Александр Великий

Отвечать на сообщения и создавать новые темы могут только зарегистрированные пользователи. Окно для добавления новых сообщений находится в нижней части страницы с темой. Для создания новой темы необходимо Войти в форум, предварительно зарегистрировавшись.

При создании новых тем, пожалуйста, подумайте над ее названием и форумом, в котором Вы будете ее создавать! Поищите взглядом правильный форум, а в нем посмотрите, не создавалась ли ранее тема с аналогичным вопросом. Так намного удобнее и отвечающим, и спрашивающим.

Страницы: 1
RSS
Александр Великий
 


ЧАСТЬ I

История душу мою полонила,
Когда довелось мне стоять в тишине Над водами Ганга, Евфрата и Нила
В раздумьях о самом сегодняшнем дне.
Под ржанье и топот бесчисленный конский
Сначала случайно, потом неспроста,
Дороги, где шел Александр Македонский,
Как музыку боли читал я с листа.
Он кто? Полубог справедливый и добрый?
Счастливец, из тех, кто не гибнет в огне?
Жестокий философ? Великий географ?
Иль просто убийца на черном коне?
Ушедшие полузабытые тени
Ложатся на камни сегодняшних дней,
Чтоб нам открывалось столетий сплетенье,
Чтобы самое дальнее было видней

Лев Ошанин
«Вода бессмертия» роман в балладах
Мир есть текст, допускающий бесконечное множество интерпретаций.
История мира есть текст, число интерпретаций которого стремится к бесконечности.
Интерпретация мира зависит от бесконечного множества обстоятельств.
Интерпретация истории зависит от обстоятельств, число которых стремится к бесконечности.


Об Александре Македонском написано сотни, тысячи книг, его удивительная жизнь давно превратилась в легенду. «То, что касается Александра, известно всем», - писал путешественник Павсаний через 400 лет после походов великого завоевателя, а другой писатель утверждал, что «нет человека, о котором писали бы больше и противоречивее».
В наши дни его поразительные и непривзойдённые успехи вдохновляют лидеров бизнеса и политики – от медиамагната Теда Тернера (в его кабинете стоит бронзовый бюст Александра) до командующего операцией «Буря в пустыне» генерала Норманна Шварцкопфа (при освобождении Кувейта он использовал тактические приёмы Александра в знаменитом фланговом маневре против иракской армии).
Ф. Шахермайр пишет, что «Александру была уготована более тяжёлая участь, чем его отцу Филиппу, который просто исполнял требования времени. Александр должен был стать разрушителем ради насаждения нового, поэтому в нём на протяжении всей его жизни боролись две силы – любовь к созиданию и дух разрушения».
Древняя столица македонян была известна как город, «богатый водой». Более прозаичные македоняне называли ее просто Эги, что означало «козий город» Город лежал на границе двух миров — эллинского и варварского, между сутолокой городской жизни и тишиной деревень, между Европой и Средиземным морем. Позади него — уходящие ввысь уступы Балканских гор, впереди — синеющие просторы Эгейского моря. Эллада и Балканы – два мира, как два полюса. Гении и демоны человеческого духа вложили в создание расцветающей эллинской культуры все, чем они располагали: радость и страсть, любовь и ненависть. За Эгами поднимались Балканские горы и начинался совершенно иной мир, существовавший как бы вне времени. В этом мире сохранялся патриархальный уклад, который передавался из поколения в поколение и резко отличался от жизни на побережье Средиземного моря, где сконцентрировался весь культурный мир.
Таким образом, оба эти мира были далеки друг от друга как по времени, так и по степени своего развития. Македонян не поглотила эллинская цивилизация. Жизнь эллинов стала поистине и их собственной. Поэтому у Александра с особой силой проявилась способность к восприятию эллинской культуры, вышедшая у него далеко за рамки свойственной македонянам приспособляемости. в отличие от греков у македонян во всех делах наравне с мужчинами участвовали женщины. Мать и жена вообще играли у них значительную роль; по своей властности, энергии и характеру женщина не уступала здесь мужчине.

