История Восточного Средиземноморья

Отвечать на сообщения и создавать новые темы могут только зарегистрированные пользователи. Окно для добавления новых сообщений находится в нижней части страницы с темой. Для создания новой темы необходимо Войти в форум, предварительно зарегистрировавшись.

При создании новых тем, пожалуйста, подумайте над ее названием и форумом, в котором Вы будете ее создавать! Поищите взглядом правильный форум, а в нем посмотрите, не создавалась ли ранее тема с аналогичным вопросом. Так намного удобнее и отвечающим, и спрашивающим.

Страницы: 1 2 3 След.
RSS
История Восточного Средиземноморья, История региона со времен "народов моря" до Византии
 
Цитата
Эллинас пишет:
Никто не сближался.Пришли римские легионы и всех соединили. Кого мечом, а кого дипломанией.

Римские легионы не смогли бы создать эту империю, если бы все не цементировалось различными ИНТЕГРАЦИОННЫМИ процессами, которые имели место за столетия до пихода Рима, например:
1) С приходом Александра Великого греческая культура создала большую прослойку эллинского или эллинизированного слоя населения в нашем регионе;
2) Многовековое владычество Ахеменидского Ирана создало в нашем регионе традицию централизованной империи, что сделало задачу покорения региона Александром более легким.
3) Далее, на базе семитских языков постепенно к моменту прихода Рима сложился арамейский язык, что тоже сблизил Сирию, Палестину, Месопотамию…
Этот список можно продолжить… Но ясно что “Не легионом единым была жива Римская Империя, но и всякой цивиллизацией человеческой”.
 
Цитата
Эллинас пишет:
И куда они ее внесли? Кроме евреев эту религию никто не испаведует

Ну евреи внесли в культурно-религиозную традицию нашего региона свои теологические достижения. Их роль в распространении Христианства очевидна.
 
Аренда авто на Крите
 
Цитата
Euphrates пишет:
С приходом Александра Великого греческая культура создала большую прослойку эллинского или эллинизированного слоя населения в нашем регионе
Это было далеко не везде. Массы эллинов и элинизированных народов концентрировались на месте современной Турции. Греческие полисы, Понт, царство Селевкидов. Однако уже рядом с ними жили парфяне и египтяне. Их элинизация задела не сильно. Или те же персы. Не забываем, что "национальный" вопрос то же поставил мину под развал Империи Александра. Сравните культуру Греции и Персии. Разница как между Спартой и Афинами.

Цитата
Euphrates пишет:
Многовековое владычество Ахеменидского Ирана создало в нашем регионе традицию централизованной империи, что сделало задачу покорения региона Александром более легким.
Ну вот тут ваша правда. Тут все время были империи. Персия, Греция, Рим...

Цитата
Euphrates пишет:
Далее, на базе семитских языков постепенно к моменту прихода Рима сложился арамейский язык, что тоже сблизил Сирию, Палестину, Месопотамию…
И? Ну сложился и что? Существовало множество других языков в этом регионе. Тот же иврит или греческий. А римляне латынь принесли. Как язык мог помочь римлянам, говорящим преимущественно на латыни и греческом.

Цитата
Euphrates пишет:
“Не легионом единым была жива Римская Империя, но и всякой цивиллизацией человеческой”.
Идеология в первую очередь. А потом армия. Но армия то же играет важную роль. Рим распался (как и большинство империй) из за кризиса идеологии. Но сколько римских легионов стояло в месных городах... Сколько мятежей они подавили...

Цитата
Euphrates пишет:
Ну евреи внесли в культурно-религиозную традицию нашего региона свои теологические достижения. Их роль в распространении Христианства очевидна.
Ну если говорить, что Иешуа был евреем...
Но по большом счету все христианство можно назвать плагеатом на иудаизм. Вера в единого бога. Евреи верили в единого бога еще задолго до рождения Иешуа. Да, в какой то мере правда за вами.
 
Итак здесь пишем об истории развития Малой Азии и Ближнего Востока в связи с греческой цивилизацией, христианством и прочими занимательными вопросами истории до 330 г. н.э.
Να'στε όλοι καλά
 
Древние этруски происходили из Малой Азии, с территории современной Турции. К таким выводам пришли ученые из Туринского университета, сопоставлявшие генетические данные жителей итальянского региона Тоскана с данными обитателей Турции. Если эти заключения верны, то древнегреческий историк V века до нашей эры Геродот справедливо указывал на малоазийское происхождение древних жителей Апеннинского полуострова, отмечает газета The Guardian.
Область Тоскана и прилегающие к ней районы современных Умбрии, Эмилии-Романьи и Лацио в древности называлась Этрурия, Тиррения или Тусция. Последнее слово происходит от "tuscii" - латинского названия народа этрусков. Исследователи из Туринского университета предположили, что потомки этрусков по-прежнему составляют часть населения региона. Они изучили ДНК обитателей тосканской долины Казентино и городов Вольтерра и Мурло. Донорами генетического материала были мужчины из семей, живших в этом регионе на протяжении, по крайней мере, трех поколений, и чьи фамилии уникальны для региона. Выделенные игрек-хромосомы (передающиеся от отца к сыну) сопоставлялись с игрек-хромосомами жителей других регионов Италии, Балканского полуострова, Турции и острова Лемнос в Эгейском море. В результате выяснилось, что генетические образцы из Вольтерры и Мурло находят больше совпадений с образцами с Востока, нежели из Италии. У жителей Мурло найден генетический вариант, который вообще встречается только у жителей Турции.

В начале 2007 года похожее, но "менее убедительное", как пишет The Guardian, исследование провела другая группа ученых. Она исследовала участки ДНК, передающиеся от матери к дочери. Результаты указали на западноазиатское происхождение тосканцев. В 2004 году совместная испано-итальянская группа ученых, изучая ДНК из фрагментов, найденных в этрусских гробницах, пришла к выводу, что этруски генетически были ближе друг к другу, чем к современным итальянцам.

Геродот в своей "Истории" называл этрусков потомками лидийцев, жителей малоазиатского государства Лидия, прекратившего свое существование в VI веке до нашей эры под натиском персов. Но авторитетный древнеримский историк Тит Ливий утверждал, что этруски пришли в Италию с севера. Его современник Дионисий Галикарнасский, напротив, считал этрусков коренными жителями Италии.

Лингвистика до сих пор не ответила на вопрос о происхождении этрусского языка. Если этруски происходили из Малой Азии и действительно были в родстве с лидийцами, то тогда их язык должен принадлежать к вымершей хетто-лувийской (анатолийской) группе индоевропейских языков. Однако имеющиеся сведения об этрусском языке недостаточно убедительно свидетельствуют о его индоевропейских корнях
 
Цитата
IgorM пишет:
древнегреческий историк V века до нашей эры Геродот
СмелО!
 
Расчет дней пребывания в Шенгене по визе
 
в чем ошибка?
из википедии- ...Жил Геродот приблизительно между 484 и 425 гг. до н. э., происходил из карийского г. Галикарнаса...
 
Цитата
IgorM пишет:
из википедии
Я хотел только подчеркнуть, что сведения Геродота достоверны примерно настолько, насколько достоверны сведения современных "славян" о Рюрике.
 
;) история- наука описательная, ничего не поделаешь. но как в воду глядел мудрый грек!
а на что остается опираться исторической науке сейчас (когда речь идет уж совсем об архаичных временах)-только генетика, лингвистика
 
Цитата
Demetreius пишет:
Итак здесь пишем об истории развития Малой Азии и Ближнего Востока в связи с греческой цивилизацией, христианством и прочими занимательными вопросами истории до 330 г. н.э.
Demetreius,по вашему доброму совету все-таки приобрел с большим трудом великолепную книжонку "Гомер и история восточного средиземноморья". Так же советую её др. участникам форума. Только найти её практически нереально. :cry:
 
Как утверждал Геродот, этруски — это выходцы из Лидии, области в Малой Азии — тиррены или тирсены. По мнению других античных авторов, в формировании этрусского этноса также принимали участие пеласги. Сторонники автохтонной версии происхождения этрусков отождествляли их с обнаруженной в Италии культурой Вилланова. Вплоть до середины ХХ в. «лидийская версия» подвергалась серьёзной критике, особенно после дешифровки лидийских надписей — их язык не имел ничего общего с этрусским. Однако по современным представлениям, этрусков следует отождествлять не с лидийцами, а с более древним, доиндоевропейским населением запада Малой Азии, известным как «протолувийцы» или «народы моря».

Дионисий Галикарнасский[1] цитирует более раннего историка V в. до н. э., Гелланика с Лесбоса, который сообщал, что пеласги были изгнаны греками и под предводительством своего царя Нана, сына Тевтамида, переправились к устью реки По, где бросили корабли. Затем они продвинулись в глубь Италии и там колонизовали страну, называемую Тиррения (Этрурия в латинском). Происходило это задолго до Троянской войны. Сам Дионисий считал этрусков автохтонным народом Италии.

Археологические и лингвистические исследования приносят всё больше свидетельств в пользу малоазийской версии происхождения этрусков. Памятники языков, родственных этрусскому, обнаружены в Малой Азии (Лемносская стела — пеласги) и на Кипре (этеокипрский язык — тевкры). Тирсены, пеласги и тевкры (одно из возможных прочтений древнеегипетских надписей) впервые упоминаются среди «народов моря», вторгшихся в XII веке до н. э. в Древний Египет из Малой Азии. Возможно, именно с этрусками связан древнеримский миф об Энее, предводителе троянцев, переселившихся в Италию после падения Трои.
 
Народы моря
устоявшееся название группы народов-беженцев из Малоазиатского, Эгейского и Балканского регионов, проводивших свои набеги на цивилилизованные регионы Средиземноморья, в том числе хеттское и египетское государства. Этническая принадлежность «народов моря» достоверно не установлена. В состав народов моря египетские надписи включают PLST (пеласги=филистимляне?), 'KWS (ахейцы?), RK (лукка=ликийцы?), SRDN (шерданы (шарданы)=сарды?), TKR (тевкры=троянцы?), TRS (тирсены=этруски?), SKLS (шекелеш=сикулы?), DNWN (данайцы?), WSS (?).
Первые упоминания о «народах моря» относятся к временам фараона Аменхотепа III из XVIII династии. Египтяне назвали их «народами моря», поскольку они пришли с северных морей и были искусными мореходами. В «Амарнских письменах» упоминаются шерданы, лукка и дануна (данайцы). «Народы моря» дважды упоминаются в источниках, повествующих о военных кампаниях Рамсеса II. На втором году своего правления Рамсесу II пришлось отбивать нападение пиратов-шерданов на Дельту Нила. «Поэма Пентаура», повествующая о битве при Кадеше, сообщает, что захваченные тремя годами раньше в плен шерданы сыграли важную роль в исходе этой кампании фараона. С одной стороны, им приписывается предложение разделить армию Рамсеса на четыре колонны, движущиеся с большим отрывом друг от друга, что косвенно предопределило неспособность фараона задействовать при внезапном нападении хеттов все свои силы. С другой стороны, именно шерданы составляли костяк личной охраны фараона и проявили храбрость при защите от хеттов. Первые крупные столкновения между египтянами и наступающими «народами моря» состоялись в правление сына Рамсеса II Мернептаха. «Народы моря» выступили в союзе с ливийцами, поддержав последних во время их нападения на Дельту в 1219 до н. э., но были отражены престарелым Мернептахом у мыса Мигдол.
В XIII в. до н. э. «народы моря» начали массовую эмиграцию из своих родных земель. По пути эти племена безжалостно грабили занятые ими территории. В 50-е XIII до н. э. было уничтожено государство Амурру. Многие историки считают, что именно стремление ахейцев-микенцев, входящих в состав «народов моря», захватить ресурсы богатой Трои, а не поэтизированный рассказ величайшего поэта древности Гомера, стало реальной причиной Троянской войны. Около 1190 до н. э. именно «народы моря» сокрушили Новое царство хеттов.
Разбитые фараоном Рамсесом III в наземной и морской битве (состоявшейся в 1173 до н. э. по «краткой хронологии»), «народы моря» разделились на несколько групп племен, которые заселили неосвоенные земли Средиземноморского побережья. Племя пеласгов или филистимлян, известное своим умением воевать на суше, осело на средиземноморском побережье в Ханаане, который стал называться (от названия племени) Палестиной, должно быть, с разрешения фараона. Они долгое время держали за собой торговлю железом и служили у фараонов наемниками, пока израильтяне не установили полный контроль над регионом. Шерданы, которые формировали личную гвардию египетских фараонов, осели в Сардинии.
Сицилия предположительно называется так из-за племени SKLS (шекелеш), также бывшего частью «народов моря». Современные историки предполагают, что тирсены были умелыми мореплавателями и достигли Северной и Центральной Италии, где дали начало племени этрусков, до 510/509 г. до н. э. владевшего и Римом. Этруски оставили множество следов высокоразвитой культуры (так, в их городах была канализация, и именно этруски дали римлянам такой вид одежды, как тога), так, что, вероятно, они имели сильный фундамент для построения такой культуры. Племя чьекеров (тевкры?) прибыло к горе Кармель и поселилось в городе Дер (были вскоре ассимилированы филистимлянами), а другая часть обосновалась на Кипре (см. Этеокипрский язык).
Этническая принадлежность
Основную массу «народов моря» составляло древнее доиндоевропейское население запада и юго-запада Малой Азии, а также их греческие союзники (ахейцы, в более поздних источниках они именуются данайцами). Следует обратить внимание на то, что по данным лингвистики, языки этрусков (TRS), пеласгов (PLST) и, видимо, также тевкров (TKR, см. Этеокипрский язык) находились в близком родстве. А. И. Немировский предполагал, что в эту же языковую группу следует включить сардинцев (SRDN).
Л. А. Гиндин и В. Л. Цымбурский, в книге «Гомер и история Восточного Средиземноморья», высказывают мнение, что «народы моря», в основном, это выходцы с севера Балканского п-ова, родственные протофракийским племенам. (википедия)
 
из другого источника- есть явные противоречия:

«Народы моря» представляли собой морских пиратов семитского происхождения, базировавшихся на островах Средиземного моря и на побережье Южной Европы* Они неоднократно нападали на Египет. Приблизительно в 1200 году до н.э. фараон Рамсес II, имея флот в 400 судов, у города Мигдол в Ливии смог разбить флот «народов моря», в союзе с которыми выступали ливийцы. Это было первое из известных в истории морских сражений
Один из «народов моря», филистимляне, после поражения у Мигдола высадился в Палестине и впоследствии дал свое имя этой стране. Преемник Рамсеса II Рамсес III укрепил боеспособность египетского войска, навербовав ливийских и нумидийских наемников и отменив телесные наказания. Отныне солдаты наказывались только «лишением чести», т. е. жалованья. Храбростью в бою провинившийся мог искупить свой проступок и вновь стать полноценным воином. В середине XII века армия Рамсеса III в последний раз восстановила контроль Египта над Палестиной, но после смерти фараона египетские войска навсегда покинули эту страну.
«Народы моря» — собирательное название разноэтнической группы индоевропейских племен, включавшей в себя греков-ахейцев, пеласгов, этрусков, жителей Сицилии и Сардинии Передвижения «народов моря», связанные с общим процессом миграции индоевропейских племен, привели, в частности, к Троянской войне и падению Хеттского царства
 
