев, что, мол, русские понимают в законах Универсума больше западников. Он пишет, что каббалисты из поколение в поколение хранили тайны, а сейчас вот ученые восточно-европейского блока могут раскрыть сокровенное. Он пугает Пентагон: “В будущей войне, которая может вспыхнуть между Западом и Востоком, русские победят нас! Западная наука не имеет никакого представления о том, что такое мысль и где она обитает. А вот наука Восточноевропейского блока может осознать это раньше нас”. Понимаете? Для еврейского ученого очевидно, что и православное мышление, и иудейское имеют одинаковое видение Универсума. Научная истина здесь в том, что с точки зрения алгебро-геометрической науки в Универсуме есть не только геометрическое протяжение — пространственно-временной континуум, но и запредельное особое алгебраическое многообразие, где протекают независимые от нашей воли объективные информационные процессы. Таковы “видимые все и невидимые”... Это особая тема и, как говорится, — “не для печати”.

Надо учесть, что Берг писал свою книгу во времена холодной войны. Сейчас все по-иному. Например, совместными усилиями развивается новое научное направление “Квантовое сознание”, в марте прошла в США международная конференция Quantum Mind 2003. В материалах конференции были даны и мои тезисы “Числа в пространстве”, а потом я сделал ряд научно-популярных публикаций во Всемирной Сети, где показал, какое место в этом направлении исследований занимают ученые России. Требуется серьезная работа для того, чтобы преодолеть стереотипы западного мышления. Причем преодоление должно идти изнутри — от фундаментальных оснований. Важное значение здесь имеют труды Абрахама Робинсона по нестандартному математическому анализу и книга Александра Гротендика “Элементы алгебраической геометрии”.

— Ты хочешь сказать, что обретению синтеза наравне с мудрецами православной цивилизации способствуют и еврейские мыслители?

— Что значит “наравне”? Эра расщепленного мышления закончилась. Я как раз хочу подчеркнуть, что дело это общее — участвуют все. И исламская цивилизация сейчас чрезвычайно активна в этом отношении. Лидер исследований по так называемым некоммутативным геометриям — Махмуд Чайчьян, он, правда, живет в Финляндии. Финны, кстати, лидируют в области нестандартных логик и в кватернионной физике, основы которой заложили французы. А сколько появилось сейчас блестящих греческих ученых... Однако надо отдельно подчеркнуть особый статус русских евреев — это, вообще, уникально. Представляешь, — носители иудейского мышления, впитавшие через русскую культуру логику Православия! Они, как связующее звено, замкнувшее цепь, протянувшуюся через тысячелетия. Да что говорить! Я смотрю в будущее очень оптимистично.

— Получается, что России в третьем тысячелетии предстоит сыграть объединительную роль?

— Даже сомневаться в этом не приходится. Сейчас это чувствуют все. Правда, некоторые с таким предопределением никак не могут смириться. Но, надеюсь, они успокоются и не будут мешать — пусть сидят в креслах у каминов и отдыхают.

Знаешь, как по-английски звучит имя нашей страны? Правильно — Russia, произносится “раша”. А как на аглицком “час пик”? Rush-hour, где “rush” — произносится “раш” — означает стремительное движение, натиск, напор, а в качестве глагола — мчаться, нестись, устремляться. Отсюда и пошло название “русские горки”... Намек понятен? Хватит “запрягать”, пора ехать. Нам предстоит ой как быстрая езда. И виражи будут крутыми.

С Павлом ПОЛУЯНОМ беседовал В. Павлов

Электронный адрес:
Polyan2002@mail.ru

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 3650

ИСТОЧНИК: http://science.pravda.ru/





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.