Петербургские адреса греческой столицы

06.09.2005 21:55

Петербургские адреса греческой столицы

Казалось, ну что общего у Петербурга с Афинами? Разные страны, разная история. Да и вообще в Питере или осенние дожди, слякоть, или морозы, хмурое небо, а тут всегда весело сияет солнце, теплое море и даже зимой на улицах золотом блестят спелые мандарины. А общего, оказывается, не так уж и мало...

В самом центре Афин, напротив здания парламента, но в стороне от обычных туристических маршрутов, притаилась в крохотном скверике небольшая церковь. Это русская церковь Святой Троицы. Еще в позапрошлом веке ее подарила царскому посольству в Афинах «королева всех эллинов» Ольга, а в девичестве — великая княжна Ольга Константиновна из дома Романовых.

Возле церкви — непривычные для Афин фонари из кованого железа, привезенные сюда, как говорят, из Петербурга. Была раньше еще такая же узорная металлическая решетка, тоже доставленная из Питера, которая окружала этот сквер. В годы холодной войны греки ее убрали, хотели отобрать прилегающий к церкви земельный участок. Однако решетку старым русским эмигрантам удалось сохранить — ее перенесли в Русский дом в пригороде Афин Аргируполи, богадельню для престарелых выходцев из России.

В густой траве сквера прячутся две уже успевшие потемнеть от времени мраморные могильные плиты. Под ними похоронены последний царский посол в Афинах Елим Павлович Демидов (из славного рода уральских купцов Демидовых) и его жена Софья Воронцова-Дашкова. Как вспоминают афинские старожилы, их специально похоронили прямо здесь, рядом с церковью, когда хотели отобрать участок. С могилами без большого скандала этого сделать бы не удалось. С тех пор они и лежат здесь — в самом центре Афин, как бы охраняя этот крохотный кусочек русской земли в Греции.

Сегодня в церкви Святой Троицы — греческий батюшка, но он хорошо говорит по-русски, службы идут на русском языке. На Пасху и в Рождество здесь собираются эмигранты не только из России, но и православные из республик бывшего СССР. Приходят русский и украинский послы, крестятся, святят яйца на Пасху. А ведь не так давно только за появление в этом квартале совслужащего могли в 24 часа отправить домой...

Напротив церкви, как мы уже упомянули, — здание парламента. Но в прошлом там размещался королевский дворец, в котором и жила королева Ольга. Ее выдали замуж за датского принца Георга и посадили на греческий трон, когда ей было всего 16 лет.

Свадьбу сыграли в Павловске, причем на женихе был русский генеральский мундир. Ольга Константиновна (ее отцом был великий князь Константин Николаевич — второй сын Николая I) прожила в жаркой Греции почти всю свою жизнь, однако Петербург и Россию не забыла и всячески помогала русским, которые в те времена попадали в Элладу. Прежде всего морякам судов российской эскадры, постоянно курсировавшим в Средиземном море.

Она была желанным гостем на кораблях, присутствовала на самодеятельных спектаклях, часто приглашала офицеров и даже простых матросов в королевский дворец, устраивала для них чаепития и елки. (Кстати, говорят, что традицию нарядных рождественских елок привезла в Грецию королева Ольга, раньше их здесь не было.) Из подарков от моряков она создала в своем дворце Морскую комнату, нечто вроде небольшого Русского музея, где бережно собирала фотографии кораблей, картины, матросские бескозырки, сувениры, любовно изготовленные для нее матросами.

Возле бывшего королевского дворца — большой и тенистый Национальный парк, разбитый в Афинах по велению королевы Ольги. Некоторые деревья для него и даже землю в мешках привозили кораблями из России.

На личные средства королевы в порту Пирей был построен для моряков Русский госпиталь, а также основано Русское кладбище, где хоронили погибших в сражениях и от болезней моряков с кораблей российской эскадры, а потом там нашли последний приют хлынувшие сюда после революции русские эмигранты. Об этом напоминает огромный валун с морским якорем и крестом, под которым начертано: «Русское кладбище Союза русских эмигрантов в Греции, основанное Е. В. королевой эллинов Ольгой Константиновной».

В недавние еще времена, когда все русское в Греции считали «советским», и его хотели разрушить. Могилы, за которые эмигранты не могли платить, стали безжалостно сносить. Чтобы хоть что-то спасти, был найден оригинальный выход: на кладбище построили часовенку, стены которой сложены из кусков могильных плит, снятых с разрушенных русских могил.

«Сердобольной матушкой русского флота» называли королеву Ольгу растроганные моряки. Когда однажды в королевском дворце начался пожар и багровое пламя было видно на рейде порта Пирей, русские моряки бросились в Афины спасать королеву. На своих руках они вынесли из горящего дворца все имущество и потушили пожар.

В 1913 году, когда муж Ольги король Георг был убит в Салониках болгарским четником, она уехала в Петербург. Но и там вскоре грянула революция. Умерла «матушка русского флота» в Италии, но потом ее прах перевезли в Грецию. Могилу бывшей «королевы всех эллинов» можно увидеть и сейчас на лесистом холме в местечке Татой в окрестностях Афин, где расположено небольшое кладбище членов греческой королевской семьи. На уже покрытом зеленым мхом монументе с крестом вырезано по-гречески и по-русски: «Ольга Константиновна, Российского императорского дома Великая княжна...».