В Македонии наряду со знатным сословием гетайров (товарищей) существовала также и «кавалерия» гетайров, состоявшая не только из знати, но и из общинников. При этом содержание войска царю ничего не стоило. Гетайры содержали не только себя, но и своих всадников, не получая за это никакого вознаграждения. Цари, представители старой родовой знати, считались в своем замкнутом кругу primi inter pares («первыми среди равных»). Поэтому гетайры не только сопровождали царя в битвах, но были и его сотрапезниками на пиршествах. Как лица, приближенные к царскому двору, они составляли особый круг и имели постоянный доступ к царю. Если они появлялись при дворе, то их непременно приглашали к столу. Эти двойные узы — боевые и застольные (кстати, значению последних исследователи до сих пор уделяли мало внимания) — в Македонии сохранялись очень долго.
В 359 году до н.э. царь Пердикка III погиб в сражении, и вместо него македонский престол от имени наследника, малолетнего Аминты, решением войскового собрания занял брат Пердикки, двадцатитрёхлетний Филипп. Новый правитель сумел остановить нашествие племён, угрожавших в это время Македонии - кого подкупил, кого разбил, Эпир подчинил через свадьбу с эпирской царевной Олимпиадой, распространил свою власть на восток и присовокупил к своим владениям богатейшие золотые рудники в Балканских горах. Иными словами, всего за несколько лет Македония стараниями Филиппа превратилась из захудалого полуварварского государства в твёрдо стоящую на ногах мощную державу, в реальную силу, которая претендовала на господство на Балканском полуострове и не только.
В конце 338 года до н.э. собрался конгресс, ставший высшим достижением Филиппа в области государственного строительства. Между Грецией и Македонией был заключён постоянный договор, была создана Эллинская лига, а Филипп был пожизненно избран генералиссимусом военных сил лиги.
Военная машина Филиппа для того времени была безупречна. Он реформировал пехоту: разделил её на лёгкую (пельтасты – от греч. «пельта» - лёгкий плетёный щит), среднюю (гипасписты - щитоносцы) и тяжёлую (пэдзэтайры – пешие друзья) и ввёл для последней боевое построение фалангой нового типа – македонской. Фаланга была вооружена длинными копьями – сариссами длиной 6 – 7 м, дротиками, короткими мечами и круглыми щитами – асписами.

Атаковали гетайры клином, а не лавой, как персы или скифы, во главе клина командир – иларх, во втором ряду два всадника, в третьем - три, и так далее. Вместо того чтобы наступать, фаланга стала грозить сделать это; ужас, который всегда наводит фаланга, деморализует врага и тем самым, подготавливает почву для решительного удара, т.к. вид ощетинившихся пиками рядов выглядит устрашающим.
Ещё одним нововведением было решительное сокращение обоза. Филипп начал широко использовать технику – тараны, катапульты, баллисты, осадные башни, а Александр превзошёл его в этом, т.к. впервые применил катапульты, метавшие стрелы и дротики в качестве полевой артиллерии. Вдобавок, в македонском войске появилась разведка, для которой чаще всего использовали лёгкую конницу.
Филипп был тонкий и трезвый политик. Он ясно сознавал те цели, к которым стремился, со строгой логикой проводил свои планы, быстро исполнял их. Он всегда умел как-то оставаться загадкой для своих противников, являться им всегда не с той стороны и не в том направлении, как они ожидали. Человек по природе страстный, он, когда было нужно, умел быть полным господином своих страстей.

Совершенную противоположность представляла его супруга Олимпиада, дочь эпирского царя Неоптолема, ведшего свой род от мифического героя Ахилла. Красавица собой, полная внутреннего огня, страстная, честолюбивая, она была горячо предана таинственным культам Диониса. За день до свадьбы, по преданию, ей приснилось, что вокруг неё шумит грозная буря, яркая молния ударяет ей во чрево, из него блеснул яркий огонь, пожирающее пламя которого широко распространилось и затем исчезло. Филипп, вскоре после свадьбы, видел сон, будто он кладёт на чрево Олимпиады печать, на которой был выгравирован лев. Оба сна были истолкованы в том смысле, что у Филиппа и Олимпиады родится младенец мужского пола, у которого будет сердце льва и огненный характер.

Александр родился летом 356 года. По преданию в ночь, когда он появился на свет, сгорел в Эфесе знаменитый храм Артемиды, одно из чудес света. Все находившиеся тогда в Эфесе гадатели бегали по городу, били себя по лицу, считая несчастье с храмом знаком бедствия в будущем и крича, что в эту ночь родился бич и страшное несчастье для Азии.
Филипп и Александр
Отец и сын редко бывают одинаково одаренными. Однако Филипп и Александр и как правители, и как полководцы оказались в одинаковой степени на высоте. И, тем не менее, Александр во многом не походил на своего отца. Способности Александра проявились совершенно иначе, и его стремления были другими. Между отцом и сыном лежала глубокая пропасть. Аргеады — племенные цари и полководцы — были тесно связаны корнями с патриархальными обычаями. Филипп сохранял верность обычаям предков и, как бы высоко ни подняла его судьба, никогда не порывал унаследованных от предков связей.

Мировоззрение Александра и его логическая мысль не были отягощены представлениями, посеянными до него, из которых вышел он сам, они подчинялись только таившимся в нем внутренним силам. Александру были присущи представления о величии и о роли, которую он должен был сыграть. Если кругозор Филиппа ограничивался интересами Македонии и Греции, то Александр видел себя властителем безграничного мира, считая Македонию лишь небольшой его частью.
Филипп был великим мастером политической игры, он никогда не ставил на карту все ради победы и предпочитал развязать тот или иной узел, а не рубить с плеча. Он напоминал гомеровского Одиссея и как хороший воин, и как мастер хитросплетенной интриги. В противоположность Филиппу у Александра невозможно обнаружить склонности к маневрированию, приспособляемости к обстоятельствам и самоограничения. Александр склонен был приспосабливать не себя к обстоятельствам, а обстоятельства к себе. По характеру Александр никак не напоминал Одиссея. Скорее его можно было сравнить с Ахиллом — его блистательными победами, великим одиночеством и бешеным гневом.
 
