На каком языке думал Дионисий Соломос?

На каком языке думал Дионисий Соломос?

23.04.2005 23:00

На каком языке думал Дионисий Соломос?

На вопрос – «кого вы считает своим национальным поэтом?» - любой грек, безусловно, даст ответ: «Ο εθνηκός μας ποιητής είναι Διονίσιος Σολωμός» («Наш национальный поэт – Дионисий Соломос»).
С великими поэтами, которым их народ обязан формированию литературной нормы своего языка, всегда связан определенный миф.  Именно таким поэтом в Греции является Дионисий Соломос. Можно утверждать, что с творчеством Соломоса связано наибольшее количество мифов. Его имя окружено мистическим ореолом. Соломос по-настоящему загадочный поэт. С одной стороны, именно он написал национальный гимн Греции (текст, потрясающий по силе выразительности и цельности), с другой, очень многие исследователи утверждают, что он плохо знал греческий язык и его родным языком был итальянский.
Один из основных вопросов, связанных с творчеством Соломоса, заключается в том, чтобы выяснить, какой язык был родным для поэта. Я отдаю себе отчет в зыбкости термина «родной», и имею в виду его толкование, принятое в социолингвистике, как «первый».
Какую роль в творчестве Соломоса играл итальянский, и насколько оправдана гипотеза о том, что Соломос изначально не владел греческим языком?
Каким образом поэт, предположительно не владеющий свободно греческим языком, создал потрясающие по своей силе и художественной выразительности произведения именно на греческом, а не на итальянском?
В этом и заключается загадка Соломоса.
В своем докладе я попытаюсь хотя бы отчасти приблизиться к разрешению этой загадки. Доклад представляет собой попытку собрать воедино и заново проанализировать те отрывочные данные, которыми мы располагаем в связи с этой проблемой.
Дионисий Соломос родился в 1798 году на острове Закинф двадцать лет спустя после рождения там же выдающегося итальянского поэта Уго Фосколо. Можно сказать, что поэтическая судьба Соломоса в некотором смысле является зеркальным отражением судьбы Фосколо.
Детство обоих поэтов прошло  на «благословенном» острове Закинф, который в этот исторический период был центром итальянской культуры на территории Греции. Он вместе с остальными Ионическими островами уже не принадлежал Венецианской Империи, поскольку в 1797 году Наполеон присоединил его к Франции. Однако, на протяжении всей французской оккупации и последовавшей английской, языком аристократии на Закинфе оставался итальянский.
Оба поэта воспитывались в богатых домах своих отцов-аристократов, в то время как их матери, простые девушки из народа, были греческого происхождения. Соломос, как и Фосколо, рано лишился отца (в 10 лет) и был отправлен на обучение в Италию. Оба поэта учатся в Падуе (заметим, что Падуя – город, где традиционно получали образование юноши из фанариотских семей), где получают блестящее итальянское образование. Оба входят в круг молодых талантливых итальянских поэтов и вне всяких сомнений не пользуются для общения простым народным языком своих матерей.
Следовало бы ожидать, что и дальше жизненные пути двух закинфских поэтов будут идти параллельно. Но этого не случилось. Фосколо, поднявшись на итальянский Парнас, больше никогда уже не посетит родной Закинф, несмотря на всю свою любовь к нему, в то время как Соломос, напротив, вернется на греческую землю с желанием поддержать своих соотечественников в такой чрезвычайно важный для всей Греции момент – борьбе за независимость. Можно представить, как трудно ему было сделать именно такой выбор, независимо от того знал он греческий до своей поездки в Италию или нет. В любом случае по возвращению на Закинф ему пришлось проделать огромную работу над собой, над своим языком, чтобы стать автором таких великих произведений, как «Гимн Свободе», «Женщина Закинфа», «Свободные осажденные» и по праву считаться национальным поэтом Греции.
И все же, на каком языке думал Дионисий Соломос? Говорил ли он в детстве по-гречески? Попробуем ответить на эти вопросы.
Обучение Соломоса началось с итальянского. Итальянцем был и его первый учитель (Санто Росси).