Бронируем самостоятельно
 
Микенская Греция и народы моря

Известные в античности попытки датировать Троянскую войну относятся ко времени не ранее 5 в. до н.э. и дают интервал от 1334 г. до н.э. (Дурис Самосский) до 1136 г. до н.э. (Эфор). Эратосфен называл 1183 год, Геродот говорил, что война происходила более чем за 8 веков до написания его «Истории», т.е. не позже второй четверти 13 в. до н.э.
Известны события, которые можно сопоставить с захватом Трои ахейцами: пожар и война, уничтожившие Трою VIIa. 600-летняя величественная Троя VI была разрушена землетрясением – колебатель земли Посейдон низверг город Лаомедонта.
В совпадающий с разрушением Трои Приама (Трои VIIa) период, от 1230 до 1190 г. до н.э. произошли значительные перемены и в самой Греции. Позднемикенский период IIB сменился позднемикенским IIIC. Вся мощь, весь блеск микенской Греции приходятся на первый из них. Черты стиля периода IIIC обнаруживаются в сосудах приамовской Трои.
Наступление этого нового периода в ахейской истории связано с трагическими событиями. На Грецию обрушился какой-то страшный враг. Из раскопанных к 1960-м годам ахейских поселений огромное большинство было сметено с лица земли силами вторжения. В Беотии из 26 поселений уцелело лишь 4, в Арголиде – из 27-ми – 10, в Лаконике – из 39-ти 7, в Мессениии – из 56-ти – 10.
Огромны разрушения в Микенах и Тринфе. Кто-то штурмовал циклопические цитадели; и Микены, и Тиринф выжили, их восстановили; и хотя в крупнейшем ахейском центре преемственность не прерывалась, второй из них по значению,Тиринф, был опустошен, и его пришлось заселять заново.
Страшный враг погубил Пилос – погубил так, что дворец в Ано Энгианос больше не возродился. Археологи нашли в канцеляриях пилосского дворца глиняные таблички, с перечислением отрядов, диспозиций, изложением задачи контроля над побережьем – Пилос готовился отразить катастрофу, которой не пережил.
В довершение всего исследователи обнаружили стену, построенную поперек Истма, – эту Великую китайскую стену, Адрианов вал, линию Мажино эпохи бронзы. Так ахейцы пытались защитить Пелопоннес от постоянных вторжений с севера.
Вторжение произошло - и результаты оказались ужасны. Величие Микенской Греции было сокрушено. Наблюдается распад культурного единства; греки-переселенцы хлынули в защищенную горами и обращенную к морю Аттику, на острова – Киклады, Крит, Кипр, в Малую Азию. Другая их часть обратилась на запад, к островам Ионического моря, откуда прямой путь лежал в южную Италию. Центры греческого мира переместились на побережья и острова. Централизованные дворцовые хозяйства рухнули. Вышла из употребления письменность. Наступил «закат цитаделей».
Но где же этот страшный враг? Где следы его материальной культуры? Только в 1975-76 гг. Раттер нашел в раннем слое периода IIIC, непосредственно следующем за разрушениями, «варварскую керамику». Аналогичные изделия встречаются на территории современных Болгарии и Румынии. И в Трое.
Греки и вечный, возобновляемый разными народами на прежнем месте, город у пролива пережили единый натиск негреческих северобалканских племен, среди которых были предки иллирийцев(опять эти албанцы ;) ), носители раннефракийских и раннефригийских диалектов.
Был Илион... Были и Микены.
Вся «Илиада» - не история триумфа, она будто пронизана чувством будущей трагедии.
Между 1232 и 1190 гг., или, быть может, 1219 и 1177 гг. до н.э. жестокое вторжение пережило гораздо более древнее царство и еще более древняя цивилизация – Египет.
На 5-й год правления фараона Мернептаха, во время войны Египта с лувийцами, те получили неожиданных союзников. Это были лукка-ликийцы. Это были известные египтянам шардана – эти служили наемниками в Библе, Египте и, вероятно, в Угарите. Контингент шардана присуствовал и в войске Рамсеса II, храбро сражался при Кадеше. Но Мернептах упопоминает их в числе «северных народов, пришедших со всех сторон».
В числе этих народов также акайваша – ахейцы, «обитатели чужой страны у моря, которых привел с собой презренный вождь». Тут же и турша – тирсены, тиррены, ветвь которых станет известной под именем этрусков. Тут и шакалуша – сикелы, по имени которых назовут Сицилию. Но этот этноним оставит свои следы в названиях пунктов Далмации, Италии, Аттики, Фракии, и даже Наксос станут называть Малой Сицилией.
это всё – «народы моря», «великой зелени», обрушившиеся всей мощью на долину Нила.
В большой надписи из Карнака Мернептах говорит, что они «внезапно проникли в долины Египта», и «его отборнейшие лучники были собраны, его колесницы приведены со всех сторон». И фараон победил.
Убитых ливийцев насчитали более 6 300, пленных – 9 300. Шакалуша – 740 убитых. Акайваша – 1213.
Это немало. 1213 ахейцев полегли в земле египетской, но греческая традиция сохранила рассказ не об этом, а о Троянской войне как о величайшем военном столкновении греков.
В надписи из Карнака отдельно подсчитываются ливийцы и их северные союзники. У ливийцев отсекали пенисы, у северян – по одной руке. Большая часть каждой кучи была доставлена фараону.
В той самой надписи акайваша противопоставляются не знающим обрезания ливийцам именно по этому признаку.
Это кажется невероятным в свете всего, что мы знаем о позднейших греках. Но в микенское время могло быть иначе. Египеское влияние коснулось Пелопоннеса, и в Микенах подражали египеской ритуальной практике, в бальзамировании, золотых масках, погребальной архитектуре.
После этого разгрома акайваша навсегда исчезают из египетских сообщений. При отце Мернептаха Рамсесе II из Греции ввозилась керамика позднемикенского периода IIIB, теперь торговые связи прерываются.
Больше нет великих ахейцев.
Будет и вторая попытка народов моря атаковать Египет. Но ахейцев уже не придут.
Северные Балканы продолжают рассылать своих сынов во все части цивилизованного мира. В документах угаритских архивов сохранились сообщения из Аласии-Кипра о вражеских кораблях, высадке в окресностях Угарита, невозможности оказать сопротивление, т.к. войско находится в стране Хатти, а флот – в портах страны Лукка. Государства региона оказывают друг другу помощь в борьбе с общей бедой – Мернептах в год победы шлет в терзаемую голодом хеттскую державу пшеницу. Суппилулиумас преднимает грандиозный и победный поход на Кипр – это единственная крупная морская операция в хеттской истории.
30 лет державы отодвигали решительный натиск «народов моря». Но предотвратить его не смогли. На 5-й год правления Рамсеса III – в 1193 либо в 1180 г. до н.э. ливийцев поддержали неизвестные дотоле народы – пеласты (фрако-иллирийского, по всей видимости, происхождения) и тевкры (Троада называлась также Тевкридой, а прародителем троянцев называли Тевкра).
Пеласты, тевкры, турша, шакалуша, шарданы, карийцы и некие неопознанные dnnym, в которых можно угадывать давно обособленную часть малоазийских данайцев, обрушились на богатейшую страну доступного им мира. Они шли по суше и плыли морем. Это был не набег, а целенаправленное переселение: пришельцы двигались с семьями. На своем пути они сокрушили Хатти – и хетты навсегда исчезнут из истории, Кархемыш, Арцаву, Аласию-Кипр, оставили Хаттусас в руинах, опустошили Амурру, уничтожили Угарит.
Сцены морского сражения египтян с «народами моря» изображены на рельефах знаменитого храма в Мединет-Абу. Это первое изображение полномасштабной морской битвы в мировой истории.
С величайшим напряжением сил египтяне отбили это вторжение. Пеласты превратились в библейских филистимлян, дав имя Палестине, тождественное имени их эпирской родины. Шардана осели на получившей их имя Сардинии, и найденные там статуэтки воинов идентичны изображениям шардана на египетских рельефах. Турша тоже ушли на запад и осели Тирсении – Этрурии. А в Леванте «народы моря» утверждают в своих поселениях культуру позднемикенского периода IIIC. Ведь издавна они обитали на окраинах греческого мира.
Но ничего об этом греческая традиция не сохранила. Почти ничего.
Есть отголоски в Троянском цикле. У Гомера Одиссей на Итаке в своих «лживых расказах» говорит о набеге – после взятия Трои - в Египет. Есть в них ограбленные поля, и убийства, и взятие в плен женщин и детей. Есть и воины, и колесницы фараона, и пленение фараоном «презренного вождя акайваша».
Есть и легендарный сюжет о египетском плавании Менелая. У Геродота – буря забрасывает его на Крит, а оттуда – в Египет. Рассказ Геродота со ссылками на египетских жрецов интереснее. Согласно ему, Парис с Еленой и сокровищами из Спарты попадает в Египет. Греки берут Трою, но Елены там не оказывается. И Менелай отправлется за ней в Египет. Ему возвращают и жену, и сокровища; но Менелай все никак не может отплыть. Он приносит в жертву богам ветров египетских детей. И бежит в Ливию, спасаясь от гнева египтян.
В обоих случаях, и у Гомера в рассказах Одиссея, и у Геродота, греки появляются в Египте после взятия Трои.
В дестилетия троянского похода уложились и триумф, и гибель Микенской Греции. Варвары усвоили язык и культуру, постарались легитимизировать свою власть, вступая в браки с ахейскими женщинами, и новое движение грекоязычных дорийцев – соседей этих первых вторгшихся в Грецию варваров – начнет новый отсчет все той же греческой истории.
 
Народ, вышедший из моря

...на рубеже XIII—XII в. до х. э. цивилизации Средиземноморья были потрясены до самого своего основания появлением зловещего народа, точнее, коалиции нескольких народов, уничтожающих всё на своём пути. В историю эти племена вошли под именем “народов моря”, как их образно, но весьма точно назвали древнеегипетские летописцы [Рамзес II: величие на берегах Нила. Энциклопедия исчезнувшие цивилизации. М.: ТОМ, 2003. С. 125]. Какие же народы входили в эту необычную коалицию? К ним, несомненно, принадлежали греки-ахейцы, разрушившие Трою, может быть, протоармяне [История Востока. В 6 т. М.: Восточная литература РАН, 1997. Т. 1. С. 143], в их числе так же выступали племена шерданов, шакалаша, турша и акайваша. Шерданы, как предполагают, происходили из района города Сард в западной части Малой Азии. Впоследствии они заселили остров Сардинию. Шакалаша происходили из района города Сагаласса на юге Малой Азии. Турша были терсенами — племенем, жившим, как думают, на западе Малой Азии. Турша являлись предками этрусков, населявших позднее часть Италии [Всемирная история. В 2 т. Минск: Литература, 1996. Т. 2. С. 295], чекеры и филистимляне [Циркин Ю. История библейских стран. М.: АСТ, Астрель, Транзиткнига, 2003. С. 102], составлявшие ведущую силу в этой коалиции [Перепелкин. Указ. соч. С. 360]. Причины появления коалиции столь разных, как по происхождению, так и по культуре народов остаются одной из загадок истории [Маккуин Дж. Г. Хетты и их современники в Малой Азии. М.: Наука, 1983. С. 49]. К тому же, если учесть ещё и то, что это был не просто военный союз нескольких племен с целью совершения какого бы то ни было похода, а настоящее переселение народов (!), которое привело “к почти полному изменению этнической и политической карты этого огромного региона” [Циркин. Указ. соч. С. 98]. Выдвигавшиеся в различное время такие причины, как голод, изменение климата, перенаселение, пытающиеся объяснить это переселение народов, на сегодняшний день рассматриваются лишь как вторичные. Главной причиной, главным пусковым механизмом сегодня учёные называют одну из самых знаменитейших войн человечества, воспетую Гомером в “Илиаде” — Троянскую войну. “Троянская война охватила все западное и южное побережье Малой Азии и дала начало грандиозному переселению народов („народов моря“), в котором приняли участие и часть победоносных ахейцев, и население только что разбитых ими государств, и соседи последних” [История Древнего Востока. // Под ред. В.И. Кузищина. М.: Высшая школа, 2001. С. 198]. Знаменитая Троя была союзницей Хеттской империи (В Библии мы так же находим упоминания о хеттах, на землях которых Авраам похоронил Сарру — Быт. 23 глава; и история Урии Хеттеянина, жену которого Вирсавию соблазнил царь Давид). Особо тесным союз хеттов с троянцами стал во время правления Троей в XIII в. до х. э. царя Приама, крупного и мудрого политика [История Древнего Востока. Указ. соч. С. 198]. Однако к концу правления Приама ситуация начала меняться. Некогда могучая Хеттская держава, истощённая постоянными войнами и внутренними раздорами, ослабела, чем не преминули воспользоваться различные племена Малой Азии и Эгейских островов, теснимые в свое время хеттами. Теперь же эти малоазийские племена образовали мощный союз, который начал войну с хеттами и их союзниками, в числе которых была Троя [Всемирная история. Указ. соч. Т. 2. С. 296]. В начале XII века Троя после долгой осады, несмотря на помощь хеттов, (названных у Гомера кетейцами) была взята...“Никого не щадили греки. С воплем бегали по улицам Трои женщины и дети. Наконец, подступили греки ко дворцу Приама, защищенному стеной с башнями. С мужеством отчаяния защищались троянцы. Они опрокинули на греков целую башню. С ещё большим отчаянием пошли на приступ греки,… и [наконец] ворвались в него. Наполнился дворец Приама воплями женщин и детей. У алтарей богов собрались дочери и невестки Приама, они думали найти здесь защиту. Приам в доспехах хотел защитить их или пасть в бою” [Кун. Указ. соч. С. 348]. Древние хроники сохранили свидетельства о смерти царя Приама, которые поэтически были обработаны древнеримским поэтом Вергилием. Один из греческих вождей умерщвляет на глазах Приама его сына Полита, а затем, справившись со старым царём, его “влечёт к алтарю он старца, который скользит в крови убитого сына; левой рукой Приама схватив за волосы, правой меч он заносит и в бок вонзает по рукоятку. Так скончался Приам, и судил ему рок перед смертью Трои славной пожар и крушение Пергама увидеть, После того как владыкою он земель и народов Азии некогда был. Лежит на прибрежье троянском, Срублена с плеч голова и лежит безымянное тело” [Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида. М.: Художественная литература, 1971. Энеида. Книга 2. Стихи 550—558]. Победители зверски убили почти всю царскую семью, надругавшись над женщинами. Разграбив город, они подожгли его. “Долго пылала ещё Троя. Клубы дыма поднимались высоко к небу… Далеко был виден пожар Трои. По столбам дыма и громадному зареву ночью узнали окрестные народы, что пала Троя, которая долго была самым могущественным городом в Азии” [Кун. Указ. соч. С. 349]. То, что недавно называли легендами о Трое, теперь историки считают, пусть хотя и несколько поэтичными, но описаниями реальных событий и реальных исторических деятелей вплоть до деталей! [Всемирная история. Указ. соч. Т. 2. С. 388—389]. Сегодня археологами раскопана знаменитая Троя царя Приама, залегающая в VIIа культурном слое со всеми деталями и следами страшных разрушений, описанных Гомером и Вергилием [Удивительные Эгейские царства. Энциклопедия исчезнувшие цивилизации. М.: Терра, 1997. С. 19, 23, 24, 38—39, 40]. Взятие могучей Трои повлекло за собой цепь эпохальных событий. Разгромив город, победители, распалясь при виде наживы, продолжают военную кампанию, направив её теперь против самих хеттов, сокрушив перед этим царство Арцаву, затем Киликию и, наконец, остров Кипр, поставщик медной руды, на добыче которой во многом зиждилось могущество хеттов [Маккуин. Указ. соч. С. 49]. “Народы моря” буквально смели хеттскую империю, исчезнувшую навсегда в пропасти истории [Замаровский В. Тайны хеттов. М.: Вече, 2000. С. 295]. Сокрушив хеттов, “народы моря” устремляются на Египет. В египетских анналах об этом говорится следующее: “… иноземцы с севера, что были на своих островах, были в волнении. Ни одна страна не выстояла против их рук — Хета, Кеди, Каркемиш, Ирчу, Ирса, были ими опустошены. Встали они лагерем в месте одном в Аморе. Они разорили его людей, и земля их стала подобна несуществующей. Пришли они с огнём впереди себя, вперед на Египет. Вот, поддержка их: филистимляне, джеккера, шекелеш, Шардана, Дануна и Уешеш. Объединены земли эти, подчинили они рукам своим землю до границ её. Были сердца их уверены, наполнены желанием их” [Солкин В.В. Солнце властителей. Древнеегипетская цивилизация эпохи Рамессидов. М.: Алетейя, 2000. С. 178]. О нашествии на Египет рассказывает и Гомер. “Девять там лет воевали упорно мы, чада ахеян; Но на десятый, когда, ниспровергнув Приамов великий Град, мы к своим кораблям возвратилися, бог разлучил нас. Мне, злополучному, бедствия многие Зевс приготовил. Целый месяц провел я с детьми и с женою в семейном Доме, великим богатством моим веселясь; напоследок Сильно в Египет меня устремило желание; выбрав Смелых товарищей, я корабли изготовил; их девять Там мы оснастили новых; когда ж в корабли собралися Бодрые спутники, целых шесть дней до отплытия все мы Там пировали; я много зарезал быков и баранов В жертву богам, на роскошное людям моим угощенье; Но на седьмой день, покинувши Крит, мы в открытое море Вышли и с быстропопутным, пронзительнохладным Бореем Плыли, как будто по стремю, легко; и ничем ни один наш Не был корабль поврежден; нас, здоровых, веселых и бодрых, По морю мчали они, повинуясь кормилу и ветру. Дней через пять мы к водам светлоструйным потока Египта Прибыли: в лоне потока легкоповоротные наши Все корабли утвердив, я велел, чтоб отборные люди Там на морском берегу сторожить их остались; другим же Дал приказание с ближних высот обозреть всю окрестность. Вдруг загорелось в них дикое буйство; они, обезумев, Грабить поля плодоносные жителей мирных Египта Бросились, начали жен похищать и детей малолетних, Зверски мужей убивая” [Гомер. Одиссея. М.: АСТ, Харьков: Фолио, 2000. Песнь четырнадцатая 240—265. С. 224—225]. За воинами тянулись женщины и дети, десятки, сотни тысяч людей. “Полчища переселенцев двигались по суше в сопровождении своих семейств, ехавших на своеобразных тяжеловесных двуколках, запряженных быками, и по морю — на многочисленных судах, огибавших берега Сирии… Они двигались, предваряемые огнём, вперёд к Египту” [Брэстед Д. История Древнего Египта. В 2 т. Минск: Харвест, 2002. Т. 2. С. 79]. По морю и по суше на Египет, казалось, двигалась неминуемая смерть. На страну на Ниле двигались целые народы. Это был не просто поход, это было целое переселение [Hцlbl G. Die historischen Aussagen der дgyptischen Seevцlkerunschriften // Griechenland, die Дgдis und die Levante wдhrend der “Dark Ages” von 12. bis rum 9. Jh. V. Chr. Wien, 1983, P. 132]. “Основную воинскую силу составляли филистимляне и Джаккара” [Перепёлкин Ю.Я. История Древнего Египта. СПб.: Нева, Летний сад, 2000. С. 360]. Но час Божьего суда над гордым Египтом ещё не пробил. Фараон Рамзес III деятельно готовился к предстоящей войне, понимая, что исход её предопределит участь всего Египта. “Народы моря” встречаются с египтянами в Сирии, где происходят сухопутная и морская битвы. Стены египетских храмов в Мединет Абу сохранили изображения этих величайших битв [Рамзес II: Величие на берегах Нила. Указ. соч. С. 128]. Первой произошла сухопутная битва (около 1178 г. до х. э.), завершившаяся полным разгромом коалиции “народов моря” [Брэстед. Указ. соч. Т. 2. С. 80]. В том же году происходит морское сражение в одном из рукавов Нила [Перепёлкин. Указ. соч. С. 362]. Обоими сражениями фараон руководил лично, заблаговременно вернувшись из Сирии. Перед морской битвой “Он усилил команду своих судов значительными отрядами метких египетских стрелков, действовавших столь успешно, что ряды тяжеловооруженных северян были совершенно опустошены, прежде чем неприятельские суда успели пойти на абордаж. Стрельба с судов была усилена залпами египетских лучников, размещённых Рамзесом вдоль берега, причём, и сам он стрелял из лука в неприятельский флот. Когда египтяне бросились на абордаж, неприятельские суда пришли в замешательство. „Они опрокинуты и погибают на своих местах, в то время как их сердца похищаются смертью,… и их оружие кидается в море. Его, фараона, стрелы пронзают любого из них, и пораженный ею падает в воду“. „Их вытаскивали, перевертывали и клали на берег, они были убиты и лежали грудами от носа до кормы на своих галерах, в то время как все их вещи были сброшены в воду на память об Египте“. Те, которые спаслись от флота и приплыли на берег, были взяты в плен египтянами. Двумя этими битвами фараон нанёс грозному врагу такой решительный удар, что… подчинил переселенцев и принудил их вносить дань в сокровищницу фараона” [Брэстед. Указ. соч. Т. 2. С. 80, 81]. “Разбитые филистимляне и Джаккары вынуждены были довольствоваться палестинским берегом, где они поселились, видимо, с „милостивого“ дозволения египетского царя” [Перепёлкин. Указ. соч. С. 362]. Кстати, “именно от них и происходит греческое название „Палестина“, что означает „страну филистимлян“, впоследствии это название распространилось не только на побережье, но и на примыкавшую к нему страну” [Всемирная история. Указ. соч. Т. 3. С. 34]
 