Личные характеристики
Александр по отцу вёл свой род от Геракла, а по матери – от Ахилла. По описанию, Александр был среднего роста, прекрасно сложен и замечательно красив: чистая белая кожа, большие влажные глаза, золотистые волосы. Некоторые историки пишут, что один его глаз был частично затемнён и поэтому, когда Александр возбуждался, то один его глаз становился темнее другого, отсюда пророчество: «Придёт тот, кто покорит Азию и в глазах его будет день и ночь».
Одной из чёрт, выделявших его среди остальных его соратников, было его сострадание к другим. «Трудно себе вообразить, - пишет Тарн, - насколько странным казалось это милосердие современникам, по крайней мере, грекам; ни один государственный деятель во всю историю Греции, не выказывал жалости: это говорило о недостаточной мужественности и разрешалось разве что поэтам и философам».
Однако наиболее ярко его снисходительность проявлялась по отношению к женщинам, которые во все времена считались добычей воинов. Он не только по-царски обошёлся с пленными женой и дочерьми царя Дария, но и старался пресекать любые акты насилия и жестокого обращения с женщинами, типичные для его времени. В одном из сражений он «приказал своим людям держаться подальше от женщин и их украшений». Такое отношение к женщинам, замечает Тарн, было одним из проявлений его выдержки и силы воли. Такое случилось впервые в истории; мир не мог этого понять, и в том числе по этой причине Арриан в конце своей книги признал, что Александр был не похож на других.

Арриан пишет: «Он был очень красив и постоянно упражнялся, очень скор умом, очень отважен, чувствителен к почестям, с радостью встречал предстоящую опасность и строго соблюдал религиозные культы. В отношении же удовольствий телесных он был удивительно воздержан; и лишь к удовольствиям умственным он относился с нескрываемой страстью. Он всегда держал своё слово и данные обещания».
Детские годы
Двух женщин знал царевич в младенчестве. Властную и строгую Олимпиаду, оказавшуюся очень нежной матерью, и кормилицу Ланику, женщину знатного происхождения, ставшую подругой его детских игр. Она иногда приводила с собой малолетнего сына Протея, который в дальнейшем стал вместе с Александром учеником у Аристотеля, или молодого и красивого брата Клита, служившего командиром в войске Филиппа. Отца Александр видел не слишком часто: войны и походы постоянно удерживали царя вдали от дома.

Наступило время, когда Александр, подобно всем царским детям, должен был получить воспитание по всем правилам тогдашнего педагогического искусства. Олимпиада настояла на том, чтобы руководил воспитанием мальчика непременно эпирец, и это поручили Леониду — одному из эпирских родственников Олимпиады. Этот грубоватый человек вполне оправдывал свое имя (Леонид – спартанский царь, битва которого со своим отрядом из 300 спартанцев в Фермопилах стала легендарной) и пытался воспитывать царевича в духе древних спартанцев.
Позднее, во время походов, Александр никогда не страдал ни от жажды, ни от голода, ни от длинных переходов; он мог подчинять своей воле других, потому что в первую очередь владел собой, и всем этим он был обязан не только врожденной физической силе, но и урокам Леонида.

К концу дня он валился с ног от усталости; это время Леонид использовал для того, чтобы задать ему задачу, на решение которой отводился час. "Усталость тела, - говорил Леонид, - не должна мешать ходу размышлений". Дабы не позволять Александру уснуть, Леонид велел дать ему серебряный шар и таз. Лежа на постели, ребенок должен был, зажав в руке шар, держать его над тазом; если он засыпал, рука разжималась, и шар падал, отчего Александр пробуждался и вскакивал. Это были единственные игрушки, которые когда-либо дарил Леонид своему воспитаннику, и звук падающего серебряного шара сопровождал все дни Александра, пока ему не исполнилось десять лет. Подобная дисциплина в детстве раздражала мальчика, но тренировки Леонида сыграли для будущего военачальника немалую роль. Впоследствии его физическая выносливость, его форсированные марши через пустыни или горы стали легендарными.
Уже мальчиком он проявлял завидное прилежание. В число будущих гетайроа Александра вошли Протей, молочный брат Александра, Неарх и некоторые другие. Наконец, Гефестион, которого Александр уже тогда любил больше других и называл своим Патроклом. Александра и Гефестиона часто представляют в образе легендарных друзей – Ахилла и Патрокла. Они действительно были очень близки духовно. Возможно, Гефестион был единственным другом Александра, который понимал и разделял все его стремления. Александр же порой называл Гефестиона «вторым Александром»
Школа мудреца
Александру шел тринадцатый год. Он был в том трудном возрасте, когда ребенку не терпится скорее стать взрослым. Он уже имел достаточные познания в различных науках, которых не знает большинство людей, и с удовольствием давал объяснения, как и всякий, кто недавно научился сам.
Именно в это время произошел случай, о котором написано чуть ли не во всех книгах об Александре. Однажды весенним утром, когда царь пребывал в Пелле (новая столица Македонии), фессалийский торговец по имени Филоник привел ему большого черного коня редкой силы и красоты, которого звали Букефал, потому что на лбу у него было пятно в виде бычьей головы. Торговец на все лады расхваливал животное, у которого была отличная родословная. За этого, молодого еще коня, он запрашивал тринадцать талантов. Такой дорогой конь вызвал крайнее любопытство. Филипп велел своим конюхам объездить его, но никто не смог на нем удержаться, а иным не удалось даже сесть на него. Тогда Александр подошел к коню, взял под уздцы и стал гладить, постепенно поворачивая к солнцу. Он заметил, что, становясь спиной к солнцу, конь начинал беситься, так как пугался своей движущейся тени и тени наездника.
Александр разговаривал с конем, медленно подобрал повод, а затем - так как Букефал не старался освободиться от его руки - скинул плащ и легко вспрыгнул на коня, одной рукой держась за уздечку, другой за холку . Александр пустил его галопом через долину, чтобы он поостыл. Филипп воскликнул:"Зачем я ему позволил, ведь он убьется"! Всех охватила тревога. Конь быстро удалялся, унося на себе вцепившегося в гриву ребенка. Никто никогда не видел столь стремительного и в то же время столь опасного скакуна.
Почувствовав, что конь успокоился, мальчик спокойно прогнал его несколько кругов и медленным шагом подвел его к Филиппу. Взволнованный настолько, что в углу его единственного глаза блеснули слезы, Филипп, раскрыв объятия, заключил в них ребенка, поцеловал его в лоб и сказал: "Сын мой, придется тебе в других краях подыскивать достойное тебя царство: Македония слишком мала для тебя".