После провозглашения Греции республикой последнего короля Константина отправили в 1974 году в изгнание в Англию, однако в Элладе до сих пор почитают память русской «королевы всех эллинов». Именем королевы Ольги назван один из центральных проспектов в Афинах, а ее портрет вывешен в здании местного исторического музея.

Есть в греческой столице еще одна могила носительницы знаменитого имени из Петербурга. На Первом афинском кладбище похоронена Ольга Бенсис, дочь великого русского критика Виссариона Белинского. Она вышла замуж за грека и провела в Афинах весь остаток своей жизни. Несколько лет назад ее потомки передали мне, тогда еще корреспонденту ТАСС в Греции, оставшиеся от Белинского вещи: картину «Белинский на смертном одре» и часы великого критика. Моя жена отвезла реликвии в Россию, в музей Белинского в Чембарах под Пензой.

Сохранилась в Афинах память и еще об одном приезжем из Петербурга — российском после Александре Озерове. Он и его супруга на свои средства построили в Афинах церковь, а потом подарили ее грекам. Про это уже давно забыли, разыскал эту церковь в Афинах и теперь впервые пишет про нее автор этих строк.

Церковь называется «Агиос зонис» (Святого покрова) и расположена она в густонаселенном районе столицы на улице, которая тоже называется Агиос Зонис...

— Да, — сообщил мне настоятель церкви отец Ансеос, — эту церковь и впрямь построил русский посол. Как это было? В то время здесь росли густые леса, был пригород Афин, где и располагался дом русского посланника. Однажды он направился на прогулку верхом на коне. Вдруг хлынул сильный дождь, почву размыло, и Озеров увидел среди камней старинную икону. При виде такого чуда посол перекрестился и дал обет: «Быть на сем месте православному храму!»

Так и произошло. Скоро в лесу вырос храм, на котором и теперь висит табличка на греческом языке: «Сей святой храм сооружен на средства посла России Александра Озерова и Ольги Озеровой в 1843 году». Теперь Афины разрослись и церковь стоит уже не в лесу, а со всех сторон плотно окружена жилыми многоэтажными домами.

В самой церкви за стеклом хранится чудодейственная икона — остаток старинной фрески, которую нашел 150 лет назад в лесу русский посол. Кстати, когда строили храм, Греция была очень бедной страной и многие строительные материалы привозили из России.

Другой афинский памятник, который напоминает о Петербурге, — расположенный на одной из аллей Национального парка монумент Иоаннису Варвакису. Он родился на острове Псарра, сначала был морским пиратом-корсаром, а потом отважно воевал с турками в знаменитой Чесменской битве, получив за это звание поручика Русской армии. После чего отправился в Петербург, чтобы найти применение своей кипучей энергии.

Там бывший корсар ухитрился познакомиться со светлейшим князем Потемкиным, который представил его Екатерине. Императрица даровала герою Чесменской битвы тысячу червонцев, а также право беспошлинной торговли черной икрой. Так грек Варвакис стал гражданином Российской империи Иваном Андреевичем Варвакисом. Он отбыл в Астрахань, где несметно разбогател. Перед смертью все свое огромное состояние Варвакис завещал Элладе на нужды просвещения, за что и удостоился памятника в центре Афин.

Тонкие ниточки памяти тянутся из Афин в Петербург и в наши дни. Недавно в Военно-Морском музее северной столицы состоялась церемония передачи Андреевского флага, привезенного в Россию жителем Афин Владиславом Нелавицким. Его отец служил лейтенантом на крейсере «Генерал Корнилов», который в 1920 году покидал Крым вместе с остатками Белой армии. Именно на этом крейсере помещалась штаб-квартира главнокомандующего Русской армией барона Врангеля. Когда эскадра пришла в тунисский порт Бизерта, экипажи сошли на берег и потом рассеялись по миру. Отец Нелавицкого снял исторический флаг, привез его в Грецию и хранил долгие годы, а перед смертью передал сыну.

В Элладе семья Нелавицких, как и другие русские эмигранты, много бедствовала. Спасло русского офицера то, что в петербургском лицее его, как и всех других, обучали ремеслу. Отец Владислава Яновича выбрал переплетное дело, чем и кормился потом на чужбине. Сам он сумел окончить университет в Риме, а потом дослужился до должности директора судоверфи в Пирее. Сейчас Владислав Нелавицкий на пенсии, имеет собственную компанию, которая тесно сотрудничает с Пролетарским, Канонерским и другими питерскими заводами.

— Я исполнил завет отца, — сказал Владислав Янович, когда вернулся в Грецию. — Исторический Андреевский флаг теперь снова в Петербурге!

Живет в Афинах и еще один человек, судьба которого самым тесным образом связана с Петербургом. Это графиня Ксения Николаевна Шереметева-Юсупова. Это ее родной дедушка Феликс Юсупов прославился тем, что «убил Распутина». Но о ней отдельный рассказ — в следующей статье.

Владимир МАЛЫШЕВ. Афины


КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 2910

ИСТОЧНИК: http://www.spbvedomosti.ru





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.