нашел массу интересных клипов, наверное, нужна отдельная тема, вот один из них- Каппадокия.
да, такие земли, такие красоты :( и все досталось туркам-

http://www.metacafe.com/watch/702592/cappadocia/
 
Это об арамейском языке

АРАМЕ́ЙСКИЙ ЯЗЫ́К, язык, относящийся к северо-западной группе семитских языков. В целом арамейский язык близок к ивриту, хотя и имеются существенные различия между обоими языками на всех уровнях. На фонологическом уровне арамейский язык характеризуется особенностями в передаче протосемитских согласных, дающими возможность отметить четкие и устойчивые соответствия между консонантными системами обоих языков. На морфологическом уровне для арамейского языка характерны так называемое эмфатическое состояние имен и ряд особенностей в глагольной системе. На уровне синтаксиса арамейскому языку присуще сравнительно широкое развитие аналитических конструкций.


Различаются следующие исторические формы арамейского языка:

староарамейский язык (с конца 2 тысячелетия по 700 г. до н. э.);
имперско-арамейский язык (700–300 гг. до н. э.);
среднеарамейский язык (300 г. до н. э. – первые вв. н. э.);
позднеарамейские диалекты (по 14–15 вв. н. э.);
новоарамейские диалекты.



Почти на всех своих этапах арамейский язык тесно связан с историей еврейского народа и еврейской культуры. Первыми носителями арамейского языка были семитские племена кочевников-скотоводов (арамеи), которые вторглись с юга в сирийскую долину в конце 2 тысячелетия до н. э. и распространились затем по всей территории Сирии и Северной Месопотамии, ассимилировав несемитское (хурритское) и семитское (аморейское) население этих областей.


Массовые насильственные перемещения ассирийскими царями в 8–7 вв. н. э. населения завоеванных ими стран привели к широкому распространению арамейского языка по всей Передней Азии и превращению его в язык международного общения (lingua franca). В такой роли, в частности, он упоминается и в Библии (II Ц. 18:26; Ис. 36:11). Памятниками арамейского языка этого периода является ряд надписей, сделанных в 9–8 гг. до н. э. по распоряжению монархов нескольких небольших царств, расположенных на территории современной Сирии.


Название имперско-арамейского закрепилось за одной из форм арамейского языка, употреблявшейся в качестве официального языка делопроизводства в Иранской империи Ахеменидов, простиравшейся от Северо-Западной Индии до Египта. В этот период арамейский язык начинает вытеснять иврит среди части евреев, сначала вне пределов, а затем и в самой Палестине. К памятникам арамейского языка этого периода относятся документы еврейской колонии в Элефантине; обнаруженный вместе с ними фрагментированный текст повести об Ахикаре (см. Ахикара книга); арамейские части книги Эзры (4:8–6:18; 7:12–26) и Даниэля (2:4–7:28).


Среднеарамейский язык возник, вероятнее всего, в Палестине и представлен в основном памятниками еврейского культурного ареала, среди которых следует отметить «Таргум Онкелос» (арамейский перевод Библии) и «Таргум Ионатан» (арамейский перевод книги Пророков; см. Библия. Издания и переводы; Таргум; Онкелос и Аквила); арамейские рукописи из района Мертвого моря (см. Мёртвого моря свитки) и письма Бар-Кохбы.


В этот период продолжается интенсивное вытеснение иврита как разговорного языка евреев Палестины арамейским языком, и последний становится разговорным языком основной части еврейского населения. Арамейским языком в качестве литературного пользуются в этот период набатеи. Надписи на арамейском языке зафиксированы в ареале, где он выступал как язык постоянного общения (Дура-Европос, Пальмира, Хатра в современном Ираке), а также за пределами этого ареала (Северная Индия, Афганистан, Иран, Средняя Азия, Кавказ).


Позднеарамейские диалекты делятся на две группы: западную, в которую входят арамейский диалект Галилеи, палестинский христиано-арамейский и самаритяно-арамейский, и восточную, включающую в себя вавилонский еврейско-арамейский, сирийский христиано-арамейский и мандейский.


Арамейский диалект Галилеи является языком арамейских частей Иерусалимского Талмуда. На нем написаны также аггадические мидраши, палестинские деловые документы, арамейские документы периода гаонов, найденные в Каирской генизе и надписи из синагог, обнаруженные при археологических раскопках в Палестине. Эти памятники охватывают период от III в. н. э. до начала 2-го тысячелетия. Очевидно, уже в начале этого периода происходит полное вытеснение арамейским языком иврита в качестве разговорного языка еврейского населения Палестины.


Носителями палестинского христиано-арамейского диалекта являлись, очевидно, евреи Иудеи, принявшие христианство. Все обнаруженные до сих пор тексты на этом языке, записанные одним из видов сирийского алфавита, представляют собой переводы с греческого. Самаритяно-арамейский был разговорным языком самаритян, очевидно, до рубежа 1-го тысячелетия н. э., но и после падения его разговорной функции сохранил для них значение литературного языка.


Вавилонский еврейско-арамейский является языком арамейских частей Вавилонского Талмуда (отсюда часто прилагаемое к нему название «арамейский язык Вавилонского Талмуда»). На нем написаны также тексты, происходящие из Вавилонии периода гаонов, сочинения Анана бен Давида и т. д. Очевидно, он продолжал быть разговорным по меньшей мере для части евреев Вавилонии вплоть до конца периода гаонов (середина 11 в.). Влияние, оказанное им на иврит как язык письменности средних веков и нового времени, весьма значительно. К арамейскому языку Вавилонского Талмуда восходят значительные пласты лексики современного иврита.


Сирийский христиано-арамейский (называемый также сирийским языком) продолжал оставаться литературным языком некоторых христианских церквей Ближнего Востока и после того, как был вытеснен в качестве разговорного арабским (для значительной части его носителей этот процесс в основном завершился, очевидно, уже к исходу 1-го тысячелетия н. э.); он остается культовым языком этих церквей и по сей день.


Мандейский является языком священных книг специфической гностической секты, малочисленные приверженцы которой сохранились и по настоящее время в ряде районов на юго-востоке Ирака и на юго-западе Ирана.


Новоарамейские диалекты представлены тремя группами:


диалекты мусульманского и христианского населения трех селений района Малулы (Северная Сирия);
диалекты христианского населения района Тур-Абдин (Южная Турция);
арамейские диалекты Курдистана и ряда прилегающих к нему районов, на которых говорят христиане и евреи (к этой же группе примыкает и современный разговорный язык мандеев).

Христиане, говорящие на диалектах этой группы, называют себя ассирийцами (атураи). Часть из них во время 1-й мировой войны бежала в Россию, где к ним часто применяется название «айсоры», которое сами они считают оскорбительным.


На основе одного из диалектов этой группы сложился современный литературный язык христиан-ассирийцев (ассирийский или новоассирийский язык). Подавляющее большинство евреев — носителей диалектов этой группы (около 20 тыс. человек) живет ныне в Израиле. Мнение о том, что ново-арамейские диалекты, на которых они говорят, являются прямым развитием арамейского языка Вавилонского Талмуда, в последнее время подверглось значительному пересмотру: очевидно, это воспринятые евреями диалекты населения, в среде которого они проживали.

http://www.eleven.co.il/article/10266 - Электронная еврейская энциклопедия
 
О том же арамейском из Литературной энциклопедии
http://next.feb-web.ru/feb/litenc/encyclop/le1/le1-2211.htm

АРАМЕЙСКИЙ ЯЗЫК — или вернее А. языки — та ветвь семитской группы яз., на к-рой говорили в стране «Арам», т. е. в Сирии, Месопотамии и в ближайших районах. Первые упоминания об арамейцах мы встречаем в клинописных памятниках XIV в. до христ. эры, как о группе племен «Арими» и «Ахламэ», к-рые кочевали в районе к западу от р. Ефрата и появлялись по временам в разных пунктах Междуречья, где пытались осесть и подчинить себе местное население. Основные же волны арамейцев направились на северо-запад, параллельно берегу Ефрата, в Сирию, где ими в X в. до христ. эры был основан ряд самостоятельных княжеств. Здесь арамейцы перешли к земледелию, покорив местное население и ассимилировав его в языковом отношении. Параллельно с этим идет постепенное проникновение А. яз. в Месопотамию, население к-рой в IX-VIII в. до христ. эры (т. е. в эпоху ассирийских завоеваний) говорит уже в значительной степени на А. яз. Основание Ново-вавилонского государства (Халдейского), объединившего значительную часть Передней Азии, способствовало еще большему распространению А. яз., к-рый становится яз. торговых сношений и господствует на крупных торговых путях из Месопотамии в Египет и в южную Аравию. В персидскую эпоху А. яз. является официальным яз. для западной половины государства. На нем говорило на западе население Сирии, за исключением финикийского побережья и части Палестины, на востоке — Месопотамия, область Тигра до гор Курдистана и Армении и Суристан. По торговым путям А. яз. проникает в глубь Аравии, а вместе с военными колониями доходит до Ассуана в верхнем Египте.

В древнейшую эпоху, пока на А. яз. еще говорили одни кочевники, в нем не замечается распадения на наречия. Когда же А. яз. стал яз. земледельческого населения, ведущего замкнутое хозяйство, он распался на две группы наречий: 1) западную группу — в Палестине и Сирии и 2) восточную — в Месопотамии и в прилегающих горах до Армении на севере и до Персидского залива на юге. Из последней группы наибольшее значение получило наречие северной Месопотамии, известное под названием — сирийский яз. (см.).

Начиная с VII в., т. е. со времени завоевания Ближнего Востока арабами, А. яз. быстро вытесняется арабским. В настоящее время сохранились лишь остатки А. языка на западе в некоторых пунктах Антиливана и на востоке в виде новосирийского или «айсорского» языков.

Графика А. яз. обозначает лишь одни согласные; гласные же обозначаются весьма скудно. В позднейшее время для обозначения гласных развилась система над- и подстрочных значков, так наз. пунктуация.



Старейшие арамейские надписи написаны старофиникийским алфавитом. Пальмирские и набатийские надписи начертаны своеобразным алфавитом, развившимся из финикийского. Параллельно с этим при писании на папирусах развивается более курсивный «древнеарамейский» алфавит, давший начало, с одной стороны, еврейскому «квадратному» шрифту, с другой стороны, сирийскому «эстрангело», к-рым написаны древнейшие сирийские рукописи.

АРАМЕЙСКОЕ ПИСЬМО



Библиография: Renan E., Histoire générale et système comparé des langues sémitiques, изд. 3-е, P., 1863; Nöldecke Th., Mandäische Grammatik, Halle, 1875; Lidzbarsky М., Handbuch der Nord-Semit. Epigraphik, Weimar, 1898; Nöldecke Th., Die semitischen Sprachen, Lpz., 1819; Cooke G., Text-book of North-semitic Inscriptions, Oxf., 1903; Dalman G., Grammatik des jüdiseh-palästin. Aramäisch. (Palästin. Talmud, Onkelos, Pseudo-Jonatan, Jerusalem. Talmud), Lpz., 1905; Margolis M., Lehrbuch d. aram. Sprache d. babylonischen Talmud, München, 1910; Marti K., Kurzgefasste Grammatik der biblisch-aramäischen Sprache, Berlin, 1911; Strack H. L., Grammatik des Biblisch-Aramäisch, München, 1921.