Александр сумел подчинить своей воле лучшего коня; Филипп же решил дать ему лучшего учителя, но, затратив на поездку к Платону тринадцать золотых талантов, был очень огорчен его внезапной кончиной. Однако у Платона был, что называется, блистательный преемник, выделявшийся среди других учеников и, по счастью, юность проведший в Македонии. Аристотель, уроженец города Стагира, греческой колонии, разрушенной Филиппом во время походов, принадлежал к роду, восходящему к Асклепию, в котором врачебные знания передавались из поколения в поколение.
Для философа приглашение Филиппа было очень важным, и он отнёсся к нему с большой ответственностью. Философ сумел наилучшим образом справиться со своей задачей. Его интересовали не двор и власть, а только доверенный ему драгоценный человеческий материал — царственный юноша. Он видел в Александре будущего гегемона эллинов и, более того, самого могущественного властителя Европы.
Аристотелю было в это время около сорока лет.
Надо учесть, что всему греческому в лице Аристотеля противостояла патриархальная македонская традиция – стержень той среды, в которой рос Александр. Царевич оказался между двумя жерновами, и «помол» получился совершенно неожиданным…
Аристотель передал мальчику некоторый запас фактических знаний. Но гораздо важнее было то, что он сам служил ему примером. Глядя на философа, мальчик учился ценить все возвышенное и благородное, постигал греческую культуру. Они изучали не произвольно вырванные фрагменты различных наук, а гармонию духовного существования в целом. Узнавание и понимание красоты, трудолюбие, добро и его воплощение в лучших произведениях — все это теперь предстало перед духовным взором Александра. Во всем надо было стремиться к постижению наивысшего: «Да не убоится человек создавать бессмертное и божественное». Впервые Александр, самой природой предназначенный к великим делам, приблизился к тому, что впоследствии определило его жизнь,— к безграничному и бесконечному.
Аристотель открыл перед Александром мир. Он объяснил, что Ойкумена состоит из трёх поясов – холодного на севере, жаркого на юге и умеренного между ними. В этом умеренном поясе и расположены Средиземное море со всеми государствами его бассейна, Персия и Индия; море через Столпы Геракла впадает в мировой океан, облегающий Ойкумену. Легендарные земли гипербореев и киммерийцев, царство амазонок, варварские территории, изобилующие «белыми пятнами, но оттого ещё более привлекательные, манящие своей неизведанностью. Царевич увидел перспективу, ощутил протяжённость Ойкумены.

Не будет большим преувеличением сказать, что благодаря Аристотелю он впервые почувствовал себя не просто македонянином или эллином, но гражданином мира. Трех лет хватило Аристотелю, чтобы научить его тому, что он знал о геометрии, географии, морали, праве, физике, медицине, истории и философии - с тем, чтобы однажды он стал царем не только по титулу, но и смог бы помериться знаниями с любым жителем его владений, каким бы ремеслом тот не занимался. Впрочем, в этом деле Аристотель следовал наставлениям Платона - тот говорил, что "неосведомленность в медицине, философии, геометрии, логике и неспособность высказать свое мнение об этих предметах - позор для царя".

Против отца
4 августа 338 года до н.э. у Херонеи встретились две армии и это было первое участие юного Александра в одной из самых значительных битв древней истории. По сути, разбив строй привыкшей к победам фиванской фаланги, Александр тем самым решил исход сражения. Царь с гордостью смотрел на своего сына. Когда солнце село, Македония стала властительницей Греции, а Александр - победителем битвы при Херонее. В рядах македонцев уже стали поговаривать: "Филипп - наш полководец, а Александр - наш настоящий царь". Царь отправил сына вместе с Антипатром в Афины, куда, возглавив торжественное шествие, они должны были доставить пленных, а также пепел павших в сражении. В первый и единственный раз, Александр вступил на священную землю Афин. Мы ничего не знаем о впечатлении, которое вынес юноша из этого посещения, но, должно быть, оно сыграло свою роль в жизни основателя новых городов.

