8 опусов одного эмбиентного октябрьского вечера

Блоги о Греции


8 опусов одного эмбиентного октябрьского вечера

Предыстория здесь. Теперь поехали.

Погодка сегодня выдалась эмбиентная, не иначе. Будто живая иллюстрация к композиции Approach: низкое свинцовое небо; тихий, грустный дождь; дикие, сумасшедшие порывы ветра (давненько такого не было), так кинематографично поднимающие желтую листву с мокрого тротуара и бросающие ее под ноги, на черное пальто, в лицо (ничего не преувеличиваю: так и было!) Замедляю шаг, делаю громче звук, растворяюсь в композиции, в которую влюбилась с первого аккорда. Но, к делу…

Первый раз я была в ГЦСИ в далеком 2006 году на презентации по поводу одной из международных премий в области архитектуры. Что тогда больше всего запомнилось и навсегда отпечаталось в памяти – это просмотр авторской анимации с красивейшим саундтреком (пусть и не оригинальным). Камерная атмосфера «с легким налетом академизма» (восхитительное сравнение); белые стены и по преимуществу черные тона, в которых выдержан фильм; захватывающая дух акустика, отдающая внутрь каждой клеточки организма, - все это органично соединялось друг с другом, составляя красивейшую живую композицию, а фильм и музыка заставляли сердце то трепетать, то замирать. Собственно, отчасти именно поэтому я подумала: «А почему бы не пойти и в этот раз?» Плюс сам жанр, в котором работает Subheim, мне довольно-таки близок: обожаю Amethystium и Mike Oldfield, а также Enya и Secret Garden, хотя на глубокого знатока и утонченного ценителя данного жанра ни в коем случае не претендую (заметка на полях: ничего не путаю, так как New Age, к которому относятся 3 последних имени, – «ближайший родственник» стиля эбиент). Таким образом, решение укрепилось. Далее я первый раз услышала Approach (она же Away) – эту немногословную композицию, которая то вводит слушателя в состояние гипноза, токовыми потоками погружая во мрак и заставляя сердце останавливаться, то чувственными фортепианными каплями вновь возвращает к жизни - сознание, но не сердце: оно, как упруго натянутая струна, лишь трепещет, отдает гулом, но не находит отклика вовне и не оживает даже с последними аккордами. И ты заново, вновь и вновь, проигрываешь композицию, надеясь, что это поможет отпустить струну, вернуть сердце к жизни, что-то найти среди этих 6 минут, но… Нет, не помогает. Ответа нет. Меланхолия комы. Пустота Космоса. И потому в тот вечер Approach хотелось слушать еще и еще - и теперь уже в ГЦСИ: камерная атмосфера, акустика, прорезающая насквозь музыка. Пути назад не было: «Скорей бы 6-ое!!!»

Чтобы хоть как-то утолить жажду, приступила к более тесному знакомству с творчеством Subheim. После Approach ярко выделяются Ybe 76 и One Step Before The Exit (Reconstructed by Flaque) – холодная, но нежная; решительная, но мягкая музыка, настраивающая на атмосферу самосозерцания и сумрачной печали в ночной тиши. Но в этой печали нет безысходности (как, впрочем, нет и надежды) – есть сила жизни и выживания, несгибаемая воля борьбы. Это, действительно, музыка Космоса, что, однако, не мешает ей оставаться при этом земной, хотя именно «человечности» пока еще не хватает. «Человечность» чувствуется уже во втором альбоме – No Land Called Home, и, наверное, именно поэтому его композиции вызывают уже вполне конкретные сюжетные ассоциации, а не обобщенные характеристики, как это было с Approach.

Акцентирую внимание на том, что нижеследующие строки – это не бред сумасшедшего, а то, что я «вижу», когда слушаю ту или иную композицию. Поэтому желательно включить ее, чтобы проникнуться :) / предложить новую трактовку!


На мой взгляд, ключевая композиция всего альбома.
Немного расстроенная гитара, никак не складывающийся мотив, ноющая скрипка; а где-то за углом, в глухой металлической пустоте, едва теплится жизнь: кто-то время от времени лениво постукивает молотком, перетаскивает железную проволоку и что-то небрежно роняет. А музыкант-странник, присевший отдохнуть в очередном уголке, где-то in the middle of nowhere, где-то at the edge of the world, снова не нашел себе места и отправился дальше. No land called home.

Когда вчера увидела вот это видео к этой композиции, улыбнулась: вот уж, действительно, женский подход к эмбиенту. Думаю, Костас тоже был бы удивлен моей трактовкой :D.
2) Between Fear And Love

«Что может один человек дать другому, кроме капли тепла? И что может быть больше этого?»
Эрих Мария Ремарк, «Триумфальная арка»


Нарастающий и тут же угасающий, щемящий и словно что-то вытягивающий из сердца звук; частый - еще чаще - пульс… Бег!