Б. Гранде
 
http://www.metacafe.com/watch/522405/the_parthenon/

http://www.metacafe.com/watch/517927/the_palace_of_knossos/

http://www.metacafe.com/watch/517912/the_oracle_of_delphi/

http://www.metacafe.com/watch/517817/birth_of_the_olympics/

http://www.metacafe.com/watch/517811/lost_city_of_atlantis/

http://www.metacafe.com/watch/517881/the_theatre_of_epidaurus/

http://www.metacafe.com/watch/517823/the_colossus_of_rhodes/

http://www.metacafe.com/watch/663842/ancient_greece/
 
Грузия между Ираном и Византией(Мераб Вачнадзе, Вахтанг Гурули, Михаил Бахтадзе-ИСТОРИЯ ГРУЗИИ)
Византия и Сасанидский Иран большое значение придавали овладению Грузией, так как ее обладатель получал преимущество контролировать Кавказские перевалы. Именно через эти перевалы лежал путь, связывающий с северокавказскими кочевыми племенами, используемыми противниками в качестве военной силы.
В VI веке на южном Кавказе активизировал свою политику Иран. В 510 году Иран упразднил царскую власть в Албании. Грузия оставалась единственной страной, сохранившей царскую власть. Ясно, что ее ждала та же участь. Иранский шах Кавад потребовал от картлийского царя Гургена отречься от христианства и принять маздеизм. Восстание Гургена (523) кончилось поражением, после чего картлийский царь был вынужден укрыться в Византийской империи.
Следует отметить, что в то время, как картлийскому населению иранцы были ненавистны как поработители, в Западной Грузии отношение к ним было иное. Иран в первую очередь для Лазики был противником Византии и воспринимался лазами как их возможный союзник в будущем. Видимо, этим и было обусловлено, что Цатэ, сын лазского царя Дамназа, принял огнепоклонство. Но после смерти отца (523) Цатэ вновь вернулся к христианской вере, так как понял, что в христианской стране не будут долго терпеть царя-язычника. Цатэ I взошел на престол христианским царем. Такая перемена в политической ориентации Цатэ привела в ярость иранского шаха и он отправил в Лазику большое войско. Цатэ обратился за помощью к Византии. В то время императорский трон в Византии занимал Юстиниан I (527-565). Лазы и византийцы общими усилиями разгромили иранцев. Юстиниан отлично понимал, какая опасность угрожала его империи в случае завоевания иранцами Лазики, поэтому он решил поставить свои гарнизоны в приграничных крепостях Западной Грузии – в Сканде и Шорапани. Местное население обязывалось поставлять гарнизонам продовольствие. Лазы до поры до времени добросовестно выполняли возложенные на них обязательства, но затем они перестали снабжать византийцев продуктами питания. Оставшись без пропитания, византийцы вынуждены были покинуть крепости, в результате чего иранцы беспрепятственно заняли их.

В 531 году шахом Ирана стал Хосро I Ануширван (531-579). При Юстиниане и Хосро I обе страны достигли наивысшего могущества. Юстиниан мечтал о возрождении империи и с этой целью вел активные военные действия на Западе. Хотя ему и удалось занять Аппенинский полуостров, но было видно, что ни Иран, ни Византия еще не были готовы к решительным сражениям, поэтому они заключили т. н. «Бессрочный» мир (532). Иран вернул Византии крепости Сканда и Шорапани. Предвидя недолговечность заключенного мира, Юстиниан начал укреплять свои позиции в Западной Грузии. В Лазику были введены дополнительные военные силы и была построена крепость Петра (Цихисдзири).
Введение византийского войска в Лазику вызвало большое недовольство лазов. Такого раньше не случалось, поэтому лазы решили изгнать византийцев с помощью Ирана и послали послов к шаху Хосро I...
...Противоборство Византии и Ирана в Эгриси, или Лазике переросло в длительную войну между ними, получившую название “Большой войны”. Война принесла большие жертвы и разрушения стране.

Тяжелые условия византийского господства вынудили лазов начать против них войну. Эгрисцы не могли лишь своими силами изгнать византийцев и было решено просить помощи у иранского шаха Хосро I. Шах понимал, какую выгоду сулило ему господство над Лазикой. С одной стороны, Картли теряла опору в лице Лазики, и с другой – Иран получал выход к Черному морю. После укрепления в Западной Грузии Иран мог более активно действовать против Византии, поэтому шах с готовностью откликнулся на просьбу лазов.

В 542 году Хосро I ввел многочисленное войско в Картли. Шах распустил слух, что якобы идет походом против гуннов. Иранское войско быстро прошло всю Картли и подступило к границе Западной Грузии. Здесь иранцев встретили лазы и провели их в Западную Грузию. После переговоров иранского шаха с царем Лазики Губазом II их объединенные силы двинулись к городу-крепости Петра. В непродолжительном, но кровопролитном бою крепость была взята. В это самое время шах получил известие, что известный византийский полководец Велизарий с большим войском вторгся в Иран. Хосро поставил в Петра свой гарнизон, а сам вернулся в Иран.

У Византийской империи осложнилось положение и на Западе. Остготы во главе со своим вождем Тотилой несколько раз нанесли поражение византийцам в Италии. В IV веке объединение остготских племен было разгромлено гуннами. Остготы последовали за гуннами на запад. После смерти Аттиллы остготы освободились от господства гуннов и в конце V века обосновались в Италии, образовав собственное царство. Византия могла потерять Италию. В такой ситуации император Юстиниан предложил иранскому шаху мир. Со своей стороны, Иран нуждался во временной передышке, чтобы еще больше укрепить завоеванные позиции. В 545 году между Ираном и Византией был заключен пятилетний мир.

Иранский шах стал осуществлять в Эгриси свои коварные замыслы. Он прекрасно понимал, с какой целью он был призван лазами. Ясно было, что свободолюбивые лазы не намерены сбросить одно ярмо и надеть на свою шею другое ярмо. Шах же стремился утвердиться в Западной Грузии и не собирался отсюда уходить. Шах Хосро I считал, что существует один – единственный выход: выселить местное грузинское население и поселить здесь иранские племена.

Для осуществления этого плана шах в первую очередь решил избавиться от царя Губаза. Выполнить этот замысел иранцы поручили враждовавшему с Губазом знатному лазу – Фарсансу. В этот решающий для родины момент Фарсанс пренебрег своей личной враждой и обо всем известил царя Губаза.

Вероломство иранцев и их господство восстановили против них все население страны. Губаз понял, что иранцы ничем не лучше византийцев, напротив, они более коварнее и опаснее них. Поэтому было решено изгнать их из страны. Лазы вновь предпочли союз с Византией.

Император Юстиниан смог управиться со своими проблемами в Италии и был готов возобновить войну против Ирана. В 549 году византийское войско под предводительством Дагиста обступило крепость Петра. В свою очередь, Хосро в помощь своему гарнизону прислал большое войско под командованием Мермероеса. Дагист совершил ошибку: на защиту проходов Лихского хребта отправил слишком малочисленный отряд. Фактически иранское войско беспрепятственно перешло в Лазику. Узнав об этом, Дагист тотчас оставил крепость Петра, и отступил назад. Мермероес вновь укрепил крепость Петра и начал опустошать и разорять внутренние области Лазики. Лазы во главе с царем Губазом оказали ожесточенное сопротивление врагу. В результате иранцы вынуждены были покинуть Лазику и вернуться в Картли.

В 550 году шах выслал новое войско в Западную Грузию. Эгрисцы выразили желание первыми вступить в схватку с врагом.
Перед боем царь Губаз воодушевил лазов своей вдохновенной речью и лазы бесстрашно ринулись в атаку. В бою был смертельно ранен иранский полководец. Враги смешались, не выдержали атаки и потерпели жестокое поражение.
Тем временем византийцы вновь обступили город Петра и взяли его. Они не пожелали занять крепость и сравняли его с землей.
Несмотря поражение Ирана, положение в Западной Грузии оставалось крайне тяжелым. Жестокость и несправедливость византийцев вызвала выступления абазгов в 550 году, а в 555 году – мисимиан.

Шах Хосро вновь прислал в Лазику Мермероеса. Узнав о падении крепости Петра, иранский полководец решил взять Археополис (Цихегоджи), но не достиг успеха. Тем временем, очевидно, некоторая часть лазов вновь приняла проиранскую ориентацию. Мермероес предложил даже Губазу встать на сторону иранцев, но Губаз оставался верен византийцам. Между тем византийцы действовали изменнически: терпя поражение в борьбе с иранцами, они нападали на лазские села и разоряли их.
Губаз сообщил императору о постыдных действиях византийцев. В ответ на это византийские военачальники подло убили Губаза (554). Возмущенные убийством царя Губаза, лазские дидебулы устроили тайное собрание, на котором были высказаны две точки зрения. Часть из них во главе с Аиэтом была сторонниками иранцев, другая часть во главе с Фартазом была за союз с Византией. В конце концов благоразумие одержало верх и лазы поддержали мнение Фартаза, но при условии, чтобы император наказал виновных в убийстве царя Фартаза. Император выполнил условие. На престоле утвердили преемника Губаза – его брата Цатэ II.
Между тем военные действия продолжались, хотя и Иран, и Византия уже склонялись к перемирию. В 562 году «Большая война» закончилась.
Иран уступил Византии Западную Грузию, но пытался сохранить за собой Сванети. В 70-х годах VI века Ирану пришлось уступить и Сванети.
Итак, двадцатилетняя война для лазов фактически закончилась безрезультатно. Лазское царство осталось в вассальной зависимости от Византии.
 
Такси на Крите. Трансферы на Крите
 
...В 602 году в Константинополе был совершен военный переворот. Император Маврикий был свергнут с престола и его место занял сотник (Центурион) Фока. Иранский шах Хосро II решил отомстить за свергнутого императора Маврикия, мотивируя свое решение тем, что в свое время он помог ему в подавлении восстания, организованного Бахрамом Чубином. В действительности это было поводом к вмешательству в дела Византийской империи. Иран начал с Византией войну. Византийцы терпели неудачу за неудачей.
Осложнилось положение и на Кавказе. После Халкидонского собора религиозное единство кавказских стран было нарушено. В Армении победило монофизитство. Конфликт особенно обострился в начале VII века.
Причиной начала конфликта стало то, что цуртавский епископ Моисей (по происхождению армянин), якобы преследуемый грузинами, бежал за помощью в Армению. Его защиту взял на себя католикос Армении. Началась переписка между католикосом Картли Кирионом I и католикосом Армении. Вопрос с цуртавским епископом Моисеем вскоре был снят, и на передний план выступила важнейшая проблема. Армянская церковь обвиняла грузинскую церковь в искажении вероисповедания и призывала ее к «истинной вере». Между тем католикос Картли действовал весьма предусмотрительно и осторожно. Политическая ситуация не благоприятствовала Грузии. Иран придерживался монофизитской веры, а диофизитская Византия уже не представляла той силы, на которую могла рассчитывать Картли. Католикос Кирион умело использовал ситуацию и не дал возможность противнику склонить Грузию к монофизитству. В конце концов между Арменией и Грузией произошел церковный раскол (608).

В 610 году в Византии был свергнут с престола Фока и его место занял император Ираклий (610-641). Первоначально новый император не смог добиться успеха и иранцы заняли Антиохию, Дамаско, Иерусалим, вторглись в Египет. Достигнутые успехи позволили Хосро II-ому проводить активную антивизантийскую политику, что выразилось в преследовании диофизитства. Этот вопрос болезненно коснулся и Картли. В такой ситуации Кирион I в конце 10-ых годов VII века вместе с эрисмтаваром Адарнасе был вынужден покинуть Картли. В тяжелые для Византии дни император Ираклий прибег к смелым и решительным действиям: ему удалось мобилизовать силы, создать новую армию и перейти в атаку. Император со своим войском вторгся в Армению, Албанию и нанес несколько серьезных поражений Ирану.

В 627 году Ираклий начал новые наступления. Он вторгся в Западную Грузию, связался с северокавказским народом – хазарами и призвал их к походу на Тбилиси. Хазары с радостью откликнулись на этот призыв.

Хазары были тюркоязычным населением, которое появилось на Северном Кавказе после гуннов. Их основной деятельностью было кочевое скотоводство.

Византийцы и несметные полчища хазар подошли к Тбилиси и осадили его. Однако длительная осада города оказалась безуспешной, византийцам и хазарам не удалось взять его. Византийский император не мог больше терять времени и оставил город. Он направился со своим войском в Междуречье и у Ниневии нанес сокрушительный удар иранцам.

В 628 году полчища хазар вновь подошли к Тбилиси. Несмотря на ожесточенное сопротивление защитников города, он был взят хазарами, которые с присущей им жестокостью разгромили и разграбили город. В том же году между Ираном и Византией был заключен мир, по которому Ираклий вернул себе Армению, Сирию, Месопотамию и Египет. Ему же досталась и Картли.

Интересно, что в источниках упоминаются иберийцы еще до взятия Тбилиси, которые воевали на стороне византийцев. Предполагается, что это был бежавший из Картли эрисмтавар Адарнас со своим отрядом. Император Ираклий не мог долго пользоваться своими успехами, так как на арене появилась новая грозная сила в лице арабских завоевателей.
 
Грузия в IX веке.

... Объединению страны всячески препятствовала и Византийская империя. Византийские императоры пытались посеять рознь между представителями царской династии Багратионов и таким способом ослабить Картвельское (Тао-Кларджетское) царство. Византия пользовалась всяким случаем, чтобы активно вмешаться и в дела Абхазского царства.

В конце IX века на византийский императорский престол вступил Василий I (867-886). Он был основоположником династии Македонских, восстановивших былую мощь Византийской империи. Самым видным представителем этого рода был Василий II (976-1025). В начале X века Византия отразила атаки болгарцев и все свое внимание перенесла на Восток. К середине X века границы Византийской империи достигали до р. Евфрата и Тигра. Если при Ашоте-I Византия всячески способствовала усилению Тао-Кларджети для борьбы с арабами, после ослабления арабского халифата ее уже не устраивали сильные грузинские царства и княжества, и тем более объединенная Грузия. Византия сама была намерена господствовать в этом регионе и ясно, что единая и сильная Грузия могла стать ей помехой...
 
... В X веке Византия столкнулась с большими трудностями на Балканском полуострове, где ей противостояло сильное Болгарское царство. Одержать победу над болгарами Василию II удалось лишь после 30-летней борьбы с ними. Император проявил неслыханную жестокость: по его указу ослепили 15 тысяч пленных болгар, по одному глазу оставили лишь каждому сотому болгарину и отправили в таком виде назад. С таким сильным и неумолимым противником пришлось воевать Георгию I. Георгий воспользовался тем, что император Василий был занят войной с болгарами и силой занял бывшие владения Давида Курапалата – юго-западное Тао. Успешно закончив войну с Болгарией (1018), Василий направился в Грузию. Георгий I попытался создать коалицию против Византии и с этой целью связался с султаном Египта Ал-Хакимом. Но Ал-Хаким был вскоре убит, в чем, по всей вероятности были замешаны и византийцы.

Василий II потребовал, чтобы Георгий вернул занятые им земли. Грузинский царь отказался выполнить это требование и византийский император двинулся на Грузию. Грузины несколько раз одержали победу над византийцами, решительное сражение произошло в 1021 году у Ширимни. Георгию помогало и войско Кахети-Эрети, но тем не менее война закончилась поражением Грузии. В боях с византийцами непосредственное участие принимал сам царь Георгий. Мужество и смелость царя особо подчеркивает летописец времен царя Георгия. Император Василий разорил Триалети, Джавахети, Артаани и на обратном пути расположился лагерем около Трапезунда. Начались мирные переговоры. Георгий I, пытаясь выиграть время, затягивал переговоры, а тем временем в Византии началось восстание Никифора Ксифа и Никифора Фока. Восставшие имели связи с Георгием. Василий II подавил восстание и отрубленную голову Фоки отправил Георгию. Георгий I был вынужден заключить с Византией мирный договор (1023), по которому Тао вновь осталось за Византией. Вместе с тем в Константинополь был послан заложником царевич Баграт, сын Георгия.
В 1027 году скончался царь Георгий I. Он был похоронен в г. Кутаиси.
После смерти царя Георгия I воцарился его сын Баграт IV (1027-1072). А 1028 году в Грузию вторглось византийское войско. Византийцы подвергли разгрому именно те территории, которые в свое время разорил Василий II. После этого они подступили к крепости Клдекари. Эту неприступную крепость защищал эристав Липарит IV Багваши и другие грузинские патриоты, среди которых был епископ Саба Мтбевари. Липариту удалось разбить врага и отбросить его назад.
Через несколько лет (в 1031 году) в Константинополь отправилось посольство во главе с царицей Мариам. Мирные переговоры окончились успешно – был заключен мирный договор с Византией.
 