Каждая война приносила Филиппу Македонскому новую любовь. Казалось, его походы не могли закончиться до тех пор, пока новая женщина не взойдет на его ложе. Наложницы были военной добычей, украшавшей его дворец. Но на этот раз дело дошло до свадьбы, т.к. его новая возлюбленная была девушкой из аристократического рода, племянницей военачальника Аттала. Филипп удалил от себя Олимпиаду, мать Александра, по подозрению в супружеской измене и стал поощрять слухи о том, что Александр не является его законным сыном. Таким образом, новая брачная авантюра царя приняла неприятный оборот.

Как и следовало ожидать, свадьба Филиппа и Клеопатры проходила напряжённо. Когда Александр занял почётное место за столом, он сказал отцу: «Когда моя мать снова будет выходить замуж, я приглашу тебя на её свадьбу». Эта реплика едва ли могла улучшить обстановку. Как обычно, за трапезой было выпито много вина. В довершение всего встал Аттал, дядя невесты и предложил тост за то, чтобы у Филиппа и Клеопатры родился «законный наследник престола». Наконец тайное стало явным, причём таким образом, что никто, и особенно Александр, не мог это проигнорировать.

Александр в гневе вскочил и крикнул: «Ты что же, называешь меня незаконным сыном?!» - и швырнул кубок в лицо Атталу. Завязалась ссора. Филипп, выпивший больше этих двоих, бросился с мечом не на Аттала, который оскорбил его сына и наследника, а на Александра, но споткнулся и рухнул на пол. Вот, почтенные гости, - сказал Александр с ледяным презрением - человек, который хотел совершить поход из Европы а Азию, а сам не может перейти с ложа на ложе. После этого он удалился, и к следующему утру, они с матерью пересекли границу Македонии.

Можно было опасаться, что напряженные отношения между отцом и сыном окончатся разрывом. Но судьба разрубила этот трагический конфликт одним ударом.. Это произошло летом 336 г. до н. э. Войска уже собирались выступить в поход против персов. В старинном престольном городе Эги готовилась свадьба сестры Александра с эпирским царем.

Свадебный пир проходил торжественно, без споров и разногласий. На следующее утро ожидали апогея празднества: в нем должен был принять участие народ. После торжественной процессии предполагались игры в театре. Уже ночью люди устремились к театру, чтобы занять лучшие места. Великолепное шествие двигалось через празднично возбужденную толпу. Шли гости, послы, высшие чины македонской армии. Участники процессии несли изображения двенадцати богов, а с ними и статую тринадцатого бога — гордого и могущественного царя Македонии. Сам царь шел между наследником и женихом. Их окружала царская стража. Процессия вошла в театр. Филипп миновал ворота; раздались радостные возгласы. И тут словно сверкнула молния. Коварно спрятанный в складках одежды убийцы изогнутый меч пронзил царя. Филипп пал мертвым. Убийца пытался бежать, но споткнулся - стража нагнала его и убила.

В лице царя погиб великий созидатель, преждевременно оставивший свое гармонически прекрасное творение, которое оказалось незавершенным. Царь был умерен в средствах до тех пор, пока его не погубили страсти и судьба: любовь, вспыхнувшая к молодой красавице, и судьба, пославшая этому гению сыном и наследником Александра. Со смертью Филиппа умерла и надежда объединить греческие и македонские сердца в их стремлении к общему будущему. Эта идея не нашла в Александре ни сторонника, ни защитника. У этого человека вскоре появилась иная, титаническая цель: замыслы Филиппа оказались слишком узки для него. Его задача была шире — объединить все страны и народы.

To be continued
( из книги Ф. Шахермайра "Александр Македонский" и по материалам сайта http://www.vrata11.ru/mosaic/alexander/1.htm )
 
Аренда авто на Крите
 
.... Остается добавить, что яркая и славная судьба Александра Филипповича(именно его деяния) послужила катализатором распада, а в дальнейшем и уничтожения древнегреческой культуры и государственности.Он увел лучших представителей всей Эллады на убой.Окружавшим народам и государствам осталось лишь разграбить и растащить все что осталось, так же , как много позже Крестоносцам(Генуэзцам), а потом и османам.Его жизнь- один из величайших уроков истории,а для греков- фатальный урок, после которого они так и не смогли оправиться
ZH O PONTON!
 
Вообще-то странно говорить "греки и македоняне" :| Ведь македоняне - это этнические греки (хотя и не эллины, т.е. не часть "культурного мира" того времени).

Kosta,
ну не надо так :) Не увел он их на убой, а спас Грецию от персидской угрозы. Если бы Александр не объединил тогда Грецию и не разрушил Персидскую империю, то эта империя просто поглотила бы разрозненные греческие государства, и греков бы вообще не осталось.
И еще Александр распространил греческую культуру по всему известному тогда миру. А то, что империя его потом развалилась - так развалилась она на несколько сильных государств, которые просуществовали (под управлением греков!) еще очень долго.
 