Димарас отмечает тот факт, что стиль письма Соломоса (когда он начал создавать свои произведения на греческом) не является греческим: он отличен от стиля тех из  его современников, которые с детских лет писали по-гречески, и скорее похож на стиль письма иностранца.
Однако это не является безусловным доказательством того, что греческий не был родным языком Соломоса. Его мать, Ангелика Никли (Αγγελίκη Νίκλη), по всей видимости, говорила с сыном, рассказывала ему сказки на греческом и даже водила в церковь, где служба шла на греческом языке. Греческий язык Соломос впитал вместе с молоком матери. Ангелика была неграмотной. Как пишет Томадакис: «гречанка, дочь народа, мать Соломоса знала только греческий и могла научить сына лишь своему родному языку». Доказательство этому – её письма (сохранилось всего три письма, адресованных ее младшему сыну - Яннису Леондаракису). Они написаны рукой другого человека, но продиктованы Ангеликой. В этих письмах итальянских слов венецианского происхождения немного. Письма, проникнутые материнской теплотой и лаской, написаны на простом народном языке. «для матери, как я думаю, получить письмо от своих детей – вот наилучший подарок»(«Διατί μια μάνα, μου φαίνεται, όντας λαβαίνει γράμμα από τα παιδιά της, εκείνο είναι το μεγαλύτερο δώρο»),  «Я одинока и печальна, словно тростинка в поле» («είμαι έρμη και σκοτεινή σαν την καλαμία εις τον κάμπο»).
Греческий язык для Соломоса тесно связан с воспоминаниями о его матери, с его детскими ощущениями и эмоциями. В детстве он был очень восприимчив к красоте природы, мечтателен.
В 1802 году (в этот год умерла жена отца Соломоса) Ангелика вместе с двумя своими сыновьями (Дионисием и Димитрисом) поселилась в доме Николаоса Соломоса. Дети продолжали слышать греческую речь и здесь в беседах с матерью и отцом.
Николаос Соломос, по всей вероятности, говорил по-гречески. Одно из важных этому доказательств – завещание (от 29 декабря 1802года), написанное рукой Николаоса Соломоса. По словам Георгиоса Папаниколау, исследователя творчества Соломоса, завещание отца Соломоса написано в целом по-гречески (поскольку оно обращено к наследникам, плохо владеющим итальянским), но также содержит итальянские заимствования (ιγκρατιτούντινε=αχαριστία – неблагодарность, παρτιδάντες от partire - делить, ριφλέσου, καουτέλες - гарантии, λεγκίτιμα-законный)  и элементы критского диалекта (αφχάριστος=αγνώμων - неблагодарный, γεναμένα=καμωμένο, μετά με, τσι, τζι). Характерной является и поправка к завещанию, также написанная самим Николаосом Соломосом на критском диалекте (ηβλέποντας, αχαμνό=αδύνατο, ετότες, τίποτις=τίποτε, κάποιον τι, πάσα πράμα, τζη), с вкраплением итальянских заимствований (στάκο от staccato – отделять, κοντίτζελο от condizione-условие, τεσταμεντάριο testamentario - завещательный, κονφερμάροντας confermare- подтверждать, πρεζεντάδα от prendere(preso) брать, αβερτίρω от averto - незакрытый).
Итак, в аристократическом доме Соломоса звучал греческий язык. Однако это был не «чистый» язык, а диалектно окрашенная речь.
Причиной этому стало то, что в предреволюционный период Закинф стал укрытием для беженцев и революционеров, которые прибывали сюда со всех уголков Эллады. Это были в первую очередь переселенцы из области Мани и с острова Крит. Именно поэтому в греческом диалекте Закинфа преобладали элементы маниотского и критского диалектов. Ими изобилуют «Сатирические сочинения» («Σατιρικά») и «Женщина Закинфа» («Γυναίκα της Ζάκυνθος») (αδά, ξεγκενιαστώ, γιαμά=έπειτα, ότι, τόμου и др.) Соломоса. В этих двух произведениях отражается язык Закинфа той эпохи.
Представители аристократических богатых домов Закинфа принимали у себя революционеров, они разделяли их убеждения и помогали им материально. По словам Папаниколау, в доме Соломосов в период с 1802 по 1820 были приняты такие известные революционные деятели как Колокотронис (Κολοκοτρώνης), Никитарас (Νικηταράς), Петимезас (Πετιμεζάς), Анагностарас (Αναγνωσταράς) и другие. По всей вероятности разговоры они вели по-гречески, а возможно даже пели народные греческие песни.