...Зависимость Западной Грузии (Лазики) от Рима, а затем от Константинополя, в IV—V вв. носила гораздо более тяжелый характер, чем зависимость Картли от Ирана. Западная Грузия не только платила империи дань. Во всех важнейших пунктах Лазики стояли римские гарнизоны, грабившие местное население. В поисках помощи Лазика неоднократно обращалась к Ирану.

Этим, видимо, объясняется тот факт, что к началу VI в. цари лазов упоминаются уже в качестве вассалов Ирана, причем нет сомнения, что эта зависимость носила поверхностный характер. Однако после того как иранские завоеватели захватили крайний западный город Картли-Иберии — Аргвети, лазский царь Цатэ, осознав нависшую над ним опасность, в 523 г. отправился в Константинополь. Там, дав согласие принять христианство со всей своей семьей, он был утвержден на лазском престоле. С тех пор христианство окончательно утвердилось в Лазике в качестве официальной религии.

В VI в. Византия проводила в Лазике политику, подобную той, которую проводили персидские наместники в Картли. На непосильные государственные повинности, произвол чиновников, военные повинности и нескончаемые походы народ отвечал восстаниями, которые кончались кровавыми репрессиями. Византия укрепилась в прибрежных пунктах, куда легко было доставлять провиант и военное снаряжение для гарнизонов. На берегу Черного моря сооружалась крепость Петра — основная база византийских военных сил в Лазике. Здесь был размещен главный византийский гарнизон и находилась резиденция стратига — командующего военными силами Лазики. Византийские правители вмешивались во внешнюю торговлю лазов: монополизировали торговлю, стали устанавливать цены, чем окончательно восстановили лазов против себя.
 
11 век, грузия и византия
...В 1045 византийский император объявил об упразднении армянского Анийского царства и о присоединении его территории к Византии. Возмущенные армянские патриоты предпочли передать Аниси (Ани) царю Грузии Баграту. В эту столицу вступило грузинское войско под начальством царских эриставов. Это событие явилось крупным поражением византийской политики на Востоке.
Тогда же Баграт решил отобрать у византийцев Анакопийскую крепость в Абхазии и Хупатскую крепость на Черноморском побережье в Кларджети. Но, еще не успев осуществить свой замысел, царь вынужден был срочно направиться в Тбилиси. Тбилисский эмир умер, и городские бэры (старейшины) решили передать город царю Грузии. Баграт ввел в Тбилиси свой гарнизон.

Изменения в отношениях с Византией

Таким образом, царь Баграт добился важных политических успехов. Грузия превратилась в значительную силу, способную противостоять Византии. Царь Баграт — «куропалат Императора» — уже не только не подчинялся своему «патрону», но, выступая в качестве опасного соперника, пытался вытеснить Византию из ее исконной сферы влияния на Востоке.

Началась война, которая продолжалась десять лет. Ни одна из сторон не добилась решающей победы. Грузинский царь не смог взять Анакопию. В то же время он потерял Аниси и Тбилиси. Но и византийский император не сумел достичь своей главной цели: свергнуть с грузинского престола «непокорного» Баграта и посадить на престол Деметрэ, хотя изменнические действия родовитых азнауров значительно осложнили положение грузинского царя. В 1054 г. Баграт явился к византийскому императору «с повинной». Этот его шаг был встречен в Византии с удовлетворением. Император был готов пойти на уступки, тем более, что претендент на грузинский престол царевич Деметрэ умер, а другого претендента Византии подобрать еще не удалось, тем более, что грузинские патриоты оказались силой, с которой византийские императоры вынуждены были считаться.

Однако, и примирившись с Багратом, император не пожелал порвать с таким верным агентом, как Липарит. Признав Баграта царем всей Грузии, Византия в то же время утвердила Липарита мтаваром Южной Грузии. Коварный план Византии готовил стране ту же участь, какая постигла армянское царство.

В результате примирение оказалось непрочным. Ни одна из сторон не отказывалась от осуществления своих заветных целей. Баграт продолжал борьбу за объединение Грузии, а Византия стремилась утвердить здесь свое былое господство. Хозяйничанье на юге страны агента византийской империи Липарита наносило лишь вред делу объединения Грузии.

В 1058 г. произошло весьма важное событие. Месхетские азнауры, оскорбленные назначением Липарита мтаваром Южной Грузии, захватили этого могущественного феодала и доставили его к царю. Баграт принудил Липарита постричься в монахи. Это явилось крупной победой грузинских патриотов и одновременно поражением византийской политики на Востоке.

Соответственно изменился и характер отношений между Византией и Грузией. Теперь константинопольское правительство пыталось почестями и лестью задобрить грузинского царя. Из Византии ко двору царя Баграта потекли щедрые дары.

Таким образом, в XI в. Грузия отразила наступление Византии и вышла победительницей. Правда, постоянное вмешательство Византии во внутренние дела Грузии несколько затормозило великое дело политического объединения страны. Но, в конце концов, будучи, понятно, не в силах предотвратить такое объединение, Византия вынуждена была отказаться от своих притязаний.

Именно к этому времени на Востоке возникла сложная политическая обстановка, способствовавшая сближению и установлению сотрудничества между Византией и Грузией.
 
Приветствую всех! Может быть, кто-то делал ссылку на этот сайт до меня:
http://gumilevica.kulichki.net/annals.html
Если так, то прошу прощения, ибо на форуме появляюсь раз в месяц, и все записи просмотреть не могу. Но здесь немало интересного. ;ellina
 
Покупайте с нами недвижимость в Греции и получайте ВНЖ
 
http://www.wirade.ru/history/history_ancient_asia_03_anatolia.html

III. Анатолия и Армянское нагорье в древности

Территория, древнейшая история и население региона:

С Севера к Плодородному Полумесяцу примыкает обширный, в основном горный регион, ограниченный Средиземным, Эгейским и Черным морем, Кавказом и Каспием и обнимающий Анатолию, Армянское нагорье и продолжающее его Закавказье. Сложный рельеф делит этот регион на множество относительно изолированных друг от друга частей, что привело к исключительной пестроте и сложности его этнополитической истории. Особенно пригодные для земледелия обширные районы низменных речных долин находились на Западе Малой Азии (бассейн Меандра и др. золотоносных местных рек), в Киликии и по течению Аракса и Куры. Горы были богаты металлами и минералами (в частности, Понтийские горы служили источником железа), во многих озерах добывали соль.

Область черноморских проливов и перевалы Кавказа были обычными воротами миграций, обрушивавшихся на регион из стран северной дуги циркумпонтийской зоны. Пришельцы, как правило, оседали в регионе и уже не покидали его, так что его территория стала настоящим «заповедником» этносов, проникавших сюда с разных сторон в течение тысячелетий. История Анатолии и Армянского нагорья - это во многом история миграций.

Именно в этом регионе развернулись раньше других процессы неолитической революции. Уже VIII-VII тыс. до н.э. датируется знаменитая протоцивилизация Чатал-Хююка. Основавшие ее племена широко освоили плато Конья, основав там несколько десятков небольших посялений, тяготевших к центральному, в Чатал-Хююке. Жители последнего уже занимались земледелием и скотоводством. Судя по скульптуре, поддерживались культы быка и Великой Матери - последний в разных обличьях оставался одним из важнейших культов в Малой Азии вплоть до христианской эпохи. Как и остальные известные протоцивилизации - островки в первобытном море - Чатал-Хююк, по-видимому, пал под ударами более примитивных соседей, привлеченных его значительными (по сравнению с уровнем жизни окружающих племен) богатствами. В V тыс. в Малой Азии начинается обработка металла.

В VI-V тыс. до н.э. примерная этническая карта региона выглядела следующим образом: большая его часть, от центра Малой Азии до Каспия, была заселена племенами северокавказской этнической общности, причем Армянское нагорье было занято племенами, относящимися к восточной ветви указанной общности (сейчас эта ветвь представлена нахско-дагестанскими народами), а Малая Азия - к западной (сейчас представлена абхазо-адыгами). На Западе Малой Азии некоторые исследователи помещают индоевропейцев или родственные им племена. Неизвестно, когда и откуда в верховья Куры проникли картвелы (протогрузинские племена); во всяком случае, они не были здесь автохтонами.

В IV-III тыс. Малая Азия была занята более чем десятком этноархеологических областей. Крупнейшим аборигенным ее народом были хатты, обитатели бассейна р. Галис (Кызыл-Ырмак); весь этот край получил по ним название «Хатти». Армянское нагорье, Завказье и некоторые другие районы были в это же время заняты огромным ареалом относительно однородной Куро-Араксской энеолитической культуры. Как установлено, ее носителями были племена - предки ряда позднейших восточнокавказских народов этого региона, в том числе хурритов и урартов. В течение первой половины - середины III тыс. внутри Куро-Араксского ареала происходит обособление локальных вариантов, как раз и соответствующее формированию этих народов как отдельных общностей.

Малая Азия тем временем подвергалась периодическим нашествиям со стороны индоевропейцев, обитавших к северу от Черного Моря. В середине III тыс. до н.э. одна из групп таких индоевропейцев прорвалась в страну Хатти и доминировала некоторое время в ее южной части, оставив богатые курганные захоронения своей знати в Дораке и Аладжа-Хююке (третья четверть III тыс.).

Среди причерноморских индоевропейцев были племена, говорившие на на языках т.н. анатолийской ветви индоевропейской языковой семьи; им суждено было составить главное население Малой Азии в последующие века. Некогда они составляли этническое единство в Балкано-Дунайском регионе или Северном Причерноморье, но к середине III тыс. разделились: одна их часть (лувийцы) оказалась занесена на Балканы, а другая - далеко на восток, к Кавказскому хребту.

XXV-XXIII вв. были временем бурных событий на территории региона. Во-первых, лувийцы вторгаются в Малую Азию с Балкан, подвергают местные поселения опустошительному разгрому и заселяют весь запад и юг полуострова. Во-вторых, в центре и на востоке Малой Азии образуется целый ряд номовых хаттских государств, в том числе крупнейшие из них - собственно Хатти в излучине Галиса и Каниш к югу от него. Ок. 2300 г. часть этих государств ненадолго вошла в орбиту политического влияния Аккадской державы Саргона. На юге Армянского нагорья к этому времени обособляются две племенные группы, которым в будущем суждено было сыграть великую историческую роль: хурриты, населявшие глухие горные области между оз. Ван, оз. Урмия и Тигром, и урарты, их ближайшие родственники, расселявшиеся у берегов Вана и к востоку от него. В-третьих, в конце XXIII в. на Армянском нагорье оказываются загадочные варвары, обрушивающиеся на северные пределы Аккадской державы, едва сумевшей отразить их походы. По-видимому, это были индоевропейские пришельцы из-за Кавказа. Вероятно, в ходе той же миграции на Армянское нагорье попала и восточная, прикавказская группа анатолийцев; отсюда она постепенно расселяется на запад, в бассейн Галиса, вступая в симбиоз с местными хаттами (XXII-XXI вв.). Самоназвание этих анатолийцев нам неизвестно. В науке их общепринято называют хеттами. На те же XXII-XXI вв. падает первое расселение хурритов на плодородные земли Верхней Месопотамии, Сирии и Юго-Восточной Малой Азии; хурриты заняли территорию вдоль линии, изгибавшейся огромной дугой от Среднего Тигра через север Верхней Месопотамии до Сирии и гор Тавра, и здесь возникла россыпь хурритских номовых государств. Хурритские цари этого времени обожествляли себя, возможно, в подражание своим могущественным южным соседям - царям III династии Ура. Урский Шульги с невероятным упорством воевал с хурритскими царями, правившими в горах к северо-востоку от Тигра, разрушал их города по нескольку раз, но так и не смог добиться от них ничего, кроме временного признания зависимости от Ура. В конце XXI в., с крушением Урской державы, одна из хурритских династий даже заняла Ашшур и отстроила его стены и храм; впрочем, уже в XX в. власть хурритов в Ашшуре была свергнута и сменена коренными ашшурцами.

Начало II тыс. принесло в регион новые перемены. Ок. 1800 г. новая волна балканцев, на этот раз иллиро-фракийских племен (в том числе знаменитые по гомеровскому эпосу дарданы) двинулась на лувийский Запад Малой Азии и заняла его наиболее плодородные центральные области. Дарданы, в частности, взяли важный центр Илион (Вилиос, он же гомеровская и археологическая Троя, найденная Шлиманом) и, базируясь на нем, основали на северо-западе Малой Азии свое царство, известное в источниках как «Дарданское царство» и «Вилуса» (то есть «Илионское царство»). В целом пришельцы создали на захваченных ими землях конфедерацию царств, известную под названием наиболее могущественного из них - Арцава (со столицей в Апасе, совр. Эфес). Одним из царств этой конфедерации была и Вилуса.

На востоке Малой Азии в это время важную роль играют существовавшие там в XX-XVIII вв. до н.э. торговые колонии ассирийцев (выходцев из Ашшура).Центральное место среди них занимала между-народная торговая колония в Канише (совр. Кюль-тепе), контролировавшая целую сеть факторий. Все эти колонии, организованные по общинному принципу, размещались на территории различных местных государств и подчинялись их правителям, но пользовались полным самоуправлением во всех внутренних делах. Через их систему шла международная торговля, полюсами которой были Ашшур с одной стороны и бассейн Галиса и оз. Туз - с другой, а предметами - прежде всего металлы и высококачественные ткани. Существование колоний способствовало втягиванию населения Малой Азии в международную торговлю, развитию местного производства (особенно металлургии), экономичесой интеграции и ускоренному формированию классовых отношений.

В эпоху ассирийских торговых колоний в Малой Азии индоевропейцы-хетты, расселившиеся на северо-востоке Малой Азии, добиваются доминирования в некоторых из хаттских номовых государств, ассимилируя их население. К 1800 г. крупнейшим центром хеттов стал сам Каниш, который они именовали Несой (или Кнесой). Накопление богатств, вызванное функционированием торговых колоний, обостряло соперничество из-за них и из-за возможности контролировать те или иные участки и центры сети торговых путей, охвативших Восток Малой Азии. Учащаются военные столкновения номовых государств. Один из номовых хеттских царей, Питхана, в нач. XVIII в. захватил Каниш-Несу; его сын и преемник Анитта перенес туда столицу и в несколько ожесточенных военных кампаний, сопровождавшихся порой тотальным разрушением вражеских городов, завоевал земли от Черного моря до бассейна оз.Туз (включительно). Тем самым номовые структуры северо-востока Малой Азии были сменены обширным территориальным государством, известным в науке как Хеттское царство. Его подлинным основателем был Анитта, и в этом качестве его почитали позднейшие хеттские цари, приказывая бережно сохранять и переписывать его торжественные надписи.

Дальнейшая история региона может быть освещена лишь от царства к царству.


Хеттское царство (ок.1750-1180 г.):

В т.н. Древнехеттский период (XVIII-XVI вв. до н.э.) в хеттском государстве еще оставались сильны традиции родового строя. Хеттские цари правили, опираясь на народное ополчение, включавшее всех боеспособных полноправных членов общества, составлявших в то же время войсковое народное собрание - панкус. Деятельностью панкуса в значительной степени руководил совет «тулия» (верхушка панкуса, нечто вроде старшей дружины), служивший главным оплотом могущественной родовой аристократии. Важное место в последней занимали члены царского рода: братья царя, его сыновья, зятья и прочие свойственники. По древней традиции преемником царя, как правило, делался сын его сестры. Панкус и тулия существенно ограничивали власть царей, и те по мере роста своих успехов пытались избавиться от опеки этих традиционных институтов.

Другим характерным свойством хеттской государственности было своеобразное представление о том, что страной правит, собственно, не один ряд правителей, а два параллельных ряда - женский ряд, состоящий из цариц, и мужской, состоящий из царей. Преемственность в каждом из этих рядов шла независимо, без синхронизации: если царь умирал, а царица переживала его, то она и сохраняла за собой титул царицы, женского воплощения царственности, в правление нового царя, а супруга последнего титуловалась лишь «женой царя» и должна была ждать смерти вдовствующей царицы, чтобы приобрести ее статус. По-видимому, этот совершенно неожиданный для индоевропейцев обычай был введен под влиянием хаттского культурного наследства (у доиндоевропейских аборигенов Малой Азии женщины и женские божества, как мы знаем на примере Великой Матери, играли исключительную роль).

В древнехеттский период окончательно завершилась ассимиляция хаттов индоевропейцами-хеттами.

На исходе XVIII в. до н.э. династия Анитты сошла на нет, уступив власть другому (так называемому «древнехеттскому») царскому дому. Один из его царей, Лабарна I (ок.1675-1650), оказался великим завоевателем и реформатором. При нем формирование институтов государства было окончательно завершено. Лабарна раздвинул границы Хеттского царства «от моря до моря» (как с восхищением писали его преемники, для которых это выражение стало чем-то вроде внешнеполитического лозунга), т.е. от устья Галиса до Киликии и ходил походом на Арцаву в Западной Малой Азии. Его внутригосударственная деятельность произвела такое впечатление, что имена его самого и его супруги Таваннанны стали титулами всех позднейших хеттских великих царей и цариц. Его преемник-племянник Хаттусили I (ок.1650-1625) перенес столицу в былой главный центр хаттов, Хаттусу (именно после этого государство и стало официально называться «Хеттским», собственно «Хатти») и расширил завоевания вплоть до Сирии. Хаттусили, вопреки традиции, отстранил от наследования своего племянника (любопытно, что предлогом послужило равнодушие наследника к болезни царя). Этот шаг вызвал продолжительные смуты, в ходе которых против царя выступили многие члены его рода, даже его собственные дети, а только что покоренная Сирия отложилась. Новым престолонаследником стал в конце концов усыновленный внук царя, Мурсили, вскоре ставший соправителем деда. Вдвоем они подавили последние вспышки междоусобицы и заново приступили к завоеваниям на юге, доведенным до конца уже в единоличное правление Мурсили I (ок.1625-1590). Этот могущественный правитель аннексировал Халпу, разгромил хурритов Верхней Месопотамии, а в 1595 совершил поход на отдаленный Вавилон - богатейший центр Передней Азии. Низвергнув династию Хаммурапи, Мурсили возвратился домой с огромной добычей.

Хеттская знать, однако, не желала подобного роста царского могущества. Мурсили был убит мужем своей сестры, а тот погиб от руки собственного зятя. В течение нескольких десятилетий не прекращались дворцовые смуты, а с севера на Хатти напали абхазо-адыгкские племена касков (родичей известных «касогов» русских летописей), навсегда отрезавшие хеттов от Черного моря и разрушившие некоторые важнейшие культовые центры хеттов. Учитывая, что концепция государства «от моря до моря» диктовалась несомненными космологическими и ритуальными соображениями, это был очень тяжелый удар.

По мере нарастания кризиса знать захватывала все больше власти. Апогеем ее успехов явился знаменитый декрет царя Телепину (правил ок. 1530-1500), предоставлявший тулии право судить и казнить царей (!), а заодно установивший жесткий порядок престолонаследия, лишавший царя возможности выбирать преемника по своей воле. Отныне преимущественное право на наследование престола принадлежало родному сыну царя; за отсутствием таковых воцарялся сын его сестры, и только в крайнем случае свои права предъявляли царские зятья. Наконец, без согласия тулии царь не мог казнить ее членов и ни при каких обстоятельствах не имел права конфискации их имущества. Правда, впоследствии тот же Телепину несколько укрепил царскую власть (нарушив, между прочим, собственный декрет) и даже предпринял некоторые завоевания в горах Тавра. Однако прочных успехов он не добился; через полвека, ок.1450 г. до н.э., удачливый сановник хурритского происхождения захватил трон и основал новую хеттскую династию. Время ее правления образует т.н. Новохеттский период (середина XV - начало XII вв. до н.э.). Претендуя на возвращение времен древнехеттской славы и сознательно равняясь на ее традиции, новохеттские цари создали на деле типичную наднациональную военно-бюрократическую монархию Ближнего Востока. Царь стал сакрализованным абсолютным правителем и сам назначал себе преемника (статус которого превратился в особую должность «тухканти»; носителя такой должности можно было свободно сменять), так что отныне дворцовые перевороты не перерастали в смуту. Все это имело мало общего с действительными традициями хеттов, зато позволяло новым правителям достичь неслыханной до сих пор концентрации власти. Характерно, что члены нового, этнически хурритского царского дома принимали хеттские тронные имена и считали государства хурритов своими злейшими врагами, однако именно в период их правления хеттская культура все больше поглощается хурритской. В XIII в. даже государственный пантеон был почти целиком заимствован у хурритов, а сами хетты оказались частично ассимилированы своими ближайшими родичами, лувийцами, населявшими южную часть страны (что не помешало новохеттским царям именно в это время применять в официальных надписях нарочито архаизированный хеттский язык).

Главное богатство - земля - принадлежало у хеттов государству либо общинным коллективам городов и сел, чье землевладение уходило своими корнями в доклассовую эпоху. Государственные земли находились в непосредственном или общем распоряжении царя. На них размещались прикрепленные к выделенным для них участкам мелкие производители - землепользователи илотского типа (в том числе военнопленные и депортированные - арнувала). Значительную долю государственной земли составляли крупные хозяйства, служившие для обеспечения лично царя и членов его рода («дом царя», «дом царицы» и т.д.), центральной администрации («дом дворца»), различных государственных учреждений и храмов, а также условные держания должностных лиц. Храмовые земли контролировались царем, но на деле представляли собой автономные корпоративные хозяйства. Основными видами собственно государственной эксплуатации (не считая храмовую) были саххан - обязательная служба царю, в том числе уплата ему натурального налога, и луцци - трудовая повинность. По-видимому, они распространялись на подавляющую часть населения страны, включая большинство общинников. Государство же контролировало внешнеторговые операции. Впрочем, по специальному царскому указу те или иные лица и учреждения могли получать иммунитет от общегосударственных податей и повинностей; особенно часто это относилось к храмам. Положение дел в общинном секторе известно значительно хуже. Здесь, в отличие от государственного сектора, свободно осуществлялась купля-продажа земли. Общины носили территориальный характер, а их старейшины наделялись судебной и административной властью. И в частно-общинном, и в государственном секторах широко применялся также труд рабов в собственном смысле слова (хотя их использовали в большей степени в обслуживании, чем в производстве), наемников и др.

Хеттское сословное деление не совпадало с классовым. С точки зрения хеттских законов, все население страны делилось на две группы, различавшиеся по свободному или принудительному характеру труда. В первую из этих групп - сословие «свободных» - входили лица, освобожденные от повинностей в пользу государства и храма. К ним относились в первую очередь члены общин коренных хеттских городов. Именно из их среды рекрутировалась в основном хеттская правящая верхушка (особенно ее высшие слои). Второе сословие - «несвободные» - включало всех лиц, на которые распространялась государственная и храмовая эксплуатация. В него входило прежде всего большинство непосредственных производителей, сидящих как на государственной, так и на общинной земле или занятых в ремесле. В то же время, однако, к нему относилось множество должностных лиц (вплоть до высших), для которых сахханом считалась сама служба дворцу или храму. Соответственно, они, как и все «несвободные», могли именоваться «рабами» («рабы / слуги царя», «божьи рабы и рабыни»), хотя на деле, конечно, не являлись таковыми. Среди «несвободных» непосредственных производителей, стоящих вне общин, были и рабы в точном смысле слова, и кабальные должники, и наемники, и крепостные землепользователи, и, наконец, крепостные земельные собственники, которые оказывались иногда достаточно богаты, чтобы иметь собственных рабов. Независимо от сословия, лица, стоявшие вне общин, часто стремились приобрести членство в одной из них, купив участок общинной земли.

Государственный строй хеттов отличался известной рыхлостью, некоторыми чертами конфедеративности. Кроме территорий, управлявшихся государством непосредственно, в него входили удельные царства, выкраиваемые для тех или иных царевичей или обособившихся ветвей династии, схожие с ними временные административные образования (также именовавшиеся «царствами»), переданные под чрезвычайное управление крупных сановников, множество вассальных государств, автономных общин и крупных наследственных владений. Система вассально-союзных договоров привязывала все эти образования к хеттской короне. Такое положение дел (сопоставляемое некоторыми исследователями с эпохой феодальной раздробленности) привело к бурному развитию хеттской дипломатии, но не могло обеспечить царям Хатти прочной власти над полузависимыми территориями. Так, желая добиться от всех своих вассалов действительного прибытия на театр войны с Египтом, царь Муваталли перед Кадешской битвой оказался вынужден раздать им большую часть государственной казны.

Верховную власть представлял «великий царь» (табарна), в Новохеттский период, в связи с общим укреплением царской власти, он был наделен особой солярной божественностью и титуловался «Солнцем».

Новохеттская династия немедленно возобновила походы в Сирию, что привело ее к ожесточенному противоборству с верхнемесопотамской хурритской державой Митанни, первоначально шедшему с переменным успехом. Однако на исходе XV в. эта борьба, в сочетании с неожиданным нашествием касков, разгромивших саму Хаттусу, и вторжениями царей Арцавы с запада, ввергла Хеттское царство в небывалую катастрофу и фактически свела его территорию к части бассейна верхнего и среднего Галиса. Хеттское государство стояло на краю гибели.

В нач. XIV в. в Хатти приходит к власти узурпатор Суппилулиума I (ок.1380-1335) - блестящий политик и полководец, один из крупнейших исторических деятелей Ближнего Востока, чье долгое правление стало важной вехой в жизни Передней Азии. Зарекомендовав себя как победоносный воин еще до воцарения, он смог полностью восстановить силы Хеттского царства, покорить почти всю Малую Азию (от Арцавы на юго-западе до Хайасы в богатых ценными металлами Понтийских горах на северо-востоке) и в итоге трех больших войн победить Митанни и Египет и завоевать все Восточное Средиземноморье вплоть до южных рубежей Палестины; египетские войска были им разбиты, а в Митанни он смог посадить царем своего ставленника. В Сирии он основал удельные хеттские царства с центрами в Каркемише и Халпе, посалив ими править своих сыновей. При этом Каркемиш, заселенный хеттскими колонистами и заново укрепленный, превратился в крупнейший опорный пункт Хеттской державы на юге. В итоге Хеттское царство с зависимыми территориями простерлось от бассейна Чороха до Южной Палестины и от Эгейского моря и Кипра до ассирийских и вавилонских границ. Вавилония и Ахейская держава (Микенская Греция, «Аххиява» хеттских источников) считали необходимым поддерживать дружбу с Суппилулиумой.

Все эти успехи, однако, грозили хеттам роковыми последствиями. Государственные таланты Суппилулиумы поставили под власть хеттов огромные пространства, контроль над которыми намного превышал естественные политические возможности Хеттского царства. Поэтому существование огромной державы, основанной Суппилулиумой, его преемникам приходилось поддерживать почти непрестанными походами против мятежных окраин и готовых посягнуть на владения Хатти других великих держав. Кипевшие от Эгеиды до Хабура и Палестины войны медленно, но верно истощали силы Хеттского царства. Впрочем, Мурсили II (ок.1335-1305), доблестный воин и великодушный правитель, еще мог непрерывными походами сохранять наследство отца в полном объеме. Прежде всего разгромил отложившуюся было Арцаву в Западной Малой Азии и ее союзников (царь Арцавы бежал за море, в Ахейскую Грецию, а Мурсили вышел к Эгейскому морю, захватив столицу Арцавы Апасу, греческий Эфес). Затем Мурсили довел до благополучного конца начатую при его отце войну с Египтом, заключив выгодный для хеттов мир с фараоном Хоремхебом. Наконец, на востоке он успешно отбросил Ассирию, претендовавшую на захват Митанни, а на севере систематически громил области касков. Вторую половину XIV в. можно считать апогеем хеттского могущества.

При преемниках Мурсили, однако, ситуация стала стремительно меняться к худшему. Во-первых, воинственный фараон Сети I начал широкомасштабное контрнаступление в Сирии-Палестине, продолженное затем Рамсесом II. В целом это контрнаступление оказалось для египтян достаточно успешным, несмотря на поражение Рамсеса II в грандиозной битве при Кадеше (1286 г. до н.э.). Палестина, большая часть Финикии и Дамаск перешли под прочную власть египтян. Во-вторых, на протяжение всего XIII в. до н.э. запад Малой Азии стремился отложиться от хеттов при помощи правителей Ахейской Греции, а то и просто удачливых авантюристов, сколачивающих на суше и на море эфемерные союзы, подрывающие хеттскую власть; в свою очередь, сами эти авантюристы легко шли на союз с ахейцами. В-третьих, в то же самое время Ассирия раз за разом вторгается в Верхнюю Месопотамию и пытается овладеть долинами Верхнего Тигра и Верхнего Евфрата; хетто-ассирийское противоборство из-за контроля над этими регионами так и не завершилось прочным миром вплоть до самого падения Хеттского царства. В начале XIII в., при царе Муваталли II, напряженная обстановка, сложившаяся на всех трех упомянутых выше «фронтах», дополненная новым нашествием касков на центральные районы страны, поставила Хеттское царство в очень тяжелую ситуацию. Положение спас очередной узурпатор, Хаттусили III (вторая четв. XIII в.), известный, между прочим, подробным официальным оправданием предпринятого им переворота против собственного племянника Урхитессоба, сына и законного преемника Муваталли; оправдание он видел, в частности, в том, что не сделал ничего оскверняющего честь и не устроил против племянника заговора, а выступил против него открыто, в стиле «Иду на Вы!» Как царь Хаттусили проявил себя прежде всего незаурядным дипломатом. В 1270 г. до н.э. он заключил мирный и союзный договор с Египтом, навсегда прекративший хетто-египетские войны и подкрепленный впоследствии династическим браком (дочь Хаттусили стала женой Рамсеса II). Договор закрепил сложившееся территориальное разделение Восточного Средиземноморья, обязал стороны поддерживать друг друга военными силами против внутренних и внешних врагов и выдавать перебежчиков. Впоследствии египтяне снабжали Хеттское царство хлебом, а хетты ввозили в Египет металлы. В то же время Хаттусили добился мира с владыками Ахейской Греции; те признали за хеттами запад Малой Азии и выдали им пирата Пиямараду, уже несколько десятилетий опустошавшего этот регион с ахейской помощью. Обеспечив себя таким образом с юга и запада, Хаттусили обратился против Ассирии, но так и не смог вытеснить ее из Верхней Месопотамии.

При последних хеттских царях - Тудхалии IV и двух его сыновьях, Хеттское царство ведет борьбу на два «фронта» - в Верхней Месопотамии и Западной Малой Азии (где, помимо ахейцев, сталкивается с вторгшимися сюда с Балкан фригийцами, а также с местными правителями, с невиданным до сих пор упорством раз за разом свергающих хеттскую власть). Тудхалия IV смог в конце концов восстановить положение на западе, отбросил ахейцев и разгромил Илион и союзное ему фригийское образование при р. Сангарий (Ассуву). Этот разгром запомнился широко: еще Гомер в «Илиаде» упоминает неудачную войну Илиона и союзных ему сангарийских фригийцев против амазонок в дни молодости Приама; малоазиатские амазонки были в греческих преданиях о героическом веке стандартным замещением реальных хеттов. Однако с Ассирией Тудхалия воевал в целом безрезультатно, и даже потерпел от Салманасара I жестокое поражение при Нихрии, к северу от Тигра. Его преемники, наоборот, добились успеха на востоке, но зато запад Малой Азии отпал вновь, теперь уже навсегда: некий Маттуватта изгнал отсюда хеттов и в союзе с ахейцами совершал морские набеги вплоть до Кипра. Последний хеттский царь, по иронии судьбы носивший имя Суппилулиумы (II), снова захватил Кипр, но дни хеттов были сочтены.


«Троянская война», великое переселение балканско-эгейских народов на восток и крушение Хеттского царства:

Во второй половине XIII в. в балканско-эгейском регионе начала нарастать нестабильность: балканские племена сдвигаются на юг, вторгаясь в Грецию и Малую Азию. Как видно из сравнения греческих исторических преданий с хеттскими и египетскими данными, а также археологическими материалами (доказывающими, кстати, высокую достоверность общих сюжетов этих преданий), в конце XIII в. до н.э. Пелопоннес был опустошен нашествием с севера («первое вторжение Гераклидов» в эпосе, первое падение микенских дворцов в археологии), после чего ок. 1200 г. микенский царь Агамемнон сплачивает вокруг себя ахейских царей. Ок. 1190 г. ахейская конфедерация двинула флот на Запад Малой Азии и напала на Илион; началась «Троянская война» греческих эпических преданий. Судя по греческому эпосу, на помощь Илиону какой-то контингент, возможно, прислали и хетты. Примерно тогда же (по преданию, на исходе Троянской войны) южнобалканские племена пеластов, родственных грекам, и фрако-фригийских «мюсов»-«мушков»» (этот этноним передавался в разных традициях как мис-, мёс-, мюс-; в Передней Азии эти племена именовали «мушками») устремились в северо-западную Малую Азию и оказались недалеко от Илиона. В результате неясных нам точно военных столкновений всех этих сил на северо-западе полуострова произошло следующее:

- ахейцы разгромили Илион (археологически это гибель Трои VIIа), но большая их часть после этого вернулась в Грецию, не пытаясь закрепиться в Малой Азии;

- племена «мюс» двинулись опустошительным нашествием вглубь Анатолии на восток, в коренные области Хеттского царства (в науке этот поток принято именовать «восточными мушками», с использованием переднеазиатского написания этнонима этих «мюсов»);

- на северо-западе Малой Азии сформировалась коалиция, куда вошли и какие-то ахейские контингенты победителей Илиона, и побежденные жители Троады - тевкры, и пеласты, и представители других балканско-эгейских народов (греческая историческая традиция называет этот конгломерат «сбродом» и считает, что возглавляли его ахейские вожди Калхант и Амфилох) - как воины, так и гражданское население. Египетские надписи описывают эту коалицию как «северян со своих островов» (упоминая среди них «дененов», то есть данайцев - ахейских греков, «пелесет», то есть пеластов, «теккер», то есть тевкров и др.), а современные ученые именуют ее «народами моря». Вся эта масса двинулась в поход на восток, по Западному и Южному берегу Малой Азии, опустошая их так же, как мушки опустошали внутренние районы полуострова, и частично оседая по дороге. Вскоре наступающие вошли в хеттские пределы на юге Анатолии.

Хеттское царство не пережило этого двойного удара, тем более что в то же время каски в последний раз опустошили центральные районы страны. Как и где погибли последние силы хеттского двора, неизвестно. Мушки разгромили Хаттусу и коренные земли хеттов и заняли их, истребив значительную часть населения; этнос хеттов перестал существовать (остатки его были ассимилированы мушками). «Народы моря» захватили Киликию и Кипр, после чего повернули вдоль берега на юг, разгромили Сирию и побережье Финикии и, наконец, обрушились на Египет, где были отражены Рамсесом III (ок.1180 г.) и осели на берегу у рубежей Египта; область их оседания получила в конце концов название по пеластам-«пелесет» (библейским филистимлянам) - Палестина.

Последствия этого великого переселения народов были многообразны. Восточная Малая Азия была занята племенами мушков, продолжавшими распространяться на восток и ок.1165 захвативших бассейн Верхнего Евфрата. В следующие столетия мушки, оставшиеся в бассейне Галиса, обособились от мушков бассейна Верхнего Евфрата; потомками первых стали каппадокийцы, вторых - армяне (происхождение армян от волны восточных мушков было всесторонне обосновано И.М.Дьяконовым).

«Народы моря» осели несколькими анклавами на разных отрезках своего маршрута: ахейцы - в Памфилии, на Кипре и в Киликии (восточно-ахейский мир), пеласты и тевкры - в Палестине. Пеласты и тевкры быстро усвоили местную западносемитскую культуру, а восточно-ахейский мир удержал микенскую письменность (позднее смененную другим типом письма) и культуру и впоследствии слился с общегреческим.

Новохеттская государственность погибла навсегда. Лишь Каркемишская ветвь хеттской династии, также пострадавшая от нашествия «народов моря», смогла оправиться и распространить свою власть на хеттские области Сирии и Тавра (ок.1170). Новообразованное государство, с центрами в Каркемише и Мелиде, считалось восстановленным Хеттским царством, однако говорили и писали в нем уже только по-лувийски. К тому же оно вскоре распалось на множество осколков - так называемых позднехеттских царств; в конце VIII в. все они были аннексированы Ассирией.

Культура хеттов представляла собой синтез всевозможных элементов - индоевропейских (хеттских и лувийских), хаттских, хурритских и месопотамских. Верховным богом, покровителем государственности считался по индоевропейской традиции Бог Грозы, отождествлявшийся с громовниками многих традиций разом, от хеттского Пирвы до хурритского Тессоба (с которым в конце концов и слился). Не меньше почиталась Богиня Солнца города Аринны, по происхождению хаттская; ее считали супругой Бога Грозы. Популярны были боги и богини плодородия, к числу которых относился и хаттский Телепину - умирающее и воскресающее божество, связанное со сменой времен года. Исключительным влиянием пользовалась хурритская богиня любви, разрушения и войны Сауска, отождествленная с месопотамской Иштар; не исключено, что именно благодаря ее культу хетты превратились в греческих воспоминаниях, как это давно выяснено, в полусказочных малоазиатских амазонок. Незначительный бог ворот Апуллуна стал, по-видимому, прообразом греческого Аполлона. В результате постепенной систематизации культов в XIII в. был создан единый общегосударственный пантеон, состоявший преимущественно из хурритских богов. Его представляют скальные рельефы Язылыкая близ Хаттусы, изображающие две встречные процессии мужских и женских божеств, стоящих на зверях и птицах; по-видимому, они участвуют в обряде священного брака возглавляющих их бога и богини.

Среди сохранившихся произведений хеттской литературы весьма интересны назидательные рассказы, а также подробные царские «анналы» и «автобиографии», составлявшиеся, вероятно, писцами, но несущие на себе явный отпечаток личности заказчика-царя. Яркие по образности, подчеркивающие наиболее драматические моменты истории, эти тексты проводят также определенную этическую концепцию, важной чертой которой было своеобразное рыцарственное великодушие: хетты любили подчеркивать, что они не делали зла иначе, как в ответ на зло, и даже тогда могли отказаться от мести поверженному врагу, морально превознесясь над ним. В детальной «автобиографии» Хаттусили III этот царь считает нужным специально оправдать перед аудиторией свержение племянника, ссылаясь на нестерпимые притеснения с его стороны, санкцию Сауски-Иштар, своей покровительницы, и божий суд, выразившийся в самом успехе его узурпации.


Хурритский мир II - I тыс. до н.э. Митанни.

В XVIII-XVII вв. до н.э. Армянское нагорье стало ареной миграций, вызванных движением индоарийских племен из-за Кавказа. Часть из них двинулась на Армянское нагорье; одна из групп таких индоариев, известная в Передней Азии как «воины-манда», осела на Верхнем Евфрате. Движение индоариев вызвало цепные смещения, распрострянвшиеся в общем направлении с северо-востока на юго-запад, и вовлекшее хурритов, живших у южного предела Армянского нагорья. Вместе с индоариями, попавшими в их среду (и, возможно, передавшими им особые коневодческие и колесничные навыки), хурриты двинулись в страны Плодородного Полумесяца, и их племенные группы и династии расселились и пришли к власти на большей части территории Сирии-Палестины, Верхней Месопотамии, Северного Загроса и Юго-Восточной Малой Азии (вторая половина XVIII - начало XVII вв. до н.э.). В Палестину, в частности, вместе с хурритами добрались какие-то индоарийские группы, и еще в амарнской переписке упоминаются южнопалестинские князья с индоарийскими именами.

В течение четырех столетий в границах этого огромного пространства развивалась особая цивилизация хурритов, служившая полем синтеза и передачи влияния самых разнообразных культур Ближнего Востока (особенно месопотамской). Колесничные армии, введенные в употребление хурритами, давали им бесспорное преимущество над соседями. Среди хурритов была широко распространена концепция теоретического хурритского всеединства, и их крупнейшие государства принимали наименование «Хурри» в знак претензий на практическое осуществление такого единства.

Крупнейшим хурритским государством этого времени стал верхнемесопотамский Хурри-Ханигальбат, основанный на территориях, отторгнутых у амореев. Ожесточенная борьба этого политического образования с Древнехеттским царством (середина XVII - начало XVI вв. до н.э.) истощила силы обеих сторон, и этим воспользовались индоарийские группы «манда». Они захватили власть в Хурри-Ханигальбате, основав тем самым государство Митанни (собственно Майттанне, ок. 1560-1260 гг. до н.э.), сохранившее, впрочем, и старые наименования. Столица Митанни располагалась в Вассокканне - городе в верховьях Хабура, до сих пор не найденном археологами. Хотя индоарийский элемент в Митанни, включая царский род, был в основном ассимилирован местным населением уже в середине II тыс. до н.э., митаннийские цари вплоть до конца своей истории продолжали принимать тронные индоарийские имена и поклоняться индоарийским богам - покровителям династии (Индре, Митре-Варуне и Насатьям). Верховным богом - покровителем государства в целом был, однако, хурритский бог грома Тессоб; наряду с ним исключительным почитанием пользовалась Сауска-Иштар. Центры их культа - соответственно, Кумме на Верхнем Забе и Ниневия (тогда - хурритский город) - располагались на востоке, в коренных областях хурритов.

Общество Митанни, по-видимому, делилось на военно-бюрократическую верхушку, или двор (вельможи, т.е., старшая дружина, основная служилая масса воинов-«марианне», представители царя за рубежом и условно относившиеся сюда же по признаку личной зависимости от царя вассальные владетели), и землю, т.е. совокупность обложенных податью самоуправляющихся общин. Последние имели единое представительство в масштабах всей страны, частично разделявшее с царями властные полномочия. Этой уникальной для древнего Востока чертой политического строя Митанни было обязано, вероятно, пришлому характеру правящей верхушки, обусловившему ее относительную изоляцию. В хурритских странах существовали крупные дворцовые и храмовые хозяйства. Характерно отсутствие значительного слоя «царских людей» (илотов, крепостных): работниками царского хозяйства оказываются либо дворцовые рабы (как правило, из числа пленников), либо привлеченные в порядке выполнения повинности свободные. Известны территориальные сельские общины «алу» и большесемейные домовые общины «димту» (дословно «башни», названные так по типичному обиталищу каждой большой семьи). Общинная земля рассматривалась, по общим правилам, как неотчуждаемая собственность общины в целом, и получить к ней доступ можно было только путем «усыновления» реального покупателя земли одним из общинников. В третьей четверти II тыс. имущественная дифференциация, ростовщичество и долговая кабала привели к значительному разложению общин при внешнем сохранении их структуры. Богатые и знатные люди в форме «усыновления» (некоторые «усыновлялись» в сотнях разных семей одновременно) проникали в общины, отделяли купленную или полученную за долги землю от основного общинного фонда, эксплуатировали членов «усыновившей» их домовой общины. Относительная слабость хурритского государства и государственного хозяйства способствовала бурному развитию частной эксплуатации в пределах общинного сектора экономики.

Верховная власть в Митанни осуществлялась царем и т.н. «синагилой» - «вторым после царя» (должность престолонаследника-главнокомандующего, замещавшаяся одним из царевичей). Такая конструкция власти отражала, с одной стороны, военный, а с другой - архаический родовой характер митаннийской государственности. Основой могущества Митанни было колесничное войско, укомплектованное служилыми воинами - «марианне».

В конце XVI в., при царе Суттарне I, Митанни превратилось во всехурритскую империю, чье владычество простиралось от Загроса и Ниневии до Северной Сирии. С этого момента на протяжение полутора столетий оно являлось сильнейшей военной державой Передней Азии. Проникновение в Сирию привело Митанни к столкновению с Египтом, стремившимся к безраздельному господству над Восточным Средиземноморьем. Три четверти века почти непрерывных войн с Египтом (исход XVI - конец XV вв. до н.э.) составляют наиболее яркий этап митаннийской истории. Уже Тутмос I напал на сирийские владения Митанни и отбросил его за Евфрат. Правда, при царе Парраттарне (ок. 1475 г. до н.э.) Митанни, воспользовавшись временной слабостью Египта, покорило все Восточное Средиземноморье от Киликии до Центральной Палестины, но Тутмос III в серии кровопролитных кампаний оттеснил их далеко на север. Одно время войска фараона достигали Евфрата и даже разорили его митаннийский берег, однако закрепиться здесь им так и не удалось. К концу правления Тутмоса III, в середине XV в. до н.э. египто-митаннийский рубеж пролегал в районе Кадеша. Около того же времени митаннийский царь Сауссадаттар разгромил Ашшур (пытавшийся незадолго перед тем связаться с египтянами) и превратил его в своего вассала. Аменхотеп II возобновил борьбу с Митанни, но после первых успехов оказался отброшен на юг, в Палестину, и вынужден был заключить с Митанни невыгодный для себя мир (ок. 1430 г. до н.э.). Хотя надписи фараона, по своему обыкновению, преподносят это событие как изъявление покорности со стороны Митанни, они подчеркивают экстраординарность мирного соглашения Египта с этой страной - «происшествия, неслыханного со времени богов». Не смирившись с поражением, Аменхотеп II к концу своего правления вновь двинулся против Митанни и захватил Халпу в Северной Сирии, однако его преемник, Тутмос IV, должен был закончить эту войну компромиссным миром с митаннийским царем Ардадамой I (ок. 1410 г. до н.э.).

Южная Сирия осталась за Египтом, Северная отошла к Митанни. Заключенный вскоре митаннийско-египетский союз, к которому присоединилась Вавилония, навсегда подвел черту под эпохой египто-митаннийского противоборства и заложил основы т.н. «Амарнского» международного порядка в Передней Азии (первая половина XIV в. до н.э.). Между тем еще в середине XV в. начались хетто-митаннийские войны в Сирии, приходившиеся, по-видимому, на промежутки между египетскими вторжениями в этот регион. Их временно привел к концу тот же Ардадама I, нанеся хеттам катастрофическое поражение и отодвинув границы Митанни в Малой Азии вплоть до Тавра и Верхнего Галиса (конец XV в. до н.э.). Рубеж XV-XIV вв. до н.э. был, таким образом, временем наибольшего расцвета Митанни. Союз с Египтом скреплялся династическими браками. Тутмос IV и Аменхотеп III женятся на митаннийских царевнах, а сами отправляют в Митанни богатые дары золотом. Однако династический кризис и дворцовые смуты начала XIV в., а затем и ухудшение отношений с Египтом существенно ослабили Митанни (в это время, например, от него навсегда отлагается Ашшур) и позволили хеттскому Суппилулиуме вновь выступить против него. В итоге Суппилулиума отобрал у Митанни Сирию и организовал интервенцию в само Митанни, а то призвало на помощь ассирийского Ашшурубаллита I. Так началось полуторастолетнее хетто-ассирийское противоборство за контроль над Верхней Месопотамией. Суппилулиума смог было возвести на митаннийский престол своего ставленника, митаннийского царевича Саттивасу, оттеснив антихеттскую партию и ее ассирийских союзников на восток страны, но вскоре Митанни вновь перешло под власть антихеттской партии, опиравшейся на союз с Ашшурубаллитом. В ходе этих событий великая Митаннийская держава перестала существовать. Ашшурубаллит удержал и аннексировал восточные районы страны, включая Ниневию (именно тогда номовое государство Ашшур превратилось в территориальное царство Ассирию), а окраинные владения были утрачены. Отныне Митанни было незначительным северо-месопотамским царством, контроль над которым оспаривали друг у друга ассирийцы и хетты. Безуспешно пытаясь лавировать между ними (но тяготея преимущественно к хеттам), Митанни было в конце концов уничтожено ассирийским царем Салманасаром I ок.1260 г. до н.э. Хетты, впрочем, не оставили попыток отбить у ассирийцев хурритскую Верхнюю Месопотамию, и окончательно эти области перешли к Ассирии только в начале XII в. до н.э., при агонии Хеттской державы.

Переселения балканцев-мушков на восток (первая половина XII в. до н.э.) и арамеев на север (вторая половина XI в. до н.э.) резко сократили этнический ареал хурритов, сведя его к долинам Чороха и Верхнего - Среднего Тигра. Последнее независимое государство хурритов - верхнетигрская Шубрия (хурр. самоназвание - «Хурри», маленькая Шубрия пыталась воплощать единство погибшей хурритской ойкумены) было уничтожено ассирийцами в 673 г. до н.э. Хурриты, однако, оставались одним из крупнейших этносов Армянского нагорья и в середине - второй половине I тыс. до н.э. были известны своим соседям под именем «матиенов», т.е. «митаннийцев» - свидетельство памяти об их блестящем прошлом.

Крупнейшим памятником хурритской культуры является мифологический эпос о смене царствований на небесах, крайне близкий по ряду сюжетов «Теогонии» Гесиода. По-видимому, именно хурриты впервые создали весь этот миф, и от них он попал, через финикийское или анатолийское посредничество, к грекам.


Малая Азия в I тыс. до н.э. Фригия и Лидия.

Балканские племена, именовавшие себя фригийцами (мигдоны, аскании, берекинты), переселились в Малую Азию в середине XIII в. В середине XII в. другое балканское племя - причерноморские бриги - переправилось в Малую Азию и частично вытеснило, частично ассимилировало фригийцев первой волны. Новая общность сохранила название «фригийцев» и создала раннее царство, ок. 1120 г. окончательно разрушившее Илион (гибель Трои VIIб2) и захватившее Троаду; в кон.12 - 11 вв., это царство, по-видимому, покрывало гористую полосу от Дарданелл до бассейна оз. Туз. К концу 9 в. Фригия, по-видимому, подчинила восточное побережье Эгейского моря, а в первой половине - середине VIII в. достигла наивысшего расцвета, завоевав состав сопредельные земли юга (Лидия) и востока (плато Конья и бассейн Галиса, заселенные предками каппадокийцев). В итоге фригийским царям подчинялась практически вся Малая Азия до гор Тавра (кроме южного побережья и Понта). Согласно позднему преданию, основателем этого великодержавия был некий Гордий (ок. 750; в действительности это имя, как и имя Мидаса, носило несколько фригийских царей), выходец из крестьян, овладевший "всей Азией" и завязавший знаменитый "Гордиев узел"; тот, кто сумел бы его развязать, мог стать новым покорителем Азии (как известно, в 334 узел разрубил Александр Македонский, действительно покоривший после этого всю известную грекам Азию). При сыне Гордия, Мидасе "I" (ок.725-696), Фригия переживает наивысший расцвет; этот царь так славился своим богатством, что по другой греческой легенде одно его прикосновение превращало в золото любой предмет.

Ок. 717 Мидас подчинил княжества Тавра и Киликии и вступил из-за них в войну с Ассирией, заключив против нее союз с Урарту; однако из-за внезапно начавшегося вторжения кочевников (ираноязычных киммерийцев с северо-востока и фракийцев-треров с запада) уже в 713 Фригия, отброшенная на исходные рубежи, была принуждена к миру с Ассирией. С этого момента начинается закат Фригии; Мидас "II" (ок.685?-675) еще пытался лавировать между Ассирией, ее непокорными вассалами, Урарту и продолжавшими свои набеги киммерийцами, но в 675 был окончательно разгромлен союзными силами киммерийцев и Урарту. Фригийская держава утратила большую часть владений, а ее остаток до середины 7 в. страдал от набегов киммерийцев, а в конце 7 в. подчинился Лидии. В воспоминаниях древних греков Фригия навсегда осталась первой из вестной им "великой", "всеазиатской" державой, а фригийская религия с ее культами Аттиса и Великой Матери Кибелы, оказывала сильнейшее воздействие на античную культуру вплоть до римских времен.

Корни лидийской государственности восходят, по-видимому, к XII в. и она была создана вскоре после эгейско-балканских нашествий начала этого столетия двумя группами населения: хеттскими колонистами и местным лувийским племенем меонов. Лидийский язык ближе к хеттскому, чем к лувийскому. Лидийское царство со столицей в Сардах охватывало долину р.Герм. Богатство Лидии опиралось на плодородные долины золотоносных рек Западной Малой Азии. В 8 в. Лидия подчинялась фригийцам. Ок. 685 г. престол захватил царский дружинник Гиг (Гуг), основавший новую династию Мермнадов, при которой Лидию стала великой державой. С разгромом Фригии киммерийцами в 675 г. Лидия обрела независимость, однако вскоре киммерийцы обрушились и на нее. Гиг вынужден был обратиться за помощью к Ассирии, и, признав формально верховную власть Ашшурбанипала (667 г.), в союзе с ним отразить киммерийцев. Немедленно после этого (ок. 654 г. ) он отложился от Ассирии и заключил военный союз с Египтом, который сам только что сверг ассирийское иго; этот союз оставался в силе вплоть до конца лидийской истории. В середине 7 в. Гиг завоевал Троаду, Мисию, Карию и часть Фригии. С этого времени важнейшей целью Лидии стало покорение греческих городов малоазиатского побережья; уже Гиг воевал с Милетом и Смирной и захватил Колофон. В 644, однако, киммерийцы разорили Сарды; Гиг был убит, а его преемник должен был опять покориться Ашшурбанипалу, после чего киммерийцы были разгромлены союзниками ассирийцев, скифами (ок.643). Скифо-ассирийская война (кон. 630-х) позволила Лидии восстановить независимость, и конец VII в. стал временем ее безудержной экспансии на восток, где ок. 600 г. царь Алиатт контролировал уже все фригийское наследство (в том числе остаток киммерийцев на Галисе), города Понта и Киликийское царство (Табал). Развивая эти успехи, в конце 590-х гг. Алиатт вторгся в сферу влияния Мидии; на его сторону перешли древнеармянское царство Армина и часть подвластных мидянам скифов. Разразилась мидо-лидийская война (ок.590-585), в ходе которой Киаксару мидийскому удалось оттеснить лидийцев за р.Галис; Киликия и Понт восстановили независимость.

Солнечное затмение 28.05.585 напугало врагов и заставило их сменить войну союзом, установив границу по Галису. После этого Алиатт вновь обратился на запад, покорил карийское, пафлагонское и вифинское побережье и взял Колофон. Наконец, Крезу (561-547) удалось завершить покорение всех азиатских греков, после чего в составе Лидии оказалась вся Малая Азия к западу от Галиса, кроме Ликии. В середине VI в. Лидия достигла наивысшего могущества. Золотоносная р.Пактол позволила лидийцам первыми в мире начать чеканку монеты (из электра - природного сплава золота и серебра - в 7 и из золота - в 6 в.); в пословицу вошло выражение "богат как Крез". Военные успехи династии Гига прогремели на всю Переднюю Азию и отразились в библейском образе северного колосса "Гога и Магога", т.е. "(рода) Гига и страны Гига" - Лидии. Греки считали Креза счастливейшим человеком в мире. Наконец, в 547 Крез двинулся за Галис против Кира Персидского, однако должен был отступить и потерпел полное поражение при Сардах. Победители чудом помиловали его, но Лидия была аннексирована Ахеменидами. По преданию, перед походом оракул Аполлона предсказал Крезу, что перейдя Галис, он разрушит великое царство; понадеявшись на это предсказание, он и начал войну. Предсказание оправдалось: Крёз разрушил собственное великое царство.

Лидия была достаточно архаичной военной державой, чей общественный строй держался на налоговой государственной эксплуатации свободного населения. Царь опирался на гвардию-дружину и регулярную армию. Лидия славилась своей кавалерией. Значительную роль играли царские соправители из аристократических родов. При царе существовали аристократический совет и народное собрание, что весьма напоминает древнехеттскую практику. Лидия вошла в историю как страна исключительной музыкальной культуры («лидийские инструменты», «лидийская музыка», «лидийские напевы» - знаковые выражения в античной традиции).


Армянское нагорье в I тыс.: Урарту, Армина (Древнеармянское царство), картвельские государства.

Урартские (уруатрийские) племена, родственные хурритам, но обособившиеся от них еще к середине III тыс. до н.э. заселяли бассейн оз.Ван и область истоков Верхнего Заба. Ок. 1300 г. до н.э. большая часть урартов составила племенной союз Уруатри, в XIII - XI вв. периодически сталкивавшийся с ассирийцами. В X-IX вв. этот союз при неясных обстоятельствах (вероятно, со сменой или сменами ведущей племенной группы) превратился, пройдя через напряженную оборону от череды ассирийских нашествий сер. IX в., в прочное раннее государство с официальным наименованием Биайнели ("Ванское"; ассирийцы, а вслед за ними и мы, продолжали называть его "Урарту"). Центр государства лежал на восточном берегу оз. Ван, где располагалась урартская столица Ту(р)шпа. Другая группа урартских племен, продвинувшись к югу, создала ок. 11-10 вв. в долине Верхнего Заба государство Муцацир, обладавшее главной общеурартской религиозной святыней - храмом бога Халди в г.Ардини.

Урарту было типичной военной державой, в годы расцвета существовавшей ради непрерывных походов, целью которых была прежде всего добыча, приобретение данников и захват пленных (значительная часть которых умерщвлялась, так как масштабы неразвитого хозяйства страны не давали применять их труд); прямые аннексии диктовались в основном стратегическими соображениями. Почти вся жизнь урартского государства протекла в войнах с Ассирией, в значительной степени и вызвавших его к жизни (характерно, что урарты в очень широких масштабах копировали ассирийскую военную и административную, а иногда и культурную практику, и в каком-то смысле вся их государственность была сколком с Ассирии). Ишпуини (825-810) и его соправитель и наследник Менуа (810-786) перешли в решительное наступление против Ассирии, захватили ее верхнеевфратские и верхнетигрские владения, подчинили Муцацир, аннексировали богатый западный берег оз. Урмия, ставший второй экономической базой страны, и начали наступление на север, в Закавказье, опираясь на основанный ими военный центр у г.Арарат. Аргишти I (786-764) полностью парализовал ассирийское сопротивление, распространил свое влияние на западе за Евфрат, на позднехеттскую область Мелида (совр. Малатия при Верхнем Евфрате), на востоке - на весь приурмийский бассейн вплоть до Диялы, а на севере включил в состав Урарту закавказские территории вплоть до Чороха, истоков Аракса и Куры и оз.Севан, основав там крепости Эребуни и Аргиштихинели, образовавшие третью административно-хозяйственную базу Урарту наряду с районом Тушпы и приурмийским. Ассирийцы так боялись Аргишти, что именовали его «урартом, чье именование страшно, как тяжелая буря». Сардури II (764-735), развивая эти успехи, включил в сферу влияния Урарту союз позднехеттских государств в Северной Сирии, однако должен был вести ожесточенную борьбу в приурмийском районе, а затем проиграл решительную войну с Ассирией (743-735). В итоге в бассейне Урмии образовалось откровенно враждебное Урарту царство Манна; Сирия и области верхнего Тигра перешли к Ассирии; ряд областей, покорных Урарту, восстановили независимость. Руса I (735-713) консолидировал положение, и, свернув на время борьбу с Ассирией, расширил урартские владения на северо-востоке, в Закавказье, а затем смог отразить нашествие киммерийцев с севера. Однако попытки Русы вырвать из-под ассирийского контроля Муцацир и Манну привели его в конце концов в 714 к прямой схватке с Саргоном II, полностью разгромившим и Урарту, и Муцацир. Руса покончил самоубийством, и Урарту больше никогда не нападало на своего главного врага. Преемники Русы пытались с известным успехом распространять свои завоевания по другим направлениям - на восток, к берегам Каспийского моря (Аргишти II в 690-х; впрочем, большая часть этих территорий была утрачена, когда сюда ок. 680 вторглись скифы), а затем на запад, против владений Фригии и государств Тавра (Руса II в 670-х), где урарты пытались опереться на союз с киммерийцами.

Для общественного строя урартов характерны обширные и многочисленные царские хозяйства, центрами которых часто становились города-крепости, в цитаделях которых размещались гигантские хранилища государственных запасов продуктов, оружия и утвари. Главной трудовой силой в царских и храмовых хозяйствах были государственные рабы. Со всей территории державы собиралась дань. Верхушку общества образовывала служилая знать, большинство населения составляли свободные общинники. Держава включала множество полузависимых царств и племен. Для культуры урартов (как и хурритов) характерна тяга к тяжелой пышности и декоративности.

Переломным рубежом урартской истории стало опустошительное нашествие скифов, врагов киммерийцев и союзников Ассирии (сер.640-х); ослабевшее и уменьшившееся Урарту должно было признать себя ассирийским вассалом (643 г.). В этом качестве Урарту было втянуто на стороне Ассирии в еще более ослабившую ее войну с Вавилонией и Мидией (616-610) покорилось последней (ок.610), а затем было напрямую аннексировано мидянами ок.590 в ходе лидийско-мидийской войны.

Еще до этого рядом с Урарту выросло могущественное древнеармянское царство - Армина. Как упоминалось, в XII в. до н.э. регион Верхнего Евфрата оказался занят фрако-фригийскими племенами т.н. восточных мушков, пришедших с Балкан. Частью они основали здесь собственные княжества, а частью селились на территорию соседних местных государств, признавая их власть. В первой половине I тыс. до н.э. на основе этнической общности верхнеевфратских мушков сложилась древнеармянская народность; античная традиция еще сохраняла утраченную позднее память об их происхождении, заявляя в краткой форме, что армяне - отселенцы от фригийцев. Историческая традиция армян удержала предание о борьбе их предков с ассирийской царицей Шаммурамат-Семирамидой (ок.800 г.); его реальная историческая основа - оборона верхнеевфратских мушков от ассирийских нашествий IX в. С течением времени основным центром сосредоточения древних армян стало позднехеттское царство со столицей в Мелиде при Верхнем Евфрате, официально именовавшееся «Хатти». По-видимому, во времена нашествия скифов (ок. 630 г.) и не без их участия власть в Мелиде перешла к армянской династии Ервандидов; тем самым было создано первое древнеармянское царство, сохранявшее старое название «Хатти» (откуда самоназвание армян - "хайк"), а соседям известное как «Армина» (откуда привычное античное «Армения»), по названию одной из его пограничных областей, Арме. В конце VII - начале VI вв., в период утверждения мидян на Армянском нагорье, Армина расширила свою территорию на восток, за счет гибнущего Урарту, но должна была, после нескольких столкновений, окончательно признать свою зависимость от Мидии, сменившуюся затем зависимостью от Ахеменидов. Восстав в 522 г. против них, Армина была разгромлена и превращена персами в сатрапии. В V-IV вв. большинство населения Армянского нагорья было ассимилировано армянами, но часть урартов сохраняла свой язык до исхода I тыс. уже нашей эры.
 
мой голос вам! -tebe-
Euphrates, согласен с такой точкой зрения на Урарту и Армению? Мне тоже больше такая знакома.
про хурритов очень много говорят дагестанцы и чеченцы. они считаю себя их потомками.
 
Elenh.V,
ниасилил, многа букафф :ae:
 
Игорь, этот длинный текст прочитал только частично. Кое-что неплохо написано. Но кое-что очень странно. Например: “но часть урартов сохраняла свой язык до исхода I тыс. уже нашей эры.” Какие такие урарты в конце девятого века нашей эры?

Взаимоотношения же Армения/Урарту – очень сложная тема. Некоторые исследователи считают Урарту лишь одной из стадий истории Армении. Другие же считают Урарту совсем другой страной, которую армяне (ахейские племена), пришедшие с Балкан, завоевали как геки Элладу.

Обе теории имеют свои сильные и слабые стороны.
 
Покупайте с нами недвижимость в Греции и получайте ВНЖ
Страницы: 1 2 3 След.
Читают тему (гостей: 1)