Цитата
Olga R. пишет:
спас Грецию от персидской угрозы. Если бы Александр не объединил тогда Грецию и не разрушил Персидскую империю, то эта империя просто поглотила бы разрозненные греческие государства
От Персидской угрозы Грецию спас еще до Александра его отец- он фактически обьединил армии отдельных гр-х правителей.А Персия к тому времени была очень слаба, и о походе ее армии на Грецию тогда не могло быть и речи.Ну да ладно, АВ разбил персов, угрозы нет, но чего дальше то лезть было?Слишком молод и горяч был, вот и понесло его- и армию сгубил и страну.но он действительно был велик, раз по сей день о нем спорят! :)
ZH O PONTON!
 
Цитата
Olga R. пишет:
спас Грецию от персидской угрозы

Разве Дарий Третий представлял серьезную угрозу для Балканской Греции? Уже со времен "Панегирика" Исократа все прекрасно понимали, что времена битв с персами на греческой территории давно прошли.
 
Такси на Крите. Трансферы на Крите
 
"Его жизнь- один из величайших уроков истории,а для греков- фатальный урок, после которого они так и не смогли оправиться"-пишет Kosta.
Когда человек рождается, он обрекает себя на смерть.
(Шпенглер).
 
То же самое можно сказать и про любую цивилизацию в истории.
 
Ужасно рада, что обнаружила здесь эту тему!
В самом деле - ну как грекам без Алесандра? 39-q :D
Всё написанное выше справедливо. Однако, всё же сдаётся мне, что с Александром было далеко не всё так просто. Вот что я написала в своём дневнике на одном из сайтов. Почитайте, и обратите особое внимание на последние цитаты из Плутарха.

Однажды в Интернете я обнаружила икону Преподобного Сисоя Великого, изображённого коленопреклонённым перед гробницей Александра Македонского:
http://www.obraz.org/index.php?menu=search&list=on&icon_id=808
И так как у меня никаких мыслей по поводу того, что всё это может значить не было, я тут же начала доставать все попадающиеся на моём «пути» христианские сайты, мол помогите понять - из каких это побуждений Святой и Великий упал на колени перед нашим, можно сказать, родным и любимым Шуриком?
Меня давно интересовала эта грандиозная историческая личность. А если учесть, что из книги «Откровения ангелов-хранителей» я узнала, будто Александр приходил на землю чтобы подготовить людей к приходу Христа, то можно понять, что любопытству моему ну просто не было предела!
Ну, блин, подумала я, а вдруг дед был ВИДЯЩИМ, к примеру как тот Иоанн Креститель, который сразу же признал Христа, впервые увидев Его на реке Иордан?
Честно говоря, имея некоторое сугубо личное представление о церкви и всех её блаженных обитателях, я ожидала, что тут же мне и дадут по шее за проявление столь, прямо скажем, нехристианского еретического любопытства. Однако упорное гробовое молчание со стороны уважаемых святых отцов было для меня, пожалуй, ещё хуже всякого рода зуботычин.
И вот буквально на днях я получила-таки ответ на свой вопрос, который, честно говоря, изрядно меня разочаровал. Кроме меня вопросом этим заинтересовался… один убеждённый атеист. Вот что он мне написал:

Василий Бондаренко. Смиренья ради вознесенные // Вокруг света. - 2001. - № 2
Жить последним днем, а значит, не упускать никакой возможности к доброделанию, — так кратко можно выразить онтологию христианского сознания. Яркой иллюстрацией этой мысли может служить довольно редкая иконография из соборного храма св. Варлаама над входом в основной предел. Она изображает авву Сисоя, склонившегося над останками Александра Македонского, оплакивающего их и с сокрушением вопрошающего: «…к чему вся эта слава, богатство, великолепие, которого безвозвратно лишается человек со смертию, а бессмертная, но истерзанная несовершенством душа, словно заключенная в темницу своего бренного тела, так и не обретет для себя покоя, ибо не радел человек о воспитании ее, не упражнял в молитве, богомыслии, не закалял в лишениях и скорбях. О, смерть, кому возможно избежать тебя!»
И ещё:
Видимо, всё-таки данную конкретную икону не обязательно считать подтверждением Вашей версии:
Ахимандрит Ефрем Святогорец. Отеческие советы.
Когда помыслим о последнем своем жилище, тогда узрим собственными очами всю человеческую суету, как и авва Сисой, когда увидел гроб Александра Великого, воскликнул:
— Увы, увы, смерть! Тебя, Александр, тебя не вмещал целый мир, и как же вместили тебя две пяди земли?