Вот эта твоя волшебная Любовь, Ксюш, с большой буквы, для меня, чертова логика-рационалиста, находится вне понимания. Это ж надо "чувствовать" что-то. А я привык "понимать", "знать" и так далее. А знаю я то, что каждому из нас друг от друга что-то нужно.

Наверное, одному человеку от другого нужна всего лишь поддержка и осознание своей необходимости, «чтобы затушить великую грусть в своих сердцах». На мой взгляд, любовь – это побег от трех наших самых главных страхов: страха одиночества, страха беспомощности перед лицом холодной Вселенной и страха «бессмыслицы Бытия».

Кто придумал слово «любовь»? Зачем оно? Ведь уже есть два других слова: побег и тепло.

Бег. Частый – еще чаще – пульс. Финиш.
3) Dusk

Как уже было отмечено выше, композиции второго альбома Subheim более «очеловечены», и это, как нигде, проявляется именно в Dusk. Багровый, тревожный закат под звуки неумолимо строгой, беспощадной виолончели и хрупко плачущей скрипки; не находящее себе места, мечущееся в тревоге фортепиано – до тех пор, пока щемящие тоска и печаль не найдут выхода в грудном соло Кати, а долгожданные ударные не разрядят атмосферу натянутой струны.

Вдруг голос обрывается: слезы кончились. Но пустота осталась. Строгая виолончель: не до жалости и скрипки. И лишь сильно бьется сердце, пока так внезапно не надорвется. Сумерки.

К сожалению, в этой композиции убита очень оригинальная идея. По крайней мере, на мой очень субъективный взгляд. Начиная с 2:10 ударные как бы очерчивают в безликой уличной толпе группы, а духовые выделяют среди групп отдельные фигуры, наделяя их лицами. В то время как гораздо эффектнее было бы всю композицию построить на нарастании звука (олицетворяет утро) и его последующем плавном угасании (вечер) – через неопределенный, словно размытый дождем, сливающийся сухой гул вечно спешащих людей посредине – так, как это удачно изображено в течение первых 2 минут.

* * *

Прибыла в 18:50, за 1 час 10 минут до начала, и была первой. Благополучно купила билет и получила бесплатное приложение к нему в виде такого вот «штампика» на руку. Оригинально: такого опыта у меня еще не было.



Прохожу в Малый зал и испытываю, мягко говоря, разочарование. Ни о какой «камерной атмосфере» с «легким налетом академизма» речи и быть не может: обычная аудитория для конференций, а вот «камерную атмосферу» и тот самый «налет» искать надо этажом ниже. Именно в этих стенах я была в 2006 и именно о них я думала, представляя себе, как стильно и эффектно будет звучать там Approach. Опус первый.


А пока пойдем заливать горе в кафе «Цех» (ГЦСИ располагается в реконструированном здании бывшего стекольного завода) на первом этаже. Бокальчик свежевыжатого апельсинового сока, правка уже написанного и работа над свежими впечатлениями: эхх, в жизни мне явно не хватает творчества :D.



Как и полагается законопослушным гражданам, в 19:55 отправилась на третий этаж в то, что громко называется Малым залом. И обнаружила некое подобие очереди, тянущейся с самого второго этажа (лестница узкая). Нет, это не очередь за билетами - это очередь из других таких же законопослушных граждан, которых, увы, не пускают внутрь. «Не пускали» еще минут 15. Опус второй. Кстати, пока «не пускали», обратила внимание на гостей: в основном молодые люди до 35 с очень интеллигентными лицами; не увидела ни одного субъекта, который мог бы поселить в моей голове мысль: «Куда я попала?!» Забегая вперед, скажу, что гостей было не много: не больше 100 человек точно.

Наконец-то запустили - каждый занял места согласно купленным билетам. Мне повезло: очень удачно разместилась в самом первом ряду, и притом в самом центре. Впрочем, это просто привычка уже такая: сидеть в центре первого ряда студенческой аудитории, которой данный Малый зал и является.

Минут через 10 выяснилось, что открывает программу не долгожданный и любимый Костас, а M.A.R.S. – Московское общество исследователей эмбиента. Опус третий.