Этот факт доказывает то, что Соломос рано познакомился с устной традицией греческого языка. Можно утверждать, что именно это знакомство помогло ему в будущем стать национальным поэтом. Очевидно, что величие Соломоса заключается в том, что он, благодаря своему гению, смог придать устной традиции письменный статус.
Но вернемся к вопросу о двуязычии Соломоса. Не все исследователи согласны с тем, что первым языком Соломоса был греческий. Веис (Βεής) и Спаталас (Σπαταλάς), например, полагают, что родным языком Соломоса был все-таки итальянский, так как в период своего обучения в Италии он писал матери на итальянском. Но это не является бесспорным доказательством того, что поэт не знал греческого в детстве. Наверное Соломос, зная и понимая разговорную греческую речь, просто не умел писать и читать по-гречески (поскольку не получил для этого должного образования). Кроме того, находясь в Италии, он предположительно мало говорил по-гречески. Что касается матери Соломоса, по словам Папаниколау, она была знакома лишь с разговорным итальянским (т.е. с некоторыми общеупотребительными в то время на Закинфе итальянскими словами, возможно выражениями). Не вызывает сомнения то, что кто-то переводил Ангелике на греческий язык итальянские письма сына.
Можно заключить, что языком окружения Соломоса в детские годы не только внутри семьи, но иногда и вне дома наряду с итальянским был и греческий. Именно он должен был стать основой духовного образования будущего поэта. Уверенность в этом утверждении возрастает, если действительно, как считают, например, Авурис и Папаниколау, греческими учителями Соломоса были церковнослужители Касиматис (Κασιμάτης) и Мартелао (Μαρτελάο). Но достоверных свидетельств по этому поводу нет.
В сравнении с изучением Соломосом итальянского, которое было систематическим и интенсивным, поэт не прошел никакого систематического обучения греческому языку, что доказывают его незавершенные, полные орфографических и синтаксических ошибок рукописи. По словам Полиласа, Соломос был почти неграмотен в древнегреческом, ему была плохо знакома письменная языковая традиция и несведущим в этих вопросах ему так и суждено было остаться. Не все исследователи согласны с таким резким заявлением Полиласа. Сам Соломос, как становится ясно из его «Диалога», не доверял письменному языку образованных людей и высмеивал его как нечто схоластическое. На самом деле, причиной всему то, что он не посещал греческую школу в первые десять лет своей жизни, и, следовательно, не познакомился с письменными греческими источниками, и он  не имел четкого представления об исторической орфографии.
Получив прекрасное итальянское образование и вернувшись в возрасте двадцати лет на Закинф, Соломос решает выучить греческий язык. Но во время своего обучения он занимается в основном языковым материалом, а не языковой оболочкой. Именно по этой причине в его рукописях так много ошибок, а не потому, что греческий не был его родным языком.
Еще одно очень интересное доказательство того, что Соломос уже с раннего детства разговаривал на греческом языке, дошло до нас из Италии, от итальянского учителя Соломоса -  Беллини (Bellini), который  преподавал ему древнегреческую филологию. В одной из своих заметок Беллини сообщает, что выучил гармоничное произношение греческого языка (вместо известного до того эразмического) именно у Соломоса. Это важное свидетельство знания Соломосом греческого языка в период его обучения в Кремоне.(1808-1815)
Итак, можно сделать вывод, что Соломос в первые 10 лет жизни получил начальные знания греческого языка, необходимые для того, чтобы после десятилетнего обучения в Италии  суметь оживить их в своем сознании.
Несмотря на все предложенные мной доводы, вопрос все еще остается открытым. Загадка Соломоса продолжает интриговать исследователей, которые все чаще начинают обращаться к теме двуязычия Дионисия Соломоса.

Студентка 4-го курса филфака Петербургского университета Елизавета Иосифиди

На фото Елизавета Иосифиди и Дмитрий Яламас

КОЛ-ВО ПОКАЗОВ: 3676

ИСТОЧНИК: http://www.greek.ru





КОММЕНТАРИИ

Форум для отзывов 11 не существует.