Вобщем с Сисоем вышел у мну полный облом. А точнее – так могли подумать все, но только не я! Конечно он вполне мог произнести именно ЭТИ слова, и разумеется он именно их и произнёс. Но! Как же быть с тем, что ранее я читала у Плутарха?! Вот выдержки из его «Жизнеописания Александра»:
1.Прорицатель Аристандр в белом одеянии и золотом венке, скакавший рядом с царем, показал на орла, парившего над головой Александра и летевшего прямо в сторону врагов. Все видевшие это воодушевились. Воины ободряли друг друга, и фаланга, вслед за конницей, хлынула на врага. Варвары отступили прежде, чем передние ряды успели завязать бой.
2. Желая увидеть Океан, Александр построил большое число плотов и гребных кораблей, на которых македоняне медленно поплыли вниз по рекам. Но и во время плавания Александр не предавался праздности и не прекращал военных действий. Часто, сходя на берег, он совершал нападения на города и покорял все вокруг. В стране маллов, которые считались самыми воинственными из индийцев, он едва не был убит. Согнав врагов дротиками со стены, он первый взобрался на нее по лестнице. Но лестница сломалась, а варвары, стоявшие внизу у стены, подвергли его и тех немногих воинов, которые успели к нему присоединиться, яростному обстрелу. Александр спрыгнул вниз, в гущу врагов и, к счастью, сразу же вскочил на ноги. Потрясая оружием, царь устремился на врагов, и варварам показалось, будто от его тела исходит какое‑то чудесное сияние. Сперва они в ужасе бросились врассыпную, но затем, видя, что рядом с Александром всего лишь два телохранителя, ринулись на него и, несмотря на его мужественное сопротивление, нанесли ему мечами и копьями много тяжелых ран.
И наконец:
3.Александр отправился к храму Аммона. Дорога туда была длинная, тяжелая и утомительная. Более всего путникам грозили две опасности: отсутствие воды, ибо много дней они шли пустыней, и свирепый южный ветер, который обрушивался на них среди зыбучих, бесконечных песков. Говорят, что когда‑то в древности этот ветер воздвиг вокруг войска Камбиза огромный песчаный вал и, приведя в движение всю пустыню, засыпал и погубил пятьдесят тысяч человек. Все это было заранее известно почти всем, но, если Александр ставил перед собой какую‑либо цель, удержать его было невозможно. Ибо судьба, покровительствовавшая его устремлениям, делала его упрямым. Он не только ни разу не был побежден врагами, но даже оказывался сильнее пространства и времени; это поощряло его и без того пылкое честолюбие и увлекало на осуществление самых пылких замыслов.
Помощь, которую оказывало божество Александру в этом трудном походе, внушила людям больше веры в него, чем оракулы, полученные позднее; мало того, именно эта помощь, пожалуй, и породила доверие к оракулам. Начать с того, что посланные Зевсом обильные и продолжительные дожди освободили людей от страха перед муками жажды. Дожди охладили раскаленный песок, сделав его влажным и твердым, и очистили воздух, так что стало легко дышать. Затем, когда оказалось, что вехи, расставленные в помощь проводникам, уничтожены и македоняне блуждали без дороги, теряя друг друга, вдруг появились вороны и стали указывать путь. Они быстро летели впереди, когда люди шли за ними следом, и поджидали медливших и отстававших. Самое удивительное, как рассказывает Каллисфен, заключалось в том, что ночью птицы криком призывали сбившихся с пути и каркали до тех пор, пока люди снова не находили дорогу.Ну разумеется все эти факты не более чем выдумки ни то современников Александра, ни то его более поздних почитателей, ведь легенд об Александре накопилось в народе едва ли не больше чем о любой другой исторической личности.
Всё это более чем похоже на правду, тем более, что называть Александра «божественным» начали ещё задолго до того, как жрецы храма Египетского храма Амона назвали его сыном Бога.
Морис Дрюон "Александр Македонский или книга о Боге".
«Александр Великий, умерший в возрасте тридцати неполных лет, с самого своего рождения рассматривался некоторыми жрецами, людьми посвященными, и знатоками-оракулами на обоих берегах Средиземного моря как сын Зевса-Амона. Афиняне, большинство греческих городов и даже сами римляне официально признали его тринадцатым среди олимпийских богов; египтяне короновали его как фараона, вавилоняне -- как царя. Евреи увидели в нем одного из князей мира, предшественника Мессии, о котором говорится в пророчествах Даниила. Некоторые народы Индии взяли за образец его черты, чтобы представить себе Будду, которому до прихода завоевателя не придавали зрительного образа. Некоторые первые христианские церкви благославляли его и устраивали праздники в честь Александра. Ислам поместил его среди героев под именем Искандер, а также в Коране -- под именем Дуль-Карнаин (то есть человек о двух рогах, поскольку арабские народы помнили его изображения на монетах в облике Зевса-Амона с бараньими рогами). Оккультисты никогда не переставали им интересоваться. Предание гласит, что доктор Фауст в конце XV века вызывал дух Александра в присутствии императора Максимилиана.

Интересно, что Христос родился и бродил с проповедями именно на завоёванных Александром территориях. Словно тот подготовил их, очистил для этого...
 
Александр Македонский. Так чей-же он? Греческий или македонский? Филипп был царем Македонии, но Грецию он заваевывал. Дипломатией и мечом. А после нашествия славян у нас повилось две Македонии. Одна со столицей в Салониках, а другая в Скопье. Так чей же спрашивается Александр?

Покорение Персии - один из самых правильных шагов Александра. Он создал симбиотическую (а иначе ее трудно назвать) имеприю. Имеприя с греко-персидской культурой. Вот правда расширять он ее начал не в ту сторону. Какого хрена ему в Индии понадобилось? Захватил бы лутше Рим и Карфаген.
 