Так как я в электронной музыке мало что смыслю, даже не сразу поняла, что началось выступление МАРСиан: как они сидели за ноутбуками, когда мы вошли, так и продолжали сидеть. А то, что музыка при этом играет, – «А, ну это, наверное, что-то вроде увертюры». И только когда я спустя некоторое время обратила внимание на то, что на экран что-то проецируется, какие-то размытые картинки, до меня дошло, что «уже!». Кстати о картинках. Организаторы обещали «интерактивные видеоинсталляции», но ЭТО больше напомнило мне видеопроекции, нежели видеоинсталляции. Впрочем, спишем все на то, что я в электронной музыке и иже с нею мало что смыслю, хотя справедливости ради отметим про - опус четвертый. А там, где четвертый, и пятый не за горами: то, чтО господа с МАРСа играли, даже такому «чайнику», как я, ни за что не покажется эмбиентом, увольте. Ведь не всякая электронная музыка является при этом эмбиентом. МАРСиане вроде как эмбиент «исследуют», хотя играют при этом «просто электронку». Ладно, пусть играют (тем более, что одна из композиций очень даже ничего была), только побыстрее: я Костаса хочу увидеть и услышать.







А вот и Костас появился: скромненько подобрался к первому ряду и сел чуть левее меня. Радости моей не было предела (ура, скоро начнется!), пока я не увидела у него в руках огромную жестяную банку с пивом. Не хочу сказать ничего плохого, но для меня это был шок – немного, совсем чуть-чуть. «Ксюша, детка, возьми себя в руки: ты не в театре!!!» Посему опусом шестым не называю.

Что ж, так как фанатом творчества МАРСа не являюсь, надо было чем-то развлекаться - устроила фотоохоту на Костаса, что немного озадачило его импресарио, который сидел рядом и не очень одобрительно поглядывал в мою сторону: «Что еще за агент в черном тут сидит на первом ряду?!» Так и хотелось помахать ему ручкой: «Малыш, мы не в театре! Будь проще!» :)

Итоги фотоохоты:





Ровно через час МАРСиане отдали поле битвы нашему Любимому и Долгожданному, удалившись под бурные рукоплескания благодарной публики. «Ура! Наконец-то! Щас начнется!» Ага. Началось. Прямо щас. Костас приступил к подготовке рабочего места, и это еще минут на 10.
Ну вот теперь точно началось!!!





По выступлению Костаса ничего восхищенного сказать не могу. Играл в основном «дыц-дыц»: ничего из того, что так сильно запало мне в душу (см.выше). И играл как-то без души, что ли... Более того, закрадывается подозрение, что что-то было даже под фонограмму, но не беру ответственность говорить безапелляционно, так как мало что в этом понимаю.

Кати в этот раз тоже не было, так как она вроде плохо переносит самолеты и летает лишь в случае крайней необходимости (официальная версия).

Несколько фотографий.











Кстати заметила такую вещь. В начале выступления Костас играл на барабане, потом кто-то из зала сфотографировал его, мелькнула вспышка – в следующее мгновение Костас уже приступил к импровизации в виде запрокидывания головы назад (как на фото выше). Я раньше думала, что это у них само собой так получается: мол, в роль входят. Ан нет, это делается для красоты и зачастую специально, хоть и по привычке уже. Скучно)

Ровно через час (точность - вежливость королей :!:) Костас объявил, что «сейчас будет последняя на сегодня композиция», - я затаила дыхание: все еще оставалась надежда, что сейчас зазвучат первые аккорды Approach. Пусть улетучилась «камерная атмосфера», пусть стерся «налет академизма» (наверное, потому, что был легким) – пусть. Но ведь акустика-то хоть осталась?! Ну осталась же, а?! А уж остальное я домыслю силой своего воображения! :idea:

Нет, не судьба. Зазвучало что-то другое, и притом «дыц-дыц». А где же про «зацепило»?! Хныык… Что ж, вот теперь точно опус шестой. Ведь Subheim без композиции Approach – это как Kristian Leontiou без Story Of My Life или без Shining (между прочим, тоже грек из Туманного Альбиона! Правду говорят, что зачастую греку, чтобы добиться каких-то высот, надо просто куда-нибудь уехать). А где шестой, там и седьмой не за горами: Джон как-то стерся, его почти и не было видно и слышно за могучей спиной Костаса. А в интервью говорил, что он ему как брат. Что ж, ничего личного – просто бизнес. Грустно)

Итого семь опусов, а этот - восьмой. Прошу не судить строго, не кидаться тапками, если что-то не так сказала: в электронной музыке не сильна. А за хорошее настроение на этой неделе спасибо Костасу - за его творчество, за те композиции, которые мне так понравились. Победителей не судят. Браво.

Но, черт подери, так уж и быть, Approach все-таки ему не прощу: ладно уж, без «атмосферы» и без «налета», но хоть с акустикой-то, с акуустикооой мог бы пособить!!! :D
P.S. Несколько фотографий вдогонку (не знала, куда вписать).

Джон и Костас, если слева направо, как полагается, а если точнее, то Костас и Джон.



Агааа, оно самое))



"Жить, как говорится, хорошо!" - "А хорошо жить еще лучше!"



Кстати "Балтика", а не какое-нибудь немецкое или аглицкое! Приятно :D. Хотя в этом я тоже не разбираюсь)

Теперь можно и поработать)