Византиец Феофан Грек заложил основы русской живописи

10.08.2005 10:00

Византиец Феофан Грек заложил основы русской живописи

11 августа 1430 года родился великий живописец Феофан Грек — один из немногих византийских мастеров-иконописцев, чье имя осталось в истории, возможно, благодаря тому, что, находясь в расцвете творческих сил, он покинул родину и до самой смерти работал на Руси. Этому гениальному "византийцу", или "гречину", суждено было сыграть решающую роль в пробуждении русского художественного гения.

Воспитанный на строгих канонах, он уже в молодости во многом превзошел их. Его искусство оказалось последним цветком на иссохшей почве византийской культуры.

Если бы он остался работать в Константинополе, он превратился бы в одного из безликих византийских иконописцев, от работ которых веет холодом и скукой. Но чем дальше он удалялся от столицы, тем более широким делался его кругозор, тем независимее убеждения. В Галате он соприкоснулся с западной культурой. Он видел ее палаццо и церкви, наблюдал необычные для византийца свободные западные нравы. Он мог бы эмигрировать в Италию, как это делали многие его даровитые соплеменники. Но, видимо, расстаться с православной верой оказалось не под силу. Он направил свои стопы не на запад, а на восток.

Зрелым, сложившимся мастером Феофан Грек приехал на Русь. Благодаря ему русские живописцы получили возможность познакомиться с византийским искусством в исполнении не рядового мастера-ремесленника, а гения. Его творческая миссия началась в 1370-х годах в Новгороде, где он расписал церковь Спаса Преображения на Ильиной улице. Князь Дмитрий Донской переманил его в Москву. Здесь Феофан руководил росписями Благовещенского собора в Кремле в 1405 году.

Его кистью написан ряд замечательных икон, среди которых знаменитая Богоматерь Донская, ставшая национальной святыней России. Первоначально "Богоматерь Донская" находилась в Успенском соборе города Коломны, возведенном в память победы русского воинства на Куликовом поле. Перед нею молился Иоанн Грозный, отправляясь в поход на Казань.

Русских поражали его глубокий ум и образованность Феофана, снискавшие ему славу мудреца и философа. "Преславный мудрец, философ зело хитрый... и среди живописцев — первый живописец", — писал о нем Епифаний.

Поражало и то, что, работая, он никогда не сверялся с образцами-"прописями". Феофан дал русичам пример необыкновенного творческого дерзания. Творил непринужденно, свободно, не заглядывая в подлинники. Писал не в монашеском уединении, а на публике, как блестящий артист-импровизатор. Он собирал вокруг себя толпы поклонников, с восхищением взиравших на его скоропись. Одновременно с этим он занимал зрителей затейливыми рассказами о чудесах Константинополя. Так определялся в сознании русичей новый идеал художника — изографа, творца новых канонов.

По характеру его вещи были трагическими, так как выражали мироощущение заката Византийской империи, были проникнуты апокалипсическими предчувствиями близкой гибели Священного православного царства. Конечно, такая живопись была созвучна уходящей золотоордынской Руси. Но она абсолютно не соответствовала новым настроениям, мечтам о светлом будущем, о нарождающемся могуществе Московского царства. Москва встретила его благосклонно, но утвердила кистью Андрея Рублева иной стиль живописи — "светло радостный", гармонический, лирико-этический.

Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ


КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 3615

ИСТОЧНИК: http://www.nasha.lv





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.