Цитата
Эллинас пишет:
Александр Македонский. Так чей-же он? Греческий или македонский? Филипп был царем Македонии, но Грецию он заваевывал. Дипломатией и мечом. А после нашествия славян у нас повилось две Македонии. Одна со столицей в Салониках, а другая в Скопье. Так чей же спрашивается Александр?

Покорение Персии - один из самых правильных шагов Александра. Он создал симбиотическую (а иначе ее трудно назвать) имеприю. Имеприя с греко-персидской культурой. Вот правда расширять он ее начал не в ту сторону. Какого хрена ему в Индии понадобилось? Захватил бы лутше Рим и Карфаген.
Александра несомненно можно назвать не иначе как Гражданином Мира. Вроде бы как космополитом он был, хоть и не еврей :D . Хотя евреи и признали в нём своего пророка.
А вот на Рим и Карфаген как раз выступать он собирался. Да только не усел, умер. Мне кажеться, что это сами боги вмешались, потому, что только они были в силах остановить его тогда... :)
 
Цитата
Aleksa M пишет:
А вот на Рим и Карфаген как раз выступать он собирался. Да только не усел, умер. Мне кажеться, что это сами боги вмешались, потому, что только они были в силах остановить его тогда...
Боги соврешенно непричем. :) Александр завел себе много врагов в стане своей армии. В знаменитом фильме это очень хорошо отражено. И неудавшийся поход на Индию только усугубил положение. Взять молодые имеприи Рима и Карфагена было-бы куда как проще нежели Индию. Александра просто отравили его собственные командиры.
 
Цитата
Боги соврешенно непричем. Александр завел себе много врагов в стане своей армии. В знаменитом фильме это очень хорошо отражено. И неудавшийся поход на Индию только усугубил положение. Взять молодые имеприи Рима и Карфагена было-бы куда как проще нежели Индию. Александра просто отравили его собственные командиры.
О! Так уверенно? Ужасно рада познакомиться с очевидцем столь давней трагической истории! ;)
Почитайте Плутарха и других тоже. Версия отравления давно уже была определена как неверная. Вроде бы даже свидетельсва очевидцев внимательно изучали медики, которые выдвинули свою, сугубо професиональную версию - у Александра был врождённый порок сердца, от чего, собственно, и скончался.
 
Расчет дней пребывания в Шенгене по визе
 
О! А медики то же дожили до современности? ;)
Помоему даже гробницу Александра еще не нашли. Чего уж рассуждать о том, умир он своей смертью или его отравили. Лично я думаю, что его отравили. Зависть потчиненных погубила и погубит много хороших людей. Но так это или нет - думаю никто точно не скажет. :)
 
Цитата
Athiina пишет:
Об Александре Македонском написано сотни, тысячи книг

если точнее, 20 тысяч.

Цитата
Эллинас пишет:
Помоему даже гробницу Александра еще не нашли.

не нашли. сказано, что он похоронен в александрии, только вот он основал вобще-то 17 александрий. было поверье, что тот, кто похоронит александра, станет самым удачливым правителем своего времени. а таковым был птолемей. отсюда мнение, что он похоронен в александрии египетской. опять-таки лишь догадки.

[QUOTE]Эллинас пишет:
Чего уж рассуждать о том, умир он своей смертью или его отравили. Лично я думаю, что его отравили

так же думают многие историки, и античные, и современные. по одной из самых распространенных версий, яд приготовил аристотель, а доставил в вавилон кассандр (который александра ненавидел люто, даже после его смерти), а поднес яд в кубке с вином во время пира иолай (сын антипатра, как и кассандр). справедливости ради скажем, что кроме отправления и упомянутого выше в сей теме порока сердца, александру приписывают также смерть от малярии, которой он заразился в индийских болотах. плюс алкоголизм-с, плюс последствия страшного ранения (опять-таки в индии) - итого сила сопротивления организма упала. ни одна из версий не доказана на сто процентов.
 
Версия про Аристотеля сродни теме: Гагарин жив, его инопланетяне к себе на небо забрали.
А отравить его конечно могли: желающих хватало. Я думаю умер сам: всю жизнь в походах, много раз ранен, в том числе и очень серъезно, постоянные походы и лишения, сменяемые периодами пьянсва и обжорства. Какой организм выдержит? Друзья уже начали умирать, тот же Гефестион.
А вообще обе версии одинаково недоказаемы. таких в мировой истории хоть "пруд пруди", напрмер, царевич Димитрий - убили или сам на ножичек упал?
Когда умирает такое лицо, сразу версии идут - "убрали", отравили и т.д. /Рассуждать на эту тему можно бесконечно.
 
Александра Македонского отравили водой из реки Стикс

Группа американских ученых установила поразительное совпадение симптомов смертельного заболевания Александра Македонского в 323 году до н.э. и воздействия на человека токсичных бактерий из греческой реки Стикс, сообщает The Telegraph.
Ученые полагают, что именно отравление водой из реки Стикс могло быть причиной смерти создателя эллинистической империи.
В греческой мифологии Стикс считалась рекой, которая течет в царстве мертвых, однако многие считали, что этот поток также течет на земной поверхности под именем зараженной смертельными бактериями реки Мавронери на Пелопоннесе.Telegraph
